Рассказ первый, Глава 5

16 сентября 2011 года

Св. Клавиус

Клавиуса и Демеера проводили до просторной комнаты, и пообещали, что граф Алагар примет их, как только закончит заниматься делами.
Комната была обставлена резной мебелью из чёрного дуба. Многочисленные подсвечники были украшены серебряными узорами. Клавиус подошёл к широкой кровати и плюхнулся в шёлковые подушки.
- Да, не допустимая роскошь для служителя церкви. Не так ли Демеер? – Клавиус хитро уставился на племянника, желая услышать ответ.
Родители Демеера погибли во время эпидемии страшного заболевания на территории Готирской империи. Лечить его не научились до сих пор. Тела сжигали. Предсмертной просьбой Теодора, брата Клавиуса было – позаботиться о сыне. И Клавиус выполнил его просьбу.
- Роскошь… Ну я не знаю… почему бы графу не наслаждаться роскошью… – Демеер испытал растерянность. Когда Клавиус говорил и так пристально смотрел – казалось, что он способен читать мысли. И постоянно уличал Демеера во лжи. Конечно, наверное, так просто казалось. Ведь Клавиус был очень умным и опытным человеком.
- Он командир туанов, святых воинов. Пусть их и не много. Он такой же священно служитель, как и все мы. А церковь имеет большую власть именно из-за того, что умеет жертвовать.
Клавиус встал, подошёл к окну и открыл резные створки. В комнату подул прохладный вечерний ветер. На эвкалипте, что рос во дворе Аллагара, чирикали соловьи. Блаженно…
- Видишь ли, Демеер. Люди, простые люди которых ты видишь на базарах и улицах городов, живут не так богато, как другие. Бывает, что утраты делают их слабыми духом. И только вера может это изменить. Как бы они думали, если бы священники жили в золоте и говорили прихожанам: «Ты беден – на всё воля божья»?
Так было бы хуже всем. К тому же, мы очень много экономим, живя в простоте, а не в роскоши. Люди дают деньги на восстановление храмов. А король платит деньги за определённые службы. На эти деньги можно позволить себе возвести колокольню в какой-либо деревушке, или часовню…- Клавиус повернулся к окну и вдохнул свежий воздух. Демеер тоже плюхнулся в кровать.
- А, в общем-то, неплохо, дядя. Разве вам никогда не хотелось жить так?
Клавий повернулся к племяннику и улыбнулся.
- Сложно сказать. Конечно, приятно одеваться в шелка. Но значительно более приятно осознавать, что нежелание купаться в шелках может помочь кому-то – продолжал он, повернувшись к окну. – Это… Это просто наш выбор.
В дверь постучали.
- Входи, кто бы ни был! – Клавиус поспешно закрыл окно и расправил складки на робе.
В дверь вошёл воин в нагруднике чёрного металла с множеством серебряных узоров на нём. Широкий тяжёлый меч говорил о сильной твёрдой руке. Обильная растительность на лице делала вид суровым, но синие глаза отдавали чистотой и доверием.
- Граф Аллагар и графиня ждут ваше Святейшество на ужин – он учтиво поклонился, придерживая меч за рукоять.
- Да, спасибо. Мы готовы – Клавиус взял Демеера за руку и пошёл за воином.
Многочисленные коридоры и лестницы сбили дыхание Клавия.
Он постоянно бубнил в пол голоса – Как же долго… – но, не теряя достоинства, продолжал путь. А путь занял добрых пол часа. Многочисленные коридоры соединялись и разветвлялись множество раз, то уходя под землю, то поднимаясь ввысь. Наконец они вышли в просторную залу, где у окна стоял большой стол. За ним сидел широкоплечий мужчина в красном плаще. Седая борода плавно переходила в бакенбарды. Рядом сидела милая девушка.
При появлении Клавиуса они встали и сделали незначительный кивок головой.
- Приветствую… – начал Клавиус.
- Здравствуй дружище! – Аллагар сорвался с места и обнял друга.
Обменявшись тёплыми словами, они стали усаживаться за стол.
- Малыш Демеер, вот ты какой… – Аллагар потрепал его по плечу.
Клавиус перед тем как сесть обменялся учтивыми кивками с девушкой и повернулся к Аллагару.
- Есть много дел, которые надо обсудить.
Граф налил вина гостям.
- Я знаю, дружище. Мне уже доложили о произошедшем позавчера. И я надеюсь, господь будет с нами… ведь планы твои черны, брат.
Мы это обсудим, но сначала давайте отобедаем.

