Рассказ первый, Глава 3

16 сентября 2011 года

Лакремонт

Утром, посланный за мной страж застал меня облаченным в полные доспехи, с мечем на поясе и щитом за спиной. Я опирался на копье.
Ваш конь подготовлен к Поединку Всевышнего Суда, следуйте за мной, господин, – сказал мне страж.
Суть такого поединка заключалась в том, что победа давалась тому, кто оправдан волей богов, а смерть тому, кто осужден богами.
Грубо говоря, осужденному давался шанс оправдать себя, победив в этом бою.
При дворе короля в таких поединках участвовали рыцари осужденной и осуждающей стороны, но в академии некромансеров было иное обыкновение. Некромансеры выставляли со своей стороны погибшего, в незапамятные времена, чемпиона копейных турниров, поднятого еще самим Урдом из могилы. Победить его никому не удавалось…
Меня проводили в конюшни, где стоял мой верный конь, жеребец хадаганской породы, редкого белого окраса. Мой конь был свеж и резв, я оседлал его без помощи слуг, и мне подали копье. Я поехал через широкую улицу к месту Поединка Всевышнего Суда, в процессии сопровождающих меня слуг и оруженосцев, предписанных согласно важности текущего ритуала.
Когда я выехал на ристалище, меня встретили восторженные крики.
Я вытянул руки в стороны, и обратил лицо к небу, слегка отклонившись в седле назад, подставляя, сверкающую метеоритной сталью, грудь солнцу.
Я наполнил легкие свежим воздухом, так как будто я дышу в последний раз.
Мой оппонент был уже больше трехсот лет как мертв, он стоял на другом конце ристалища, опустив забрало. Его никто не приветствовал, у него даже имени не было, но его боялись, очень боялись…. Многим он являлся во сне, о нем рассказывали страшные сказки, называя Рыцарем Смерти. Мне было, искренне жаль этого рыцаря, лишенного имени, жизни и покоя. Он был обречен, служить ритуалу Всевышнего Суда вечно, защищая чуждые ему интересы некромансеров.
Он поднял колье вверх, приветствуя меня. Я ответил тем же жестом.
На трибунах сидели зрители, студенты, горожане, маги и воины.
Сама леди ректор восседала на специально установленном постаменте, а ступенью ниже, в окружении двух стражей, сидела белая, как снег, Лореена.
Дейдрана встала. Трибуны стихли. Она подняла руку, затрубили фанфары, и поединок Всевышнего Суда начался.
Копья склонились напротив щитов, жестко прикрепленных на броне у локтевого сгиба.
Мы сошлись с порядочного разбега, наши копья устремились друг в друга. Мое копье ударило в кристаллическую кирасу мертвеца и взорвалось тысячей щепок, не пробив его брони. Его удар сорвал с крепления мой щит, с грохотом отлетевший на десяток шагов, мы разошлись и развернулись.
Я достаю меч и пришпориваю коня. Мы снова стремительно сближаемся.
На этот раз копье Рыцаря Смерти угодило мне в кирасу, в районе груди. Удар был такой силы, что с меня сорвало шлем едва, не сломав шею.
Я лег спиной не хребет лошади, переводя дыхание, в метеоритной кирасе появилась внушительная вмятина, было очень трудно дышать.
Если бы кираса была кристаллической, она бы раскололась на острые как стекло осколки, и я был бы мёртв. Едва я привстал, уткнувшись лицом в холку коня, а мой соперник уже на разгоне и копье его целит в меня.
Еще удар и темнеет в глазах, я чувствую, как лечу, слышу вой восторженной публики. А потом меня больно ударила земля, на которую, я упал. Зрение вернулось, и я увидел острие копья направленное мне в лицо, мертвым всадником, возвышавшимся надо мной. Трибуны парализовала мертвая тишина.

