Рассказ первый, Глава 4

16 сентября 2011 года

Итлигор

В моём детстве дед повествовал нашей стае молодняка о “старых-добрых-веременах”, когда нам не нужно было прятаться в горах от людей, и что драконы наводили ужас не только на близлежащие города и деревни, а вообще чуть ли не на полмира. Однако, “что-то” случилось, и на земли пришли очень сильные охотники, которые в одиночку могли справиться с целой стаей. Конечно, среди нас тоже были могущественные особи, которые могли творить удивительные вещи, мой дед был одним из таких. Однако, их почти всех уничтожили, а моему отцу, к сожалению, по какой-то причине не перешло могущество деда.
Во сне я видел, что я превратился в человека, и его глазами мне виделось, как он мастерит из дерева фигурку дракона, размером с с небольшое яблоко. Когда он закончил, он с оглушительным грохотом поставил её на стол, что фигурка раскололась, а дубовый стол разломался в щепки, как будто по нему ударили кувалдой. И я открыл глаза.
Была кромешная тьма, однако ко мне вернулась способность полноценно двигаться. Я расправил крылья, обнаружив, что куда-то делся мёртвый людоед, да и деревья, которые придавливали меня к земле. Ещё я заметил чей-то чужой запах – я насторожился. Зрение во тьме у меня работало на отлично, однако чужого присутствия я не ощутил. И, жадно глотнув из речки воды, я с трудом взмахнул затянувшимися от ран крыльями и полетел в сторону тех скал, которые я приметил ещё в первый день моего присутствия здесь. До скал я добрался к утру. Ещё издалека я почуял аромат дыма и чего-то, по моему мнению, мерзкого. Когда мне удалось, правда, не без шума приземлился у входа в пещеру, и я увидел что в пещере находилось человек пять, а рядом с ними ящики и сундуки в огромных количествах. Люди были одеты в рваньё, однако это не помешало им достать луки и атаковать неизведанного зверя в виде меня. Точнее, попытаться атаковать. Я отвёл свои крылья назад и сделал сильный взмах ими вперёд, одновременно пуская огонь – в результате этого пещера оказалась вся окутана холодным пламенем. Однако, этого хватило – все пятеро стали полыхать как сухие деревья, облитые жидким огнём, и пытаться сбить огонь, выбежав с пещеры, где я сопроводил их ударом хвоста, что и дало им возможность ощутить захватывающее чувство полёта во время падение со скалы. В голове промелькнула мысль о том, что в этих краях с людьми поступать надо только таким образом. Я с ней согласился и вошёл в пещеру. Разбив первый ящик хвостом, из него брызнули золотые кругляшки, которые разлетелись по всей пещере. Такое же содержимое было и в остальных ёмкостях. “У меня есть возможность превратится в самого настоящего дракона из рассказов, которые нам повествовал дед!” – радостно подумалось в моей глупой голове, и я решил сгрести всё золото в одну кучу и этой ночью спать на ней, как “настоящий” дракон. Хотя, может быть поэтому я отлично выспался, видя во сне как мальчик кидается маленькими камнями в речку, хотя потом мальчик оторвал от скалы огромный камень и метнул его в реку, чем прекратил её существование, вызвав землятресение и обвал. Где-то вдалеке человек закончил мастерить дракона из дерева величиной с яблоко и опять решил сломать им стол, на чём мой сон и прервался.

