Симплог — простые блоги

Ход пятнадцатый, Арториус
День четвертый, полдень.
Там же, где и было.
(автор: Talarasha)

Арториус, почуяв неладное, резко ушел в сторону. И неспроста – из открытой двери на него вылетел стул, а затем и девушка. Та самая девушка, которая сейчас смотрела на него дикими глазами, явно изумленная своей неудачной атакой, а паче того обилием крови в коридоре. Не удержав равновесия, она по инерции начала падать, но некромант придержал и подхватил ее. Убедившись, что с ней все в порядке, он, робея, сказал:

- Не кричи, прошу тебя. Я здесь, чтобы тебя спасти!
Она, не понимаю, поглядела на него. Веритас был облачен в мантию черного цвета, в руке он сжимал посох – все это, безусловно, выдавало в нем некроманта, а именно некроманты похитили ее. Сейчас неожиданное спасение казалось ей невероятным. Арториус тем временем продолжал:
- Познакомимся потом. Сейчас нам надо выбраться отсюда. Идти сможешь?
Девушка кивнула, но затем, нахмурившись, спросила:
- Куда? Где я вообще?
- В центре Дэйры, в секретной резиденции Гильдии. Но сейчас пошли, неизвестно, когда обнаружат пропажу пленницы.

Они вышли из дома, хотя у Арториуса и мелькнула мысль заглянуть к Манди и поздороваться с ним. Они шли спокойно, не срываясь на бег, не разговаривая, и народ даже не слишком-то обращал на них внимания – мало ли, что за дело у некроманта и этой девушки. Связываться с Гильдией так себе дороже…
Обо всем этом Веритас размышлял, поскольку знал: Гильдия этого так не оставит. Убийство рыцаря, похищение наложницы самого Венута, немыслимо! Теперь ему в Гильдию путь заказан.
Заметив, что они, наконец, находятся на улице Пекарей, некромант потянул девушку за собой и толкнул дверь в таверну. В зале, несмотря на яркое солнце снаружи, царил полусумрак, народу было немного. Некромант усадил девушку за дальний столик, и затем присел сам. Сейчас он впервые мог внимательно, без всякой спешки и стеснения, рассмотреть лицо девушки. Увиденное ему понравилось.

Девушка, заметив, каким взглядом ее изучает маг, фыркнула, и спросила:
- Могу я поинтересоваться именем моего отважного спасителя?
- Имею честь представиться, – усмехнулся в ответ некромант, – Арториус Веритас, некромант второго посвящения на службе Его Величества короля Кайн-Агара, Виктора.
- Некромант спасает девушку от некромантов. Веселенькая история, ничего не скажешь!
Арториус утвердительно кивнул:
- Ты даже не представляешь, насколько. Именно я спланировал твое похищение и лично в нем участвовал.
- Действительно, удивительные вещи творятся на Кайн-Агаре. И зачем же вы меня похитили?
- Тут все гораздо сложнее, чем кажется. Хотя я и некромант короля, но фактически я подчиняюсь Венуту, богатому рыцарю. Он живет здесь же, в Дейре.
- Дейра… Это так далеко от моего дома, – вздохнула она.
- Действительно далековато. В деревнях, наподобие вашей, мало, что знают о текущем положении вещей, новости доходят медленно. А происходит вот что – мы, следуя приказу Венута, ищем по деревням молодых и красивых девушек. Для пополнения его гарема.
- Гарема!? – изумленно воскликнула девушка, чем привлекла к себе внимание немногочисленных посетителей.
- Тише. Да, тебе предстояло стать одной из его наложниц, и так бы было, если б я тебя не спас. Но твоим спасением я нажил себе могущественных врагов в лице Гильдии Некромантов, лично Венута за похищение его наложницы, рыцарей и аристократов за убийство одного из них, и городской стражи. Сейчас у нас остается один путь – бегство.