Тиф

Дальше всё шло как нельзя лучше, под видом разносчика напитков я продал Вэлиору заваренный из бабкиной травки чай. Я уже выходил из палатки, как сзади послышался какой-то суматошный шум. Обернувшись, я увидел, как толпа стала обступать лежавшего на земле Вэлиора.
- Старая ведьма! – мелькнуло в голове, и это было не оскорбление, это была догадка. Наверняка, эта старуха была ведьмой и заметила, как я стащил её деньги. Видно так она хотела мне отомстить. И хотя отравить ей меня не удалось, но месть все же состоялась. Кто-то из толпы, уже что-то неразборчиво орал показывая в мою сторону. Ничего не оставалось кроме как бежать. Слава богу, скрыться в такой толпе мне не составляло труда. Но вот дальнейшая моя деятельность была под угрозой. Теперь наверняка, к палатке приставят новых часовых, да и сами участники будут бдительнее. Всё это требовало серьезного обдумыванья, к тому же задачу на сегодня я уже выполнил. Так что я отправился в трактир. Я был уверен, что никто из тех зевак меня не запомнил, и прибывшие следопыты, которых, несомненно, вызовут, будут вынуждены выслушивать разрозненные показания, а даже скорее сплетни.
Взяв номер в трактире, я стал, было, обдумывать текущую ситуацию, но тут раздался стук в дверь. Дождавшись позволения, гость вошёл. Этот человек был в сером балахоне, невидно было даже лица, которое было спрятано глубоко в капюшоне. Отрывистым басом человек поздоровался, это было даже смешно. Я без особого труда понял что под балахоном девушка, и могу поспорить, что очень привлекательная. Несмотря на то, что сейчас на ней минимум десяток свитеров, и сапоги размеров на восемь больше.
- Здравствуйте. Мне известно, кто виновен в смерти Вэлиора. Так что, в ваших интересах…
Тут я не выдержал.
- Кончай придуриваться, Атанни. – я уже давно понял, что передо мной та эльфийка, которую я видел в списке участников турнира. Поэтому с этими словами я сделал движение, чтобы сдёрнуть капюшон, но тут же оказался на полу. С заломоной за спину рукой я лежал уже около трёх минут, она явно не ожидала, такого поворота событий, и судорожно пыталась что-либо придумать. В конце концов, мне это надоело и проявив способности ловкого вора я встал рядом с ней. Капюшон уже слетел с её головы и открыл симпатично личико молодой эльфийки. Такого поворота она тоже не ожидала поэтому продолжала сидеть на полу. Только, спустя несколько минут, с её губ сорвалось первое «Как?».
- Ну, только эльфийки могут так элегантно носить сапоги пятидесятого размера – постаравшись разрядить обстановку, пошутил я.