Лакремонт

Я осторожно вошел в дверь, держа меч наготове. Впереди был тускло освещенный коридор, но благодаря засветке глаз красным светом, видно было все достаточно четко, хоть и черно-бело.
Мы осторожно пошли по коридору стараясь не вызывать лишних звуков.
Так мы дошли до поворота, за которым неожиданно послышался шорох.
Я поднял руку, вверх давая сигнал, Лореена затаилась. Я занес меч, над головой готовясь нанести один мощный, сокрушительный удар.
Нечто приближалось, уже внятно ощущался смрад разлагающегося тела.
Живой мертвец, появившийся из-за поворота шаркающими шагами был медлителен и неповоротлив, он даже не успел посмотреть в нашу сторону, как лезвие моего меча разрубило его от ключицы, до нижнего ребра, наискось, перерубив и позвоночник. Бьющееся в конвульсиях рассеченное тело зомби светилось в темноте бледным фосфорицирующим светом, создавая жуткое впечатление. Я несколькими взмахами меча расчленил его в суставах, но агония не прекратилась. Мне осталось лишь брезгливо отереть волнистое лезвие обрывком одежд зомби.
Лореена застыла с округлившимися глазами, судорожно сжимая какой-то свиток. Я привел ее в чувства, поцеловав ручку. Она не отрывала взгляда от жутких шевелящихся обрубков.
Все будет хорошо, по крайней мере, пока они появляются по одному, – прошептал я ей на ушко, нежно приобняв ее за талию и уводя дальше от этого места. Мы продолжили свой путь по коридорам неизвестности.
Миновали ряд открытых комнат вдоль коридора. У одних в проемах были двери, у других не было, а у иных двери были выломаны и валялись рядом, со следами ударов и…. Это было особенно странно, когтей…
Кое-где нам попадались мумифицированные остовы людей, скелеты, отрубленные части тел, застывшие обожженные тела и стены, пол пропитанный кровью…. Иногда тишину нарушал далекий скрип двери или зловещий стон, вздох. Порой шоркающие шаги медленно приближались и удалялись, проходили мимо. В такие минуты мы надолго останавливались, молча, вслушиваясь в тишину, боясь шелохнуться. Казалось что даже дыхание, биение сердца может нас выдать.
Нас тяготила усталость. Во флягах была вода, но легкий утренний голод уже давно перерос в нечто большее, а еще хотелось спать. Мы не знали вечер сейчас или уже утро.
Путь нам преградила новая дверь, которая неожиданно, для нас, оказалась заперта. Казалось, из-за двери пробивался тусклый свет.
Что там скрывается, выход или обитель монстров, мы не знали.
Встретить таком месте запертую дверь и не узнать, куда она ведет…, – подумал я, прикладываясь ухом к двери. Я прислушался.
А за дверью стояла мертвая тишина. Я попробовал заглянуть в щель, пытаясь определить природу сочащегося из-за нее света. Я ничего не смог разглядеть, но почувствовал, как оттуда потянуло свежим воздухом.
Внезапно дверь кто-то с силой дернул. Даже мое сердце дрогнуло от неожиданности. Кто-то затаился там и прислушивался к нашим движением все это время, а мы даже не подозревали об этом. Послышался мощный удар в дверь, потом еще, и еще. Удары гулко отдавались в стенах лабиринта.
И, конечно же, не остались не замеченными для других обитателей лабиринта…

Эрион

Я долго бродил по Карийяну, но ни в одной таверне мест уже не было. И когда я уже было отчаялся найти место для ночлега, я наткнулся на небольшой домик на двери которого висела табличка: «Сдам комнату». Не долго думая, я постучал в дверь.
Дверь отворил довольно пожилой человек. Он сразу пригласил внутрь.
- Вы, наверно, приехали на турнир? – сразу поинтересовался он.
- Да.
- Я прочитал у вас на двери, что вы сдаете комнату?
- Да, сдаю. В городе всегда, когда проводят турнир, ни в одной таверне места свободного не найти. Вот я и сдаю комнату, чтобы подзаработать, да и помочь кому-нибудь.
- Давайте я вам покажу комнату? – сказал он и направился к лестнице.
Я последовал за ним. Поднявшись на второй этаж и пройдя по небольшому коридору, мы остановились возле двери. Перед ней лежал запыленный коврик, да и сама дверь выглядела так, как будто ее уже очень давно не открывали.
- Вы извините, если там пыльно. Я открываю ее только во время турнира, а так она мне просто не нужна – сказал он, перебирая связку ключей и подбирая нужный.
Наконец, он подобрал нужный ключ и открыл дверь комнаты.
- Проходите, осматривайтесь.
Комната была довольно уютной и мне сразу понравилась. Напротив двери было небольшое окно, которое было закрыто зелеными шторами. Слева от двери стояла кровать, а чуть ближе к окну небольшая тумбочка с тремя ящиками, один из которых, самый нижний, был с замком. Рядом с тумбочкой стоял стул. Справа от входа находился письменный стол с задвинутым стулом, а над столом, прикрепленный к стене, висел ажурный канделябр с четырьмя, слегка оплавленными, свечами.
- Если комната нравится, то располагайтесь
- Я не спросил у вас самого главного. Сколько будет стоить снять комнату на время турнира?
- Два золотых в день.
- Хорошо – ответил я и сразу оплатил на неделю вперед.
- А как вас зовут?
- Борзэк
Я пожал ему руку, и он удалился к себе вниз, где располагалась его комната, гостиная и кухня.
Закрыв дверь за Борзэком, я первым делом смахнул рукой со стола пыль и разложил на нем свое оружие. Открыв верхний ящик тумбочки, я обнаружил там два ключа на веревке, как оказалось, один был от нижнего ящика, другой от входной двери. Открыв нижний ящик, я сложил туда большую часть своих денег и запер его. Повесив ключ от ящика и от двери себе на шею, думаю, наличие веревки как раз это и предполагало, я подошел к окну. Раздвинув шторы, закрывавшие окно, я увидел, что из окна открывается прекрасный вид на город, а точнее на ту его часть, где я только что ходил. Прямо под окнами проходила оживленная улица, по которой то и дело проходили рыцари участвующие в турнире, кто в адаманте, кто в мифриле, а кто и вовсе в стали, но из всей этой массы людей я, как ни странно, не заметил ни одного человека в метеорите и уж тем более в кристалле. Вдалеке, из-за крыш домов можно было увидеть башни королевского замка, возвышавшиеся над городом, как горы. Чуть в сторону от замка был виден желто-красно-зеленый лес, слегка покачивающийся на ветру. Он изумительно смотрелся на фоне голубого неба, по которому медленно проплывали небольшие белые облака. Солнце, не спеша сползавшее к горизонту, уже соприкасалось одним из своих краев с верхушками деревьев, и на город медленно наползала ночь.
Любуясь этим великолепным закатом, я чуть было не забыл о том, что договорился встретиться на базаре с мальчишкой. Быстро взяв свой кинжал и пару золотых, на всякий случай, я вышел из своей комнаты, запер ее и направился к тому месту, где сегодня на закате должен был встретиться с мальчишкой.