Эрион

Наконец, показался Карийян.
- Да, дорога заняла куда больше времени, чем мне сказали – подумал я, входя в город.
Город был довольно оживленный. Всюду были торговцы, которые, видимо, съехались к турниру, дабы продать свой товар подороже. Также идя по городу, можно было заметить много рыцарей приехавших сюда на этот турнир.
- Извините – спросил я у одного из торговцев – вы не знаете где тут можно записаться на турнир?
- Вон видишь очередь из рыцарей – он указал пальцем на толпу воинов – Вот вставай в конец и жди пока не подойдет твоя очередь.
- Спасибо
Направляясь в сторону очереди, я увидел вдалеке какую-то толпу смеющуюся и издевающуюся над кем-то. Они что-то кидали в ту сторону, куда указывали пальцами и смеялись, но посмотреть, что там происходит, и над чем они смеются, у меня времени не было, так как я боялся не успеть подать заявку на участие в турнире.
Очередь была довольно длинной и тянулась к какой-то небольшой палатке. Я заметил, что в очереди стоят и совсем юнцы, которым лет семнадцать отроду и довольно пожилые воины, для которых это далеко не первый турнир.
Как ни странно, очередь хоть и была большой, но двигалась очень быстро и через несколько часов я уже стоял у входа в палатку.
- Следующий! – раздался голос из палатки
Я вошел внутрь. За столом сидел воин в кристалле, но без шлема и перчаток. Его доспехи меня очень поразили, так как я впервые видел кристаллические доспехи живьем, у нас в деревне только про них сказки рассказывали. Справа и слева стояло по одному охраннику, полностью одетых в метеорит. Я в изумлении стоял и смотрел на их доспехи и лишь с третьего раза услышал человека, который сидел за столом.
- Имя?!!
- Эрион – очнувшись, ответил я
- Ну, наконец, заговорил! Откуда приехали или пришли?
- Да я просто странник. Вот решил принять участие в турнире.
- Да?! Раньше участвовали в турнирах?
- Бывало
- Побеждали?
- Несколько раз, но соперники были слабоваты.
- Ну что ж, хорошо. В этот раз соперники у вас будут, что надо.
- Надеюсь
- Удачи!– сказал он, ехидно улыбнувшись – следующий!
Турнир должен был начаться завтра. Я решил разузнать о наиболее серьезных соперниках принимающих участие в турнире и для этого пошел на базар.

Итлигор

Память отшибло, однако не подкидало чувство и мысль, что я на земле врагов, которые меня не отпустят отсюда живым. Я открыл глаза и не увидел ничего кроме кромешной тьмы, не чувствуя ничего, кроме жжения в пасти. Попробовал пошевелится хотя бы чем нибудь – безрезультатно, я даже не ощутил конечностей. От нечего делать я опять закрыл глаза и провалился в мучительный сон в котором я видел со стороны как в меня бьёт невидимый сгусток силы, который дробит кости и разрушает органы, однако я очень быстро восстанавливал увечья и опять испытывал жуткую боль от ударов. Последний сгусток вскрыл мне череп вместе с содержимым и я проснулся и, к моему облегчению, я узнал что я не ослеп, увидев знакомую речку, из которой я пил когда на меня напали охотники в первый раз. Крылья почти затянулись, но вот морда с челюстью была перекошена ударами молота навечно.
Не успев жадно прильнуть к небольшой речке, что бы устранить двухдневную жажду, как я снова почувствовал опасность, которая теперь выросла огромной тенью, которая падала на меня сзади – слух меня подвёл, а зрение, слава богу, пока нет. Я быстро повернулся и увидел ободранную шестиметровую пародию на человека, который держал в руке бревно и которым он в тот же момент отшвырнул меня ударом в морду на добрый десяток метров в речку. Существо издало рык в мою сторону, после которого до меня долетел гнилостный смрад его дыхания и он следующим движением прыгнул в мою сторону и попытался ударить меня в следующим прыжке своим облоком, однако был встречен напалмом. Я почуял запах горелого мяса, однако почувствовал так же ярчайшую вспышку боли – огонь не остановил монстра, и следующий удар пришёлся мне в хребет, и я перелетел через речку, ударившись о деревья, которые сломались под моим весом и упали на меня. Горящее существо издавало непонятные звуки, похожие на подывания, перепрыгнуло через речку и снова нанесло удар, теперь в живот. Я ничего не почувствовал, лишь попытался подняться и ударить его хвостом, но нелюдь неистово обжигал меня новыми ударами, хотя мне было всё равно, так как я не чувствовал ударов. Как, собственно, и не мог ничего сделать, кроме как пытаться рефлекторно создать огонь в пасти, однако это тоже не получалось, вещества не вырабатывались.
Наконец, на ударе шестом где-то, существо прекратило бить и упало на меня замертво, видать напалм подействовал. Я увидел его прожженную голову. Картина перед глазами поплыла и я их закрыл, надеясь, что страшный сон не вернётся, и что мои весёлые приключения закончатся…
Однако я не видел снов вообще. Когда я проснулся вновь, я лежал в том же месте, на мне был навален сгоревший монстр. Была ночь, и, походу, я тут лежал не один день. Очень сильно мутило от голода, но тело меня не слушало совершенно, однако шеей крутить было можно. Я посмотрел на тушу, лежащую на мне, в голове промелькнуло пара мыслей, и я потянулся к ней что бы разорвать её на части и утолить голод. Но не дотягивался, как ни пытался. От безысходности я снова провалился в жуткий сон, где я падал в бесконечную бездну, однако, когда мне стало уже по настоящему жутко и я захотел проснутся, сон не отпускал меня. Я всё летел и летел, испытывая жуткое чувство, что это будет бесконечно…