Св. Клавиус

- Я так понял, что ты хочешь бросить на ворота королевского дворца моих туанов. Я не считаю это хорошей идеей. Да, они хорошие воины, я бы даже сказал – лучшие, что я видел. Но что может сделать посох, пусть и окованный сталью против кристаллических доспехов? Ты думал над этим, Клавий? Я уж не говорю, что королевские гвардейцы превосходят в численности наших людей… тфу… – Аллагар выплюнул косточку ножки на тарелку. Молоденькая жена его Тави, нахмурила носик и отвернулась в сторону.
- Думал, конечно. Ты не посчитал добровольцев, которых уже две сотни набралось. Среди них есть и кузнецы и грузчики. Крепкие мужи! Они уже обучаются боевому ремеслу у меня в резиденции. – Клавий потрепал с этими словами плечо Демеера, помогая почувствовать себя в новой компании “в своей тарелке”.
Аллагар откинулся в кресло и вздохнул.
- Эх… Ну, наша тысяча, плюс две сотни. Против трёх тысяч гвардейцев! – он схватил ещё одну куриную ножку рукой. – Да ещё мы не учитываем императорскую армию, что при затяжном бое может подоспеть с тыла. Не-е-ет. Так не пойдёт – сказал он, погрозив Клавиусу куриной ножкой.
Демеер смотрел на спорящих родственников и размышлял о предстоящей войне.
Церковь неоднократно пыталась захватить власть в Готире. Дело в том, что сам Клавиус, да и его род были родственниками короля, что ушёл на служение церкви после смерти жены. Сказал он тогда совету, что его сын придёт на трон и должен будет быть коронован. Его место занял временный правитель – наместник Роберт.
Сейчас то время миновало, и на троне восседал правнук Роберта – Рейнальд.
А когда сын истинного короля – Антонио пришёл ко двору, совет не сдержал последней воли Императора, и прогнал со двора законного наследника.
Клавиус встал и подошёл к окну, взяв руки в замок за спиной.
- Я послал своих людей на адамантиновые шахты с частью капитала, что нам удалось скопить за долгие годы.
- Нет, погоди! Это не слыханно! Чтобы туаны носили доспехи… – он положил ножку курицы на стол и, забывшись, вытер руки о скатерть, не сводя глаз с Клавиуса. – Ты сам-то согласен на такой шаг?!
- Грядёт священная война, Аллагар. Думаю это необходимо. – Клавиус вздохнул и повернулся к брату. – Мы же не позволим умирать нашим людям!
Алагар улыбнулся и уселся в кресло.
- Вот выслушай меня. У меня есть идея попроще… – Клавиус вскинул бровь, вернулся к своему креслу и, похлопав Демеера по плечу, уселся с крайне заинтересованным видом. – Есть один человек. Прозвали его Ночная Игла.
Он действует быстро и бесшумно. Мы подойдём к воротам и примем бой. А он убьёт короля и битва закончится. – Аллагар потерял пылкость рассказа на этих словах – …надеюсь.
- Пользоваться услугами наёмного убийцы? Ты в своём уме! – Клавиус вскочил, возвышаясь над Аллагаром. – Лучше уж путь будет прямой бой.
- Он не наёмник, он вор.
- Вор?- Клавиус отстранился с удивлением.
- Вор. Зовут его Тиф. Не очень хороший человек. Но для дела подходит идеально!
Клавиус опять нахмурил брови и налил себе воды.
- Это сути не меняет. Я не могу взять на службу человека, по сути – грешника по жизни.
- А я – возьму! Ты дослушай. У него есть сводный брат Лакремонт. Не менее ловок в обращении с любым оружием. Он чист, его тоже пошлём на выполнение «священного долга» нашей страны. Его на службу возьмешь ты. Идёт? – Аллагар опять облокотился в кресло. Клавиус медленно сел и тоже облокотился.
- Ну… конечно это грех посылать людей убить человека.
- Мы сейчас обсуждаем план, в котором умрут сотни, а может тысячи людей. У короля есть несколько стражников, что обучались у нас. Они были лучшими бойцами, но сердца их были черны как ночь. Они опасней всего, Тиф один не справится. Ему нужен его богатый брат. Хоть они не особо любят друг друга, но дело они знают. – Теперь встал Аллагар и подошёл к окну. – Лакремонт потерял свой родовой замок. Мы поможем ему его отвоевать. Дадим отряд туанов, да простит меня господь! А Тиф… тифу дадим золота, или ещё чего…
Клавиус, казалось, заснул. Он смотрел в одну точку на стене и напряжённо думал. Демеер знал, что от его решения зависит сейчас множество жизней, включая этих двух несчастных, на чью долю выпало основное задание.
Шива, дочь Аллагара, что тихо присоединилась за обеденный стол, всё это время улыбалась и переводила взгляд с Клавиуса на отца. Говорили, что она тренирует туанов, и лишь изредка их тренирует Аллагар. Выглядела она очень соблазнительно и по возрасту, казалось, ровесница матери. Демеер не сводил глаз с неё, но разговор слушал.
Клавиус «очнулся ото сна», резко встал и ударил кулаком по столу.
– Идёт! Тащи этих сыновей церкви нашей! Время не терпит.
Аллагар встал и положил руку на плечё брату. – Да прибудет с нами Господь.
Демеер встретился взглядом с Шивой. В глазах обоих читались неуверенность и страх.