Лотарио

Не успел я отгрести от тела последний ствол, как дракон пришёл в себя и расправил крылья, заглушая своими движениями звук моего судорожного шёпота. Мне не было очень интересно, как дракон отреагирует на моё присутствие, поэтому, когда дракон начал обнюхивать то место, где только что лежал, я был уже невидим и стоял за пару десятков метров от него. Дракон подлетел к реке, напился и устремился в горы. «Хоть бы спасибо сказал,» – подумал я, направляясь обратно в Карийян. Желание идти через Селивайский лес до Вараклава совершенно пропало после почти часового вытаскивания тела дракона.

Как ни странно, но в такой поздний час улицы Карийяна пустыми не были. Наверное, сказывалась близость турнира. Конечно, участники давно уже отсыпались перед самим событием, а вот толпы приехавших поглядеть на действие зевак виднелись повсюду. Все обсуждали предстоящее соревнование, даже не подозревая, что всё уже давным-давно решено.

Лакремонт

Дверь сильно сотрясалась, но не желала сдаваться. Я ждал, держа наготове меч. Лореена, стоявшая за мной, схватилась за мое правое плече и потянула на себя. Я повернулся и увидел, как по коридору к нам медленно приближаются зомби. Потом обернулся и увидел что с другой стороны тоже. Мы попали в западню. Мертвецы медленно приближались, тянули к нам свои руки, жаждали схватить и разорвать. Я по удобнее перехватил меч двумя руками, встал в боевую стойку, готовый к бою. Но я понимал, что на два фронта ничего не смогу сделать. Но тут Лореена преобразилась. Из ее уст громогласно вырвалось заклинание, и перед наступающими зомби выросла огненная стена, перегородившая им коридор от стены до стены, от пола до потолка. Но зомби продолжали идти вперед, они входили в огонь, загорались, шли дальше пока не превращались в пепел.
Воодушевленная эффектом своего заклинания, Лореена повернулась в сторону других зомби и повторила заклинание. Но стена появилась немного дальше, так что четверо зомби, оказалось, по нашу сторону огня, а остальные за огнем. Настало время моего меча, и я ринулся в бой, отрубая головы, руки и ноги, живучих, но медлительных тварей. Когда я покончил с последним мертвецом и обернулся назад, то увидел, как рухнула дверь…