Тиф

Проснувшись, я тут же привстал с кровати. Но тупая боль в затылке молотом вернула меня на старое место. В глазах поплыли красные круги, и я снова отключился. Прошло некоторое время. На сей раз, меня разбудили. Это был старец маг. Он нашептывал какие-то заклинания. Боль стала утихать, и вскоре уже перестала беспокоить меня.
- Крепко же тебя отделали. – заметив что гримаса боли сошла с моего лица, сказал старец.
Но я его не слышал, я судорожно пытался вспомнить, что происходило вчера.
- А вчера ли? – промелькнуло в голове.
- Да уж, не вчера. Два дня ты лежал без сознания. Мы думали, что сам очнешься, но больше ждать мы не могли, поэтому воспользовались магией.
Я слышал, что маги могут читать мысли, но не думал что так легко. Я вдруг почувствовал себя крайне незащищенным. И сразу стал осматривать комнату. Это был обычная спальня для гостей, какого то замка. Решёток на окнах не было, дверь была тонкой. Увидев в окне листву деревьев, я понял, что этаж это второй или третий. Так что в худшем случае можно и с окна сигануть.
Маг опять-таки с легкостью прочёл мысли, и с улыбкой сказал.
- Неужели и вправду бы спрыгнул? Ну да не в этом суть. Тебя желает видеть Король Виктор. Так что одевайся, через несколько минут за тобой зайдут. – С этими словами он вышел из комнаты.
При этом я испытал огромное облегчение, я хоть и не был уверен, что маг не сможет читать мои мысли через стену. Но его присутствие меня сильно напрягало. Теперь я стал прокручивать у себя в памяти вчерашний день.
- Тьфуты блин, позавчерашний день. Нуда ладна. Итак, я пошёл продавать награбленное, Эвзен с удовольствием все купил. Получив деньги, я заметил, что этот старый дурак носит ключи от подвала с собой. Поэтому я вернулся, убил его и спустился вниз.
До этого момента память была ясная и чистая. Но после спуска во мрак подвала, воспоминания тоже стали темнеть. Мне уже приходилось напрягаться, чтобы вспоминать какие то детали.
- Коридор был длинным и с множеством дверей. Я начал заниматься замком последней из них, когда услышал шаги в доме. Затушив факел, я скрылся в только что открытой двери. Вжавшись в стену за дверью, я стал прислушиваться. Я ожидал услышать лязганье доспехов и оружия, стражников, которые могли быть вызваны, хитроумным заклинанием. Но в подвал никто не входил.
Вдруг совсем близко, в коридоре я услышал еле заметный шепот. Я мог услышать писк мышей, на расстоянии в сотни метров, но это шепот был на грани моих способностей. Шептать так тихо приходится только в одном случае… Это был маг. Поняв это, я сразу стал искать пути отступления, пройти незамеченным парой тупоголовых войнов в тёмном подвале я бы ещё смог, но скрыться от мага было куда более сложной задачей. Но в подвале не оказалось окон. А единственная дверь вела прямо в руки к магу. Я реши дать бой. Хотя скорее напасть исподтишка. Вскоре комнату озарила яркая вспышка, но мне повезло, что я находился за дверью. Меня могло запросто ослепить. Выглянув из-за двери, в пыли я заметил следы от двух пар ног. Одни мои, они уходили за дверь, другие заканчивались на середине комнаты. Я сразу понял в чём дело, заклинание невидимости, я часто о нем мечтал и представлял, как бы облегчило оно мой труд. Но тут оно лишь мешало мне. По следам я определил, что человек стал оборачиваться. До этого он стоял ко мне спиной, и не мог видеть моих следов, если б он обернулся, он сразу заметил бы меня. Поэтому я совершил выпад: достав кинжал, я бросился на него, и вонзил его в тело. Я почувствовал, что поранил его, но с каким то немыслимым для мага проворством он стряхнул меня. Я упал возле двери, чем не замедлил воспользоваться. Вскочив, я побежал к выходу. Ни один маг не смог бы меня догнать, однако прямо возле лестницы, тяжёлая рукоять кинжала опустилась мне на затылок.
- Кто же это был, он не уступал в проворстве мне, но был сильнее меня и умел пользоваться магией.
На этом мои мысли оборвали, ко мне в комнату вошел гвардеец, и сказал, что Виктор готов меня принять. Я встал и пошёл за ним.