Лакремонт

Веревка из нарезанной кожи тролля была как раз готова, когда начало темнеть. Я привязал ее к сделанной из ребер тролля кошке, и приготовился забросить наверх. Первый бросок был не очень удачным, когда я потянул веревку, она упала в низ вместе с кошкой, при этом один зубец отломился.
Новый бросок был сильнее прежнего, кошка зацепилась за край колодца.
К свисающему на пол концу веревки я привязал свои доспехи и оружие, поэтому подымался наверх я налегке. Подъем не потребовал особых усилий, и скоро я оказался на верху. Огляделся, было темно, вытянул привязанные к веревке вещи и облачился в доспехи.
Теперь я был на свободе, но местность… у меня закралось подозрение, что я на другом аллоде…
Куда идти?

Св. Клавиус

Глаза стали уже отходить от яркой вспышки. Бродяга жадно ловил глазами родные места. Лес, земля, река…
Бородач радостно упал животом на землю, стараясь обнять её. При падении он ощутил что-то твёрдое под животом.
Он засунул руки в походную сумку на животе и достал прозрачный круглый шар тёмного камня. Память стала постепенно возвращаться к нему.
Он вспомнил милую девушку, что впоследствии превратилась в чудовище. Вспомнил её жадный взгляд, когда она смотрела на ссадины и раны на его теле.
Он посмотрел в шар. Мир вокруг него начал медленно меркнут. Ещё несколько секунд, и ничего не осталось кроме каменного шара, в котором появилось лицо того самого ужасного существа, что он видел вчера… или позавчера…
Реальность для него перестала существовать.
- Ты должен отнести этот шар вашему главному святоше, Клавиусу. Он сейчас находится на расстоянии нескольких лиг отсюда – раздался голос из шара – Если хочешь жить – пошевеливайся. Твоя подружка уже изрядно оголодала.
Когда по завершению монолога, бродяга уже несся по полю, сдирая колени при падениях. Зловещий скрипящий хохот стал постепенно утихать в его голове.
Когда он решил всё же остановиться и отдышаться, прислонившись к камню посреди поля – начался дождь.
Погода успела изрядно испортиться. Сколько он бежал. Час, два… Наверное, теперь он уже не сможет определять время.
Он подумал о том, что его может ждать, если он не сделает, как сказал ему его новый хозяин, и решил отправляться дальше.
Колени, исцарапанные в кровь, жутко болели. Чёрный плащ порвался в нескольких местах и пропускал холодные капли дождя.
Бродяга укутался в свои лохмотья, обняв локти руками, и поплёлся дальше.

На ночь Аллагар разместил Клавиуса и Демеера в очередной комнате светского класса. Демеер провёл вечер в разговорах с Шивой. Она потратила много времени, рассказывая о событиях происходивших в графстве за последние несколько лет. Демеера особенно интересовал тот момент, где она описывала обучение туанов. Ему до сих пор было не понятно – как такая хрупкая с виду девушка дерётся со здоровыми мужиками.
Клавиус в это время писал различные указания. И с гонцами отправлял по назначению. Пятеро лучших воинов Аллагара, в тот вечер, были отправлены на поиск Тифа и Лакремонта.
Весь вечер Клавиус ругался, проклиная золотое перо, инкрустированное изумрудами, которым ему пришлось подписывать бумаги. Это всё сопровождалось хихиканьем Шивы, и Демееру в её обществе стало теплее. Всё же дядюшка Клавий был несколько суров и хмур.
Наболтавшись всласть, Шива попрощалась с Демеером, пожелав ему и Клавиусу спокойной ночи. К этому времени Клавиус уже спал, положив голову на очередную бумагу, и размазав подпись головой.