Св. Клавиус

Ночь выдалась жаркой и душной. Улицы Гульготира опустели.
Тишину нарушала только группа подростков, распевающая песни.
“Да, конечно… Сегодня же праздник. День рождения императора”
Клавиус оставил окно открытым и пошёл к умывальнику, смыть пот с лица.
“Да, на приём Император меня не пригласил. В его интересах исправить эту ошибку до полдня…”
Умывшись и понимая, что заснуть сегодня ему не удастся, он зажёг свечу.
Образ Творца, висевший над кроватью, замерцал всеми цветами радуги, отражая свет гранями бриллиантов. Клавиус вспомнил, как Император подарил ему Образ в знак уважения к церкви.
“Хитрый юноша! Народное восстание против Императора, завязанное им, Клавиусом, было остановлено одним лишь этим подарком и небольшой речью… "
В дверь раздался осторожный стук.
- Войди, брат. – Клавиус подавил порыв гнева.
Лысеющий мужчина в коричневой робе робко приоткрыл дверь и поклонился до пола. Густая чёрная борода была аккуратно острижена.
- Прошу прощения, архиепископ, я увидел свет у вас в комнате, и решил, что что-то произошло. Я могу быть полезен? – он нервно потирал руки, опасаясь вспышки гнева святого отца.
- Да, Вэй… принеси воды и хлеба с сыром. – Клавиус махнул рукой и отвернулся к умывальнику, давая понять, что Вэй уже может приступить к выполнению поручения.
Мужичёк удалился и тихо прикрыл за собой дверь. Клавиус облокотился на умывальник и уставился в своё отражение в зеркале.
- Боже, сколько грешников населяет этот город! Подскажи путь! Силы зла, посланные нам за наши грехи, все продолжают донимать наши города и селения…
Клавиус тяжело вздохнул и направился к окну. Свежий ветер окатил его лицо прохладной волной.
- Ооо… божественно! – он вдохнул свежий воздух полной грудью.
Раскаты громового и проникновенного голоса прокатились по комнатам.
- О божественности, позволь судить мне!
Клавиус как безумный упал на пол, сильно ударившись коленями о плитку. Испуганные маленькие глазки Клавиуса бегали по комнате.
- Господь! Твой голос я слышу? – дрожащим голосом пролепетал преподобный. Пот обильно оросил его лоб.
- Загляни к себе в душу! Ты просил ответ, и ответ пришёл!
Его глаза остановились на зеркале, в которое смотрелся минуту назад. Оно замерцало голубым пламенем. Среди хаотично плавающих узоров проступило лицо мужчины средних лет с большой седой, как снег, бородой.
- Готов ли ТЫ узнать своё предназначение?! – продолжало вещать зеркало. Голос опять вызвал вибрацию в стенах.
- Д-дда… – пролепетал Клавиус, ничего больше не смогший найти для ответа.
Он прополз на коленях несколько шагов к зеркалу и упал лбом на пол. Он не заметил, как вошёл Вэй с подносом. Увидев Клавиуса и светящееся зеркало, он выронил поднос. Кувшин с водой разбился.
Осколок от кувшина вонзился в ногу Клавиуса, но тот был увлечён разглядыванием пола, не отрывая от него лба.
- Ты, Клавиус Великий, должен дать людям свет! Я наделил тебя силой. И теперь благословляю тебя на правление Гульготиром!
Голос произнёс последние слова особенно громко. Зеркало треснуло, и осколки разлетелись по комнате. Тишина наполнила комнату. Свеча, минуту назад погасшая загорелась вновь.
Клавиус медленно поднял голову от пола и выпрямил спину. Постояв так мгновение, он встал и повернулся к двери. Грохот голоса разбудил всех священнослужителей храма.
Все они стояли около двери. Клавиус сделал шаг к ним и все припали на колени.
- Посланник – прошептал кто-то – и все начали повторять.
Клавиус ступал медленно и гордо. Такого переполняющего его волшебного чувства он не испытывал никогда в своей жизни. Он бросил взгляд на окно, в котором виднелись огни императорского дворца,
и улыбнулся.
- Время пришло, братья! Время пришло…

… Девушка на алтаре прекратила корчиться от мук и испустила дух.
Кровь переполнила рот и заструилась через уголок рта. Восемь скрюченных фигур, сидящие вокруг алтаря, встали и откинули чёрные капюшоны. Девятая фигура медленно вытащила кривой кинжал из живота девушки, и встал в полный рост. Синие и зелёные татуировки испещряли его ужасное лицо. Веки его медленно приоткрылись, обнажая пустые глазницы.
Тонкие губы дрогнули в подобии улыбки.
- Он мооой!!!
Сотни некромантов подняли руки в черное небо Ишнегара и разразились ликующим воплем.

Лакремонт

Проем рухнувшей двери заслонила огромная фигура, тянущая руки к Лореене. Я не успевал ей на помощь, но когда я увидел то, что произошло в следующее мгновение, заставило меня встать закатиться от смеха.
Пыль осела, было отчетливо видно мощное тело детеныша тролля, который клянчил у Лореены, что нить вкусненькое.
- Агу, мама, ням – ням, – говорил тролленышь.
- Как же тут выжил, маленький мой, – сюсюкала Лореена.
- Знакомься Лакремонт, его зовут Пакос, нас разлучили на восьмом семестре, – обратилась она ко мне.
- Ути-пути-муси-пуси, мой малыш, – продолжала она сюсюкать тролленку.
Аха-ха-ха, здравствуй Пакос! – казал я, продолжая смеяться.
- Это твой сынок? – спросил я ее.
- Еще одно слово… – она зло на меня посмотрела.

Я вошел в комнату и осмотрел ее. Комната была круглая, напротив двери была лестница в низ, а верху высоко было небо. Мы оказались в колодце.
Лореена! – позвал я ее.
Ну что тебе? Не видишь, я занята, – ответила она.
Ты хочешь отсюда выбраться? – бросил я.
Она тут же оказалась рядом.
Можешь телепортироваться на край колодца? – спросил я.
Она посмотрела наверх, произвела какие-то пасы руками и исчезла.
Прошел час. Потом прошел второй час, ее не было…
Я сидел молча в центре колодца, а ее тролленышь водил вокруг меня хороводы.