Лакремонт

Увидев, что я пришел в сознание, мертвый всадник с шипением произнес из-под глухого шлема – тебя ждет лабиринт,…
Он поднял своё копье, и его конь чистой иноходью унес его с ристалища под тишину замерших трибун.
Ко мне подбежали слуги, положили на носилки и понесли. Я поймал пристальный взгляд Дейдраны, она не имела права выражать свои настоящие эмоции, но я почувствовал ее волнение.
Меня отнесли в шатер, стоявший за ристалищем. Когда с меня снимали кирасу, я почувствовал острую боль, ребра были переломаны.
Я не мог подняться, жестокая боль пронзала тело при попытке встать.
Но, превозмогая боль, я повернулся на бок, оперся на руку, ноги коснулись пола. Я медленно встал, меня шатало, во рту был привкус крови.

Где мой меч? – с трудом произнес я.
- Вот Ваш меч, господин, – ответил мой оруженосец, протягивая его мне двумя руками, почтительно склонив голову.
Я протянул руку в мечу и чувствуя что теряю равновесие оперся, удерживаемые оруженосцем ножны.
-Вам нужен покой, – произнес оруженосец.
Я должен выполнить данный обет, – ответил я, застегивая ремешки подвески ножен на бедре и поясе.

Тут в шатер заходит Лореена в сопровождении двух стражей.