Утро выдалось пасмурным и морозным. Демеер, встав с кровати, открыл окно и впустил прохладный утренний воздух. Клавиус в это время уже стоял на улице и разговаривал о чём-то с братом. Деревья и трава были окутаны густым туманом. Дождь, что неожиданно испортил утреннюю погоду, уже утих и лишь изредка покрапывал по листьям эвкалипта, что рос под окном.
- Клавий, надо срочно собирать людей. Моя цитадель тоже может полниться шпионами.- Аллагар почесал затылок – Было бы не желательно, чтобы о наших гениальных планах прежде времени узнал Король.
Аллагар запахнул полы плаща и поёжился.
- Тем более, что я вообще не возлагаю особых надежд на эту компанию.
Клавиус улыбнулся и огляделся по сторонам.
- Ага, так вот почему ты меня вытащил из замка. Я думал, что-то случилось…
Из-за деревьев показалась чья-то фигура. Видимость была ужасной.
Аллагар обратил внимание на фигуру и толкнул Клавиуса в плечё. Клавиус в этот момент смотрел в землю, поглаживая редкую бородку и раздумывая о чём-то.
- Это не твой человек…- Клавиус почувствовал какое-то странное волнение.
- Да, как он прошёл через стражу… – Аллагар сделал движение стражникам на стене. Из стрелковых окон показались наконечники стрел и арбалетных болтов. – Стой на месте, кто бы ты ни был! Стой, иначе прикажу открыть огонь! Ни шагу более… – Аллагар поднял руку.
Клавиус зашептал молитву. Вокруг Аллагара и Клавия образовалось синее сияние.
Бродяга засунул руку за пазуху.

Он шёл и улыбался как безумный.
Бродяга не слышал ничего, что происходило вокруг. Душа его была сейчас очень далеко отсюда.
Он увидел чёрную цитадель и человека, что машет ему рукой. Улыбка расплылась на его лице. Всё, пришёл… Он ускорил шаг, то и дело спотыкаясь.
Что-то замедлило его шаг. Какой-то толчок. Ещё один и ещё. Он опустил взгляд.
Несколько арбалетных болтов торчали из его груди и ног.
Свет стал меркнуть. Глаза закрылись.

- Что за дьявол?! – Клавиус зашептал молитву. Сияние окутало труп бродяги. – Он был мёртв, до того момента, как стрелы поразили его тело. Впервые такое ощущаю… – Клавиус сделал несколько осторожных шагов к телу.
Отряд стражников выбежал из ворот и окружил тело, наставив на него копья.
- Кто пропустил этого бродягу сюда?! – Аллагар заорал на стражников – Найти виновного и ко мне привести.
Рука бродяги откинулась и выволокла с собой каменный шар. Шар покатился к ногам Клавиуса и остановился, ударившись о его сапог.
- Я это видел в своём сне. И этот шар и бродягу. Он нёс его мне…
- Боже, братишка, ты же не хочешь сказать, что он пришёл с небес? Если бы он прошёл через охрану, с ним пришли бы сопровождающие.
Стражники проверили тело на признаки жизни и, убедившись в обратном, убрали наконечники копий.
- Если найдёшь более логичное объяснение – скажи мне. А пока похороните беднягу. – Клавиус зашагал по мокрой траве к воротам.
- Но он даже не остановился! Он безумец! – Продолжал кричать Аллагар. – Заройте этого психа где-нибудь. – Он повернулся в направлении ворот, и перед тем как уйти бросил: – Желательно подальше от цитадели.

Добавить комментарий

Текст форматируем Текстилем

Необязатаельные поля

Обещаем, что никому его не скажем

или отменить