Св. Клавиус

Настало долгожданное утро. Клавий так и не смог уснуть. Он всё это время думал о своём предназначении. Решение пришло само собой уже давно, но надо как-то реализовывать свои планы…
Он достал перо, чернильницу, и стал писать письмо преподобному Антонио.
Преподобный Антонио брал свой род из богатых вельмож, и имел огромное поместье на западе Готира. Жил он в замке и не боялся ничего. Даже Императора. Но Клавиуса он боялся.
Клавиус описал всё, что произошло с ним сегодня в письме, и запечатал конверт.
- Вэ-эй! – Крикнул по привычке Клавиус, только потом, вспомнив о существовании колокольчика на столе, и зазвонил в него.
Звонкое “динь-дон” пронеслось по крепости. Вей влетел в комнату весь взмыленный, как будто всё это время только и ждал, когда его позовут. – Да, ваше Святейшество! – он вытянулся как струна.
- Вэй, Вэй. Мы служители Господа, а не воины. Мне достаточно скромного поклона – сказал преподобный, хотя про себя отметил, что это ему очень понравилось – Постарайся сделать так, чтобы это письмо было отправлено Антонио как можно скорее!
- Да конечно, будет сделано… – он остановился около двери, и обернулся – Отец Клавиус, можно вопрос?
- Конечно, только скорее, брат… – Клавиус встал и начал собираться – Мне надо заскочить к Алагару.
- Я не понимаю, зачем нам помощь Антонио? Вы, ведь, его всегда считали грешником и неверным…
Клавиус печально вздохнул.
- У него есть воины. На какие только жертвы не придётся нам идти, для достижения нашей общей цели. Давай, Вей. Одна нога здесь – другая там. И я потороплюсь.
Вэй выбежал из замка. Преподобный смотрел в след Вэю. когда же тот удалился, он подошёл к старинному сундуку и достал оттуда меч и ножны.
Клавиус заспешил к Алагару в соседний город Силия. Карета тронулась в сопровождении двадцати всадников. Весь замок в этот день был потрясён увиденным ночью. Но ещё более неожиданным было заявление Клавиуса перед отъездом.
“ТОЧИТЕ МЕЧИ”

Лошадки мерно цокали копытцами по каменистой почве дороги. Солнце поднялось уже высоко и жара заставляла путников пробираться в тени деревьев.
Клавиус размышлял над предстоящими ему походами, и не обращал на жару никакого внимания. Карета подпрыгнула на камушке и Клавиус невольно посмотрел в окно. Его делегация проезжала деревушку, что лежала в окрестности его замка.
Он обратил внимание на толпу народа, что вышла из домов посмотреть на него.
Рядом с ним сидел его племянник Демер и спал.
- Демер, родной… – он потрепал его по руке – Погляди в окно.
Парнишка долго щурился, привыкая к солнечному свету, и высунулся в окно.
- Ого… Наверное, они уже слышали о … о вчерашних событиях – Демер сел на своё место.
- Да, это нам на руку. – Клавиус открыл дверцу. Пожилая женщина выбилась из сил, догоняя карету. Он привстал на ступеньку.
- Тормози, брат!
Кучер в коричневом балдахине потянул поводья. Лошади сопровождающих карету туанов создали круг вокруг кареты, не подпуская толпу селян, что бросилась с ликующими воплями к Клавиусу. Женщина, догонявшая карету, отдышалась..
- Ваше… ваше святейшество – она вытерла взмокшие ладони о бежевый передник – Освятите нашу деревню. Мы долго ждали, когда Господь ответит нам на мольбы…
Магия Святого ордена отличалась от стихийной. Достаточно было носить с собой святой Крест. Он же был призмой, что собирала энергетику святых
в единый поток.
Клавиус взялся за серебряную цепочку на шее, и зашептал слова молитвы.
Синеватое сияние, образовавшееся в небе над толпой, начало приобретать форму круга, в котором был заключён крест. Лёгкий порыв ветра и прохлады пронёсся по земле.
- Да хранит вас Господь – Клавиус закрыл дверцу кареты – Трогай.
Люди одновременно припали на колени. Туаны построились квадратом, и делегация продолжила путь.
- Забавно выходит, Демер… До сегодняшнего дня эти люди даже не думали об уплате налогов, о благотворительности в пользу святой церкви… а, услышав о том, что к кому-то явился Господь – сразу падают ниц. – Клавиус смотрел в окно на сельских жителей, которые скрывались из виду.
Демер задумался.
- Я не понимаю вас дядя… Они ждут чуда, и вот оно явилось к ним. Думаю это нормально и правильно…радоваться.
- Да, да… А вот если бы этого не было на самом деле, а было бы всего лишь нашей с тобой выдумкой? – Клавиус смотрел на тыльную сторону своей ладони, как будто разговаривая сам с собой.
- Я думаю, у вас есть все ответы. – Демер стало как-то не по себе. Перемена в дяде и настоятеле резала глаза и уши.
Клавиус улыбнулся.
- Да ответы есть. Но с тобой я поделюсь позже, хотя ты сам всё увидишь и поймёшь.
Дорога продолжилась в молчании.
Демер, вскоре, снова уснул. Ночью его мучили кошмары, да и события, произошедшие накануне, не давали уснуть.