Некромант надолго задумался. Он рассеяно передвигал по столу пустую кружку, размышляя о случившемся. Наконец девушка спросила:
- Зачем ты меня спас?
Арториус выразительно поглядел на нее. Она все поняла.
- Я… Я не могу… Поверь, я благодарна тебе за спасение, но сердце мое уже отдано другому. Извини.
Расчетливый Веритас не сильно расстроился. Он знал, что впереди у них еще много дней, проведенных вместе, а до ее возлюбленного, кем бы он ни был, явно далековато. Разумеется, за этот период девушка изменит свои взгляды – “сердце красавицы склонно к изменам… И переменам”.
- Я все понимаю. Но позволь хотя бы сопровождать тебя на пути домой – это опасная и незнакомая тебе дорога, я же путешествовал много и часто. Все равно сейчас мне лучше не показываться на глаза в городах, дабы все немного улеглось. Хотя не думаю, что Венут все так легко забудет.
Он встал и подошел к трактирщику. Потолковав с ним немного, он сумел разъяснить тому, что он нуждается в съестных припасах. Трактирщик по-прежнему смотрел недоуменно, но когда на стойку упало несколько серебряных монет, живо засуетился, забегал, отбирая самое лучшее. Чуть погодя они покинули таверну. Арториус сказал девушке:
- Сегодня нам надо отойти от Дейры как можно дальше, а там мы решим, какой дорогой идти.

На самом деле, некромант уже все продумал. Он собирался двигаться на северо-запад к Рахл-Кайн-Агару – места там, в горах, безлюдные, да и дорога будет дольше. А чем больше он проведет времени в столь приятном обществе, тем лучше для него. И для нее.


В нашем мире много психов,
Каждый третий точно псих!
Говори со мною тихо,
Может я один из них…

Последний раз редактировалось: Арториус (12-10-2006, 12:39), всего редактировалось 1 раз
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail Выдать предупреждение Забанить пользователя
Ильен
Восточная сказка
цитировать

Репутация: 1 Согласиться Не согласиться

Зарегистрирован: 23.08.2006
Сообщения: 5
Откуда: Кайн-Агар, Рофьем

Сообщение: 11-10-2006, 19:46 Всего отзывов: 1Ответить с цитатойИзменить/удалить это сообщениеВернуться к началуУдалить сообщениеПоказать IP адрес автора
Ход шестнадцатый, Ильен
День четвертый, день.
Лес.
(автор: Анимаус)

Иногда Ильену в голову приходили очень глубокие мысли – во многом аскетичность его бытия создавала легкий налёт философских дум: для какой цели он живет, что будет после его смерти и, когда же, наконец, на его голову наденут царскую корону повелителя Аллода. Вот и сейчас он тяжко размышлял – где бы утолить позывы ноющего желудка, который примитивно взывал об отсутствии в нем пищи? Работа в поле особенно не научила его лесному делу, а из вещей с собой был скучный топор, который яростно искал работы в бою с недругами, натершая тело до мозолей кольчуга и золотой ножик в невесомом полупрозрачном чехле, который болтался в мешке с пустыми бутылочками. Будущий воин стал думать…

Так бы он и думал, пока тишину леса и шелест листвы не прорвал чей-то визг. Обернувшись на шум, Ильен увидел маленького кабаненка, который, видимо, убежал из родных пенат и заблудился. Обрадовавшись такой неслыханной удаче и забыв, что рядом может оказаться еще вся семья несчастного животного, боец, с топором наперевес, рванулся за ним, и, поигрывая крестьянскими мускулами, свалил его с ног эффектным прыжком, позже вышиб из него дух обухом топора. Голод был так силен, что Ильен решил пожарить тушку прямо на месте – ибо не есть ничего целый день, было выше его сил.