Тиф

Войдя в зал, я увидел Виктора. Он величественно восседал на троне, его корона, покрытая многими драгоценными камнями, сияла в лучах солнца. Рядом с ним стояло двое воинов телохранителей, а чуть позади уже знакомый мне маг. Подведя меня поближе к трону, гвардеец развернулся и вышел из зала, за ним последовали и двое телохранителей. Как только в зале остались только мы трое, Виктор занял более удобное положение в троне, снял корону, и его былая величественность растворилась. Он начал разговор.
- Как меня утомляют все эти светские побрякушки, и манеры. Но ведь войны не будут подчинятся дряхлому старику. Приходиться подыгрывать. Но с тобой то таких проблем не будет. Ты же знаешь истинные «ценности».
С этими словами он кинул мне мешочек с золотом. Поймав его, я инстинктивно взвесил его и определил вес с точностью до десятка граммов. Сумма была немаленькая.
- Я всегда работал только на себя. Но ваши «ценности», заставляют меня быть глухим к своим принципам.
- Вот и славненько. Задание будет по твоему профилю. Ты наверно слышал, что в городе проводится турнир.
- Да конечно. – Оттянутый золотом карман заставлял меня внимательно вслушиваться в задание.
- Так вот. Победитель уже известен… Мне… Но только думаю что не все будут с этим согласны. Поэтому он должен победить всех в бою. Он конечно сильный воин, но противников слишком много, и вполне возможно, что среди них найдётся кто-либо сильнее и удачливее. Ты должен эту возможность исключить.
- Но как? Я не смогу их всех убить.
- Ты вор, и нанял я тебя как вора, а не убийцу. Есть много способов помешать воину, выиграть битву. Достаточно повредить доспехи, и самый сильный и ловкий воин, станет неподвижным увальнем. В общем как ты это сделаешь, меня уже не волнует. Главное то, что если ты хочешь получить суммы в два раза большую той, которую ты уже получил, то победит тот, кто мне нужен. Имя ты узнаешь позже, а пока можешь идти.

Эрион

На базаре было довольно людно и шумно. Люди что-то покупали, что-то продавали, но моя цель была поймать какого-нить мальчишку-карманника, они-то много чего знают и много чего слышат, у них вполне можно будет разузнать все, что мне нужно.
Я вывесил мешочек с монетами на поясе, чтобы привлечь внимание карманников и пошел бродить по базару. Долго мне ждать не пришлось. Через пол часа моего хождения по базару, кто-то попытался схватить мой мешочек с монетами. Но не тут то было, мой мешочек был хорошо завязан и был привязан к поясу довольно прочной веревкой.
- Ага! Попался воришка! – сказал я, схватив руку мальчишки.
- Пусти, пусти дяденька, я не хотел.
- Вот еще! Сейчас сдам тебя, куда следует! Будешь знать, как по чужим карманам шарить – решил я припугнуть мальчишку.
- Я больше не буду честно – ответил он
- Ладно, не бойся! Не буду я тебя никуда сдавать, у меня к тебе дельце будет небольшое. Я даже заплачу тебе за него.
- Какое? – спросил удивленно мальчуган
- В общем так! Ты про турнир знаешь?
- Ну да, как же про него не знать! Весь город про него знает
- Отлично! Мне надо чтобы ты сегодня вечером пришел ко мне и рассказал про наиболее сильных участников турнира.
- Да без вопросов, а сколько заплатишь?
- Тебе хватит – ответил я, ухмыльнувшись – встретимся здесь же, когда солнце будет на уровне горизонта.
Я отпустил парнишку и направился искать какое-нибудь заведение, где можно было бы переночевать.

Лотарио

Практически все деньги, которые были у Эвзена, я перенёс в свой укромный чердак, окно которого выходило на центральную улицу Карийяна. Я взял себе немного. Хватит на пару дней. А в Вараклаве у меня есть на что прожить. Король платит мне сполна. Можно было ехать домой. Странное задание короля было выполнено, и я направился к своим родителям, в Вараклав. Мне почему-то захотелось к ним именно в этот момент. Да и руку они мне подлечат. У них какие-то травы и снадобья были. Один чёрт, все эти народные методы не помогают, то ли дело свитки лечения, которые дали мне королевские маги, когда я последний раз к ним зашёл. Однако забота о собственном сыне может хоть как-то скрасить жизнь моих стариков. Стоит всё же к ним сходить. Повозку на Вараклав я ловить не стал. Решил пойти туда пешком. За ночь – доберусь. Всегда мечтал погулять в Селивайском Лесу ночью, имея при себе свитки невидимости!