Демер проснулся от басовитого голоса.
- Вас приветствует воевода Алагар и приглашает отужинать с ним и его семьёй – отряд воинов расступился и освободил дорогу карете Клавия.
Сам преподобный нервно разглаживал складки своей робы.
- Очередная задержка. Даже Алагар не спешит меня уважить – он перевёл взгляд на Демера, как только закачалась карета, вибрируя на каменной кладке моста.
Демер потёр глаза и отодвинул занавеску. Уже был вечер. Он перевёл взгляд вперёд, и увидел конечный пункт назначения. Крепость Син-Кам.
Несколько сотен лет назад это было последнее убежище Императора, бежавшего от восстания черни. Несколько десятков воинов, сопровождавших его, защищали замок до последнего. Его стены были почти неприступны и, без каких-либо проблем, могли обороняться маленьким отрядом. Замок был заключён между двух скал, и представлял собой две огромные стены, увенчанные многочисленными шпилями.
Чёрный Бастион был границей между Готиром и Вентрией. В ту злосчастную ночь погибли сотни людей. Император всё же был свержен и повешен, но место это никогда не покидала дурная слава.
Демер поёжился, глядя на чёрные шпили, и сел обратно на подушки, поспешно задёргивая занавеску.
Демер был младшим помощником Клавиуса, и много не видел. Но в своём дяде души не чаял. Вот и отважился в поход.
- Что? Не по себе? – Клавиус улыбнулся и почесал затылок – Мне, когда-то, тоже было не по себе, глядя на это страшилище. Но ничего. Привык. Как у Алагара хватает сил жить тут – ума не приложу.
- Да страшновато… Долго я спал? – Демер вспомнил о цели похода и стал морально готовиться к встрече с Алагаром Красным.
Так его назвали из-за того, что тот всегда носил красную одежду. Ужасные пытки, которым он подвергал – людей всегда сопровождались кровопролитием. А на красном кровь меньше всего заметна. Из-за этих ли соображений он носил красное, или нет – не известно, но слух такой есть.
- Спал… Думаю часа четыре. Ты захватил с собой все бумаги? – Клавиус напряжённо копался в кармане, отыскивая родовой перстень, что одевал на важные встречи.
Демер засуетился и залез в сумку, напичканную разного рода письменами и договорами.
- Вроде всё тут.
Карета остановилась, и Клавиус улыбнулся племяннику.
- Приехали. Давай, не отставай – И заспешил отдавать распоряжения кучеру и своим солдатам.
Демер закинул на плечё неимоверно тяжёлую сумку и захлопнул дверцу кареты.
Они находились во внутреннем дворе родовой крепости Алагара Красного. Стража юга.
Всё выглядело иначе, чем снаружи. Довольно приличные домики, да и люди улыбчивые.
Всё это не походило на истории, что рассказывали люди об этом поместье.
Они направились к лестнице в сопровождении пяти воинов из личной охраны Клавия.
Двери открыли двое здоровенных воина. Казалось, они выточены из гранита. Непроницаемые лица выглядели менее устрашающе чем, разве что, их мышцы.
Гиганты припали на колено перед Святым отцом. И они продолжили путь.