Так как разделка кабаненка топором не показалась ему приемлемой из-за “нежности мяса” (видимо, заиграла кровь непризнанного аристократа), он решил достать золотой нож из рюкзака и воспользоваться им. Достав из невесомых ножен вполне тяжелый клинок, он вонзил в хряка лезвие, но тут же почувствовал, что что-то тут не то – нож застрял, а тело жертвы начало приобретать какой-то неестественный серый цвет. Ильен впал в некоторый ступор, но тут же вспомнил королевский карнавал с казнью новорожденного дракона – когда он вылупляется из яйца и взлетает в первый раз, на него накладывают такое же заклятие окаменения, и он падает вниз, разбиваясь в пыль под восторженные крики толпы. Поняв, что его обед превратился в окаменелости, Ильен проклял судьбу и решил, что проще всего добраться до следующей деревеньки и пополнить припасы там.

Оттащив и запрятав в листву каменный кусок в виде поросенка с ножиком в животе, Ильен смело и решительно двинулся прочь из леса, а особого ускорения добавил не столько нарастающий голод, сколько угрожающий шелест кустов и топот взрослых кабаньих копыт.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail Выдать предупреждение Забанить пользователя
Адэльмар
Восточная сказка
цитировать

Репутация: 5 Согласиться Не согласиться

Зарегистрирован: 24.08.2006
Сообщения: 6
Откуда: Кайн-Агар, Рофьем

Сообщение: 08-11-2006, 03:16 Всего отзывов: 1Ответить с цитатойИзменить/удалить это сообщениеВернуться к началуУдалить сообщениеПоказать IP адрес автора
Ход семнадцатый, Адэльмар
День четвертый, день.
Туманная заводь.
Продолжение 14 хода.
(автор: Installero)

Вот уже часов десять Адэльмар находился в пещерах Туманной Заводи. Он хотел есть, а от постоянных разговоров с черепахами то и дело пересыхало горло. Поэтому он часто пил из светящегося озера. Почти все эти долгие часы он расхаживал по зале. Сидеть он не мог. Камни пещеры были холодны, и холод их готов был проникнуть в любое тело, которое дотрагивалось до влажного пола залы. Адэльмар чувствовал умственную и физическую усталость.

Когда большая черепаха заканчивала рассказ про какие-то заброшенные руины, в глазах Адэльмара помутнело, и он начал терять сознание. Сделав рукой в воздухе несколько непонятных пируэтов и закатив глаза, он медленно начал оседать на каменный пол. Черепахи не понимали, что случилось. Адэльмар сиплым голосом успел лишь проговорить: «Воздух! Мне нужен воздух», – и окончательно рухнул на пол без сознания.

Жители каменных пещер, мудрейшие черепахи, засуетились, насколько могли придаваться суете эти нерасторопные сознания. Они взвалили Адэльмара на панцири двух самых больший и крепких черепах и повезли тело старика к выходу. Через какое-то время Адэльмар услышал заклинания, открывающие выход из пещеры. Ему было уже значительно лучше. Откровенно говоря, он ни на секунду не терял контроля над ситуацией. Увидев, что путь наружу открыт, Адэльмар вскочил с черепах и произвёл в воздухе несколько движений руками, сопровождая их заклинанием телепорта. Телепортировался он почти наугад. В стороны выхода.

Стоя в двадцати метрах от выхода, Адэльмар развернулся, чтобы оценить ситуацию. Конечно, черепахи всё поняли: в его направлении уже стремительно катился бледно зелёный веер кислотной атаки. Адэльмар пригнулся и пары прошли над ним. Дневной свет немного слепил непривыкшие к нему глаза мага. Зато было отчётливо слышно поспешные шажки двадцатка черепашьих ног. «А не такие уж они и медленные!» – Адэльмар посмотрел вперёд и разглядел там пространство для дальнейшего прыжка. Снова взмах рук и торопливое шептание. Адэльмар наблюдал за черепахами, уже находясь в 50 метрах от выхода из пещеры. Или от входа в пещеру. «Нет, я туда больше не войду», – спрятавшись за дерево, Адэльмар смотрел на черепах, которые потеряли его из виду и обильно пускали кислоту во все стороны. Все пространство перед пещерой было погружено в зелёную дымку.