Я выходил из города под вечер, сытый и довольный собой. За спиной болталась лютня. На ремне висела сумка, полная различных свитков, бутылка отличного вина была в руке. Ночь была звездная, месяц набирал свой рост и его тонкий силуэт располагался прямо над выходом из города Карийян. Я покидал его. Мне на встречу тянулись многочисленные зрители на турнир воинов, который должен был пройти в городе со дня на день. Меня не волновал этот турнир, я даже не знал точно, когда он начнётся. Но я точно знал, кто на этом турнире выиграет. Виктор всегда строит там свои интриги и различными способами ведёт своих людей к победе на этом турнире. Иногда он использовал и меня для достижения своей цели. Кто знает, может, он воспользуется мной и на сей раз. Однако, у нас с Виктором уговор: он находит меня, а не я его. У него достаточно посланников, типа Дьюзана, чтобы без проблем найти меня, зная лишь цепочку мест, где меня можно найти. Меня это тоже не волновало. Я отпил немного из горла и ускорил шаг. До Селивайского леса я добрался буквально через пол часа. Было уже темно. Глубоко в лес я заходить не собирался. Только лишь дойти до речки, которая пронизывала весь лес с юга на север и выходила из леса почти у самого Вараклава.

Я направился прямо к той речке и минут через пятнадцать уже слышал её мирное ночное журчание. Я подошёл к берегу. Посмотрел на едва различимую в слабом свете полумесяца воду и выпил ещё вина. Убрав бутылку в сумку, я расстелил свой плащ на земле и лёг на него. Я лежал так и прислушивался к ночной тиши и шуму воды. К завыванию ветра в кронах деревьев, к пению ночных птиц. Вокруг меня царило идеальное спокойствие и гармония. Я взял свою лютню и начал играть. Импровизированная мелодия разлилась в пространстве вокруг меня и полилась вместе с ручьём вниз к моему родному Вараклаву, где меня ждали мои родители. Мысленно я представил, как они сидят за столом и вспоминают о своём странном сыне, который покинул их. Боль в руке почти прошла под действием магических свитков, и рука играла, как здоровая, проигрывая всё более мелодичные трели. Сам того не замечая, я начал играть всё громче и громче. Мажорные аккорды врезались в ночную тишину, заполняя её радостью и восторженностью. Стремительные виражи музыкальной темы привлеки многочисленный животный мир к моим струнам и рукам. Я продолжал играть лёжа, и вслушиваясь в усилившуюся тишину, в которой слышал отголоски себя, и чётко различал, какой звук мой, а какой звук был подарен мне ночной гармонией леса. Я остановил свою мелодию, когда услышал треск дерева и громкое шелестение листьев. Мгновенно я откинул лютню, схватил плащ и вгляделся в темноту. Ко мне никто не приближался, шевеление продолжалось где-то в кустах. Я понял, что шевелятся не с целью причинить мне какой-либо вред, прошептал заклинание невидимости и направился посмотреть, что же происходит в кустах.

Подойдя к тому самому месту, где минуту назад я слышал треск стволов и шевеление кустов и прочитав ещё одно заклинание – свечение, я наблюдал следующую картину: огромная вонючая туша людоеда валялась на теле дракона, прижав его к земле своим весом. Дракон был ещё жив и рефлекторно дёргал конечностями, глаза его были закрыты. Он был завален стволами деревьев, которые и потрескивали от слишком резких движений. «Хм, редкие звери, говоришь, Виктор, вот уже второй,» подумал я, и тут же мне в голову пришла ещё одна мысль: «А не тот ли это самый дракон, которого я видел на площади?». Свечения не хватило на доскональный осмотр всех деталей драконьего тела. Но по могучему хвосту и узору на теле я понял, что, скорее всего, это тот самый непутёвый дракон, угодивший под молот пьяному Чопейну. «Да, вот тебе не везёт-то у нас в краях,» – подумал я и начал оттаскивать тушу людоеда за ногу.