Буро-серое небо осветилось зеленоватым сиянием. Истошный крик долго оглашал Долину мёртвых.
На алтаре прекратила корчится девушка. Девственница, разумеется, из Хадагана. Но Гашхаду было всё равно, откуда она, кто её родители, как она любила того парнишку, с которым встречалась только несколько недель.
Его задачей было убить её, принеся ей как можно больше мучений. Ведь только тогда он получит нужную силу для обряда.
Её светлые глаза закатились. Кривой нож торчал под правой грудью. Судорога дрыгала красивые ножки.
Некромант отошёл от алтаря и устроился в троне, выточенном из чёрной скалы. Глаза его медленно закрылись. Слуга в чёрном балахоне поднёс каменный шар и положил его на колени…
Рядом в клетке сидел мужик лет тридцати. Его забрали в набеге орки – наёмники вместе с девушкой, что сейчас омыла кровью алтарь. Он в ужасе наблюдал за церемонией жертвоприношения и рыдал. Ведь ещё рано умирать, да ещё так.
Гашхад положил руки на шар и зашептал заклинание на древнем страшном языке. Языке мёртвых. Фиолетовая дымка окутало труп девушки. Бородач с ужасом наблюдал как её тело начало конвульсировать. Белая пена полилась изо рта, разбрызгиваемая по всему телу. Душераздирающий вопль прокатился по долине, и фиолетовая дымка рассеялась. Тело прекратило дёргаться, и свалилось с алтаря. Теперь бородачу оставалось наблюдать только за Хозяином этого ужаса.
Гашхад открыл глаза и поставил каменный шар на подлокотник. Он встал и улыбнулся мужику, обнажив гнилые зубы. Мужик сидел в клетке как загнанный зверь, с выпученными от ужаса глазами.
- Вс-с-тавай дитя! Теперь ты с-снова живёш-ш-шь…
Человек не мог понять, к кому обращается этот ужас. Его размышления прервало странное сопение за алтарём.
Появилась ужасная черная рука с пожелтевшими ногтями, но по тонкости руки он понял, что это та самая девушка, что только что испустила дух.
Некромант подошёл к алтарю и сел на него, размазывая рукой кровь рядом с собой, как будто рисуя какой-то узор. Бестия, что только что была простой девчушкой восемнадцати лет, поднялась на ноги и улыбнулась хозяину. Теперь её можно было спокойно разглядеть. Волосы остались такими же светлыми, но кожа стала чёрно-зелёной, ногти пожелтели, и глаза… Да, в глазах не было ничего человеческого. Радужная оболочка пропала, как не было её. Глазное яблоко было выпучено наружу так сильно, что веки не закрывались.
Она с улыбкой взирала на своего хозяина где-то с пол минуты, а потом медленно перевела взгляд на человека в клетке. Лицо её исказилось злобой и ненавистью. Одним огромным прыжком она преодолела расстояние от алтаря до клетки и вцепилась в стальные прутья руками, дёргая их с нечеловеческой силой. Слюна её брызгала в лицо мужику, что забился в угол клетки и предвкушал последствия того момента, когда прутья не выдержат.
- Она очш-шень голодна.. – прошипел голос за девушкой-зомби.
Бестия прекратила ломать клетку и успокоилась, как будто получила команду.
- Отдат-сь тебя на обед ей, или хочеш-шь стать таким же? – Некромант заскрипел. Видимо этот звук был смехом. Мужик зарыдал. Его духу не было сил сопротивляться такой безрассудной жестокостью.
- Хотя ты можешь послужить мне… Хочешь жить, мешок с костями?
-Да да ! – Он прильнул к клетке с надеждой в глазах. Его голос дрожал и срывался. – Я сделаю всё, что захочешь! Только… не делай меня таким же…

Эрион

До места я добрался довольно быстро. Парнишка меня уже ждал.
- Ну что? Разузнал, что да как? – сразу поинтересовался я.
- Да
- Ну, давай выкладывай все, что узнал
- В общем, говорят, народ собрался отменный, чуть ли не все лучшие местные воины приехали на этот турнир. Так что турнир будет очень хороший. Но есть один из них, наиболее опасный, Махрак. Говорят, он собирается стать первым рыцарем короля. Так же я слышал, что король нанял кого-то, чтобы он помог выиграть Махраку на этом турнире. Короче, если король хочет, чтобы Махрак выиграл, значит, он выиграет. Кстати, я тут раздобыл список участников, и кто с кем дерется.
- Дай-ка посмотрю!
- Ээ… – сказал парнишка, пряча листок за спину – а где деньги?
- На, держи – я достал и положил ему в руку один золотой.
Парнишка проверил его на зубок и, убедившись, что он настоящий отдал мне листок.
Все воины были разбиты на несколько групп, по четыре человека в каждой. Я был в третьей выступающей группе. Махрак выступал в последней группе. Так что мне повезло, и я встречусь с ним, только если доберусь до финала.
- Хм…Вэлор, Рафит, Дрэст. Мне эти имена ни о чем не говорят. Ты что-нибудь можешь мне рассказать про этих ребят? – поинтересовался я у парнишки.
- Дрэста можешь всерьез не воспринимать, он слабый соперник, да и оружием владеет не очень. Это его второй турнир. На прошлом он провел всего один бой и с треском его проиграл. Рафит – какой-то воин из пустыни о нем ничего не знаю, знаю только, что воины в пустыни хорошо владеют саблей, так что его стоит опасаться. Самый же серьезный Вэлор. На прошлом турнире он занял третье место. Дерется он дубиной и дерется очень хорошо, в своей группе, в прошлый раз, он выиграл все бои за минут пять.
- Дамс…в принципе не плохо, думаю, выйду из группы.
- Удачи – сказал парнишка ухмыльнувшись, и скрылся в толпе.
Я не спеша, пошел обратно. На улице было довольно прохладно и почти стемнело. Прохожих становилось все меньше и меньше. Ночью улицы казались менее знакомыми, чем днем и мне на некоторое мгновение показалось, что я заблудился, но стоило мне об этом подумать, как я увидел тот самый дом, в котором снимаю комнату. Из окон первого этажа чуть поблескивал свет, видимо хозяин ждал меня, чтобы запереть входную дверь. Я ускорил шаг и уже через пару минут вошел внутрь.
- Что-то вы поздновато?
- Да я решил немного прогуляться перед сном.
- А ну ясно, но в следующий раз поосторожней, а то королевская стража последнее время, видимо из-за недавнего убийства Ракхима, частенько ловит ночных прохожих и уводит их в замок на допрос. Так что лучше как стемнело сидеть дома, проблем меньше будет – слегка улыбнувшись ответил Борзэк.
- Хорошо учту – сказал я и направился к себе в комнату
- Спокойной ночи – крикнул я Борэку, поднявшись на второй этаж
- И вам спокойной – ответил он, запирая на засов входную дверь.
Войдя в комнату, я плюхнулся на кровать прямо в одежде, это была уже привычка, сложившаяся из-за постоянных ночевок в лесу и где придется. Мысли о завтрашнем начале турнира и о своих соперниках не давали мне заснуть. Я все думал, как лучше завтра провести свой первый бой какие приемы использовать. В общем, был весь в мыслях, но сон, постепенно брал свое и заснул я, думая о Махраке и о том, что было бы не плохо сразиться с ним.