Ещё один телепорт и густота древесных стволов скрыла его от взора черепах. Медленно, стараясь особенно не шуметь, маг направился в лес. Надо было попробовать найти Ильена быстрее, чем это сделает тролль.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailICQ Number Выдать предупреждение Забанить пользователя
Хухрымзыл 3
Восточная сказка
цитировать

Репутация: 3 Согласиться Не согласиться

Зарегистрирован: 23.08.2006
Сообщения: 13
Откуда: Кайн-Агар, Звенящая долина

Сообщение: 13-12-2006, 18:38 Всего отзывов: 1Ответить с цитатойИзменить/удалить это сообщениеВернуться к началуУдалить сообщениеПоказать IP адрес автора
Ход восемнадцатый, Хухрымзыл 3
День четвертый, вечер.
Лес.
Продолжение 14 хода.
(автор: Casperoff aka Romikus)

Золотистые лучики плавно переливались в туманной дымке. Вечерний лес после дождя очень нравился Троллю, все дышало свежестью и чистотой! То тут, то там пробегали маленькие лесные зверьки, для Хухрымзыла многие животные считались маленькими…

Тишину и покой леса нарушали не очень громкие, но все равно массивные шаги Старого Тролля. По его неторопливому шагу не было заметно, чтобы он спешил, но это было не так – Тролль спешил! Где-то там впереди шел человек, и за ним шла двойная погоня. Маленькие птички постоянно сообщали Хухрымзылу, что помимо двух лесных людей за человеком следуют полувидимые безвольные души. В народе такие существа прозвали призраками или духами, они, как зомби и скелеты, безвольны, лишь очень старые духи при использовании магий высоких уровней могут обрести разум и сознание.

Начинало темнеть, но Троллю, в отличии от многих других существ населяющих данный Аллод, это не мешало. он продолжал путь дальше. Внезапно он вышел на небольшую поляну, в центре которой стоял небольшой алтарь-фонтан. Он был выполнен в виде ровного кубического камня, на поверхности которого были борозду, по которым из центра камня текла желтоватая вода.

Все признаки указывали на темное происхождение алтаря, когда Тролль попробовал подойти поближе, в какой-то момент он просто не смог сделать следующий шаг вперед.
- Хммм… – пробормотал Хухрымзыл, – надо запомнить это место, и не забыть вернуться…
На этом все его любопытство угасло, он обошел полянку стороной, и зашагал дальше. ему предстояло пройти еще много-много лесных полянок, прежде чем он догонит ВОРА…

Вор шел быстро, но даже самому сильному человеку нужен сон, а тролли могут не спать несколько дней подряд. И Хухрымзыл уже на утро нашел еще теплое кострище и место ночлега вора. Тролль понял, к полудню он нагонит путника.

И действительно, немного после полудня Хухрымзыл догнал Ильена. Тролль по небольшому радиусу обогнал его и встал на дороге.

Ильен спешил, он чувствовал, что его нагоняют и надо идти быстрее. Внезапно на дороге возник камень, нет! Это был тролль, тот самый Тролль. От такой неожиданности Ильен даже забыл о топорике и обо всем остальном, он просто впал в ступор перед Хухрымзылом.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailПосетить сайт автораICQ Number Выдать предупреждение Забанить пользователя
Installero
Администратор
цитировать

Репутация: 2

Зарегистрирован: 18.08.2006
Сообщения: 89
Откуда: Россия, Москва

Сообщение: 15-01-2007, 15:07 Всего отзывов: 1Ответить с цитатойИзменить/удалить это сообщениеВернуться к началуУдалить сообщениеПоказать IP адрес автора
Image
Ход девятнадцатый, Ильен
День пятый, утро-день.
Малый Бартианский Лес, восток.
Продолжение хода Хухрымзыла 3.
(автор: Installero)

Первый ночлег Ильена после побега из дома тролля с не очень-то весомой добычей был очень неспокойным. Костёр едва отгонял волков и согревал путника. Периодически костёр приходилось поддерживать, Ильен автоматически просыпался от холода. Когда он подбрасывал заготовленные ветки и дрова в пламя, и оно разгоралось сильнее, Ильену постоянно казалось, что вот-вот его кто-нибудь застанет врасплох за этим занятием. Мысль эту Ильен постоянно гнал из своей головы, стыдясь своей собственной трусости. «Да что со мной такое? Тролль очень далеко. Я шёл очень быстро и прошёл, наверное, за этот день километров тридцать. Скоро я выберусь из леса. А этому нерасторопному дереву из камня меня никогда не догнать», – так думал он, глядя на то, как пламя охватывает одну за другой ветки. Костёр тихонько потрескивал. Шумели деревья. И эти звуки убаюкивали Ильена. Он засыпал.

Днём Ильен, было, немного успокоился. Но по-прежнему скорость его была большой, а шаги стремительны. Лишь изредка он останавливался, прислушиваясь и размышляя недолго над тем, куда ему лучше пойти, в какую сторону, и продолжал свой путь. Но к полудню чувство опасности вновь вернулось. Ильен глядел по сторонам. Только лесные звери окружали его: птицы, бельчата, которые пугливо поглядывали на него из-под зарослей шиповника или с толстых ветвей старых дубов.

Интуиция не подвела Ильена, за ним действительно следили. Именно эти самые звери и следили за его нехитрым путешествием. И тролль давно уже поджидал его прямо на пути. Ильен был так удивлён, что сперва даже принял его за огромную каменную глыбу. Но потом, поняв, что находится перед ним, он оторопел. Секунд десять он стоял неподвижно и молча смотрел на тролля.

Тролль улыбнулся. Какая-то неестественная радость, вероятно, связанная с тем, что ему удалось удивить вора, отразилась на его лице. Ильен достал свой топор. Что ещё ему было делать? Скрыться в лесу от тролля – бесполезная затея, это Ильен понял в те самые десять секунд оцепенения. Когда тролль увидел топор, выражение его лица изменилось. Но как-то странно. С одной стороны его позабавила удаль молодого воина. С другой стороны, он увидел свою вещь, которую у него украли в знак благодарности за его гостеприимство.

Ильен побежал на тролля, занося топор для удара. Но ему не суждено было пробежать и пяти метров. Тролль произнёс заклятие, взмахнул рукой и что-то очень тяжёлое, каменное и быстрое угодило Ильену по голове. Его откинуло назад и он опустился спиной на землю, громко выдохнув набранные в лёгкие воздух. Топор выпал из его руки и, пролетев пару метров, со звоном отскочил от дерева на землю. Тролль медленно начал движение в сторону Ильена. Между ними оставалось расстояние в двадцать метров, когда Ильен с трудом поднял голову, чтобы понять, сколько ещё времени у него есть, до того как тролль сможет ему хорошенько наподдать своими могучими руками. Подняв руку ко лбу, Ильен дотронулся до головы и нащупал кровь. Он попятился и начал подниматься. Страх охватил его внезапно. Ильен закричал и как только мог быстро побежал в лес. В сторону, противоположную той, откуда шел Хухрымзыл. Но другая каменная стрела попала ему в спину, и Ильен снова оказался на земле. Удар был такой силы, что, не будь Ильен в кольчуге, его могло спасти только чудо. Ильен вновь попытался подняться, но следующий удар в голову вышиб из него сознание.


- А чего писать?
- Что хочешь – то и пиши. Тут любая мысль может стать реальностью.

Последний раз редактировалось: Installero (08-07-2007, 16:17), всего редактировалось 2 раз(а)
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailПосетить сайт автораICQ Number
Адэльмар
Восточная сказка
цитировать

Репутация: 5 Согласиться Не согласиться

Зарегистрирован: 24.08.2006
Сообщения: 6
Откуда: Кайн-Агар, Рофьем

Сообщение: 16-01-2007, 19:14 Всего отзывов: 1Ответить с цитатойИзменить/удалить это сообщениеВернуться к началуУдалить сообщениеПоказать IP адрес автора
Ход двадцатый, Адэльмар
День четвертый, ночь.
Юго-восток Малого Бартианского леса.
После того, как Адэльмар сбежал от черепах.
(автор: Installero)

Древний, вечно затененный и потому весьма уютный городок, Бартиана или, как произносили его имя друиды, Вфартфиана, находился в самом центре огромного некогда Бартианского леса. По легенде, так эти места назвал первый смельчак, Барт, который целеустремлённо шёл в друидский город, чтобы достать целебное зелье для своей возлюбленной. Герою пришлось пересечь вплавь глубокие реки. Рискуя жизнью, пробраться сквозь плотные заросли, кишащие пауками и сороконожками, топкие, мутные, вечно покоющиеся в тени, болота. Но Барт был отчаян, ибо не знал он в жизни счастья, кроме любви своей Фавны. И пришёл он в Вфартфиану, где друиды выслушали его и пошли ему на встречу, снабдив его всем необходимым для излечения Фавны. И потом ещё больший путь домой ждал Барта, но когда вернулся он домой, то в честь него (а может быть, просто из-за схожести произношения, а может быть, роль сыграли оба фактора), назвали эти места Бартианскими. Город друидов прозвали Бартианой. А лес стал Великим Бартианским лесом. Прошло несколько лет, и связь с городом наладилась. В Вараклаве, Карийяне и других крупных городах стали появляться магические вещи, изготовленные друидами.

Но то было до «Ночи Беды». А после неё Бартианы не стало. По крайней мере, на Кайн-Агаре её нет. Остался ли этот город на каком-нибудь из Аллодов? Найти его однажды было непросто. Но город был потерян вновь. Тайна друидского тенистого леса вновь закрылась по воли коварной судьбы, разделившей мир на Аллоды. Остаток леса, который зацепился корнями за Кайн-Агар, назвали Малым Бартианским – в память о подвиге Барта и о ценных отношениях с лесными мудрецами.

  • * *

Адэльмар отчаялся найти Ильена. Он также не знал, какой дорогой шёл тролль, когда нёс его статую в Туманную Заводь и потому поиск пути назад не увенчался успехом. «Похоже, Звенящую Долину действительно не найти, если она сама этого не захочет», – сопровождаемый такими мыслями, Адэльмар сделал очередной прыжок на опушку леса.

Надо отметить, что смекалистый маг с некоторого момента старался быть верным одному направлению. Когда-то лес должен был, всё-таки, кончится. Куда-то, рано или поздно, Адэльмар должен был прийти. Тем временем окраины Бартианский лес обволакивала вечерняя прохлада, а видимость ухудшалась с каждой минутой. Адэльмар вынужден был признать, что ему придётся коротать ночь одному в незнакомом лесу. Он не боялся волков но, так или иначе, мысли такие его не очень радовали. Тем более что тролль уже давно знает о том, что маг сбежал: древним троллям, способным разговаривать со зверьми не составляет труда узнавать все лесные новости.

С опушки он увидел гладь воды. Но это была не Звенящая Долина. Это было ясно даже в сумерках. Адэльмар не узнавал эти места. Он был на противоположном деревне Рофьем берегу Падшего Озера. «Отлично, здесь мне и ночевать», – осознал Адэльмар. Он подошёл к воде, осмотрелся, нагнулся и умыл лицо и руки. Потом зачерпнул воды и выпил. Вода была прозрачна так, что даже при отсутствии хорошего освещения было видно песчаное дно озера. Не долго думая, Адэльмар скинул с себя одежду и вошёл в воду. Вода была прохладной, но старый маг быстро привыкал к такого рода дискомфортам.

И вот Адэльмар уже наслаждался плаванием. Он отплыл от