Лореена

Утро. Меня не слишком вежливо разбудили хорошенько встряхнув. Оказывается я все таки заснула. Сначала я пыталась сообразить что к чему а потом вспомнила… Или нет, вернее будет конечно так: ВСПОМНИЛА!!!
- Пять минут на сборы. – подтвердил мои воспоминания стражник. Я молча схватила свою сумку и провела рукой по волосам.
Потом были трибуны. Толпы народа пришедшие на Поединок Всевышнего Суда.
Мои однокашники разделили внимание между Мной и Рыцарем Смерти. К своему удивлению я увидела, а их глазах но мимо осуждения – зависть. Не буду описывать поединок. Мне было не до этого, перед моими глазами был Лабиринт.
- Иди и помоги ему – вернул меня к действительности строгий голос этой мерзкой Горгулии, как мы в тайне именовали Директрису.
- А? Что???
- Я говорю ступай распутница и верни к жизни это. – Она указала на ристалище. – Тебе понадобиться целый попутчик.
Я по-прежнему смотрела на нее непонимающими глазами.
- Он изъявил желание идти вместе с тобой в лабиринт, Дура! Не знаю, что он в тебе нашел… Уведите ее – И посмотрела на меня так нехорошо…
Я влетела в палатку со скоростью арбалетного болта. Лакремнон опять рвался в бой, требуя от своего оруженосца помощи, а хотела было поблагодарить, но вместо этого…
- Дурак, безмозглый дурак – начала я накладывая заклинания лечение, и оно как нестранно удалось. Небольшая вспышка и все что нужно на нужном месте в рабочем состоянии. – Зачем, ну зачем ты идешь в Лабиринт. – последнее я произнесла почти шепотом и похоже, все таки расплакалась.

Лакремонт

Исцеленный магией Лореены, я облачился эльфийскую метеоритную кольчугу. Поверх кольчуги я надел легкую гофрированную кирасу, наплечники, наручи, защищающие руку от запястья до локтя и высокие кованные метеором сапоги и перчатки из драконьей кожи, а на голове высокий эльфийский шлем. На поясе был мой верный меч и большая фляга здравура. Лореена тоже была готова, облаченная в походную одежду и с большой сумой наполненной свитками и пузырьками.
Мы шли во главе большой процессии, на этот раз одних только магов.
Пройдя почти через всю академию, мы вышли к каменной лестнице уходящей под землю, внизу виднелись массивные двери. Кроме того, вниз вел колодец, в который бросали созданных во время практик монстров. Но этот колодец был в другой части академии, там, где проходили практические и экзаменационные работы студентов.
Я первым начал спускаться, подошел к двери и поднял мощный засов.
Дверь открывалась наружу, внутри было темно, я зажег свечу в фонарике и вошел внутрь. Лореена следовала за мной. Мы оказались в маленькой продолговатой комнатке со второй такой же дверью в конце.
Как только дверь за Лорееной за крылась, я достал красный воск и начал закрашивать им стекла фонарика.
-Что ты делаешь? Тебе заняться нечем? – в недоумении спросила она меня.
Это старый прием ночных охотников, – ответил я.
- Ты хочешь сделать красный фонарь как те, что весят у входа в бордели?
Почти… только это не простой фонарь, – сказал я, завершив работу.
А теперь смотри на фонарь, – повелел я.
- Фи! Вот еще? Лучше скажи, как мы отсюда выберемся? – ответила она.
Ты видишь в темноте? – спросил я.
-Нет, конечно, а к чему этот вопрос? – было видно, что она злится.
Когда мы выходили ночью на орков, а орки ночью видят очень хорошо, то мы перед этим садились в комнату с красным фонарем…
- И что? – в ее голосе появилось любопытство.
Чем дольше ты смотришь на красный фонарь, тем дольше видишь в темноте.
- Ты меня видишь? – спросила она.
Да. Ты сейчас держишься за сережку на правом ухе, – ответил я.
Ой, правда! – она села напротив и стала разглядывать фонарик.
Так прошло не которое время, мы были готовы идти.
Я задул фонарик, и отдал его на сохранение Лореене.
Достал из ножен свой волнистый, вороненый меч, он не давал бликов ночью.
Это был меч ночного охотника на орков, на существ созданных для ночи.
Я отодвинул засов и тихонько приотворил дверь, ведущую в неизвестность.
Из темноты повеяло замогильным холодом. Лореена поежилась.

Добавить комментарий

Текст форматируем Текстилем

Необязатаельные поля

Обещаем, что никому его не скажем

или отменить