Тиф

Выйдя из замка, я попал под жуткий ливень, добежав до первого же трактира, зашёл внутрь. Трактир был переполнен, что неудивительно для такой погоды. Ни один бомж не захочет ночевать в такую погоду на улице. Заприметив столик в дальнем углу, я сел за него, предварительно скинув пьяное тело какого-то бомжа, заказал пинту пива, и развернул бумагу, которую мне дали в замке. Это оказался список участников турнира. Один боец по имени Махрак был обведён красным цветом, а напротив ещё нескольких стоял небольшой значок с изображение двух скрещивающихся мечей. Всё было понятно, победить должен Махрак, а наиболее опасными противниками были, Вэлиор, Эрион, Рафит, Атанни…
- Атанни… Атанни… вроде это женское эльфиское имя. Что делать эльфийке на воинском турнире, да ещё в списке сильнейших противников. Ладно, не моё это дело.
Допив пиво, я прикорнул прямо за столом.
Оказалось, что спать прямо за столом крайне удобно, проснувшись можно сразу заказать завтрак, что я не замедлил сделать. Наевшись досыта, я начал было вставать из-за стола, но резкая боль в пояснице вернула меня обратно. Все мысли о комфортном сне за столом вмиг растворились. Посидев ещё немного и поразмяв спину, я предпринял новую попытку встать, на этот раз более удачную. Я подошёл к стойке и расплатился за завтрак, обычно я просто уходил, но сейчас в случае погони я б не смог долго убегать, поэтому рисковать не стоило. Выйдя на улицу, где уже светило солнце, и о вчерашнем дожде напоминали только быстро высыхающие лужицы, я отправился к главной площади, где и должен был состояться турнир.
Площадь была полна народу, покроям было расставлено множество палаток, в которых местные ремесленники старались распродать свои товары. Турнир большое событие, привлекающее не только воинов, но и простых зевак, поэтому в палатках было не только оружие и доспехи, но и различные глиняные изделия, одежда, еда. В общем, это место стало напоминать большой базар, единственное отличие это сооружённая в центре арена, на которой должны были проводиться бои. Первый бой должен был быть проведён уже сегодня, поэтому по арене то и дело шныряли разные рабочие, доделывающие разные мелочи, и представители церкви, что делали они я понять не смог.
Вообще странные люди эти церковники, их магия не похожа ни на одну другую, обычные боевые маги используют стихии огня, воды, земли, или воздуха. Что используют они мне неясно, наверное, что-то наподобие астрала, используемого некромантами. Да бес их разберёт, все равно встретить сильного церковного мага сложнее, чем живого дракона. А эта мелкая шваль неспособна и проклятия нормального наслать.
- Так, мне надо найти Вэлиора, именно с ним у Махрака первый бой.
Походив ещё по площади, я вскоре заметил большую палатку совсем близко от арены, в которой и собрались все сегодняшние участники. Я подозвал одного сопливого мальчугана, коих тут толпилось в огромном количестве, и он указал мне на Вэлиора. Я двинулся к нему, проходя мимо торговых палаток, я вдруг заметил одну увешенную различными травами. Подойдя к ней, я, как и ожидал, увидел старую сгорбленную старушку.
- Здравствуй бабушка, есть ли у тебя что-нибудь, чтобы настроение поднять?
- Конечно есть, сынок – с этими словами она протянула мне бумажный пакетик. Развернув его, я сразу почувствовал запах конопли.
- Не бабушка, – протягивая её пакетик обратно, – из этого я уже вырос, что-нибудь посерьезнее есть?
Бабка только ухмыльнулась и полезла под стол. Я не замедлил этим воспользоваться и быстрым движением руки опустошил её кошелёк. Скоро она выпрямилась, и подала мне ещё один пакетик.
- Это цветы змеиной травки, да ты не бойся, ядовитые у этой травки только корни, а вот цветки совсем другой эффект создают. – С этими словами Бабка вновь ехидно улыбнулась. – Эту травку заваривать надо, как чай.

Добавить комментарий

Текст форматируем Текстилем

Необязатаельные поля

Обещаем, что никому его не скажем

или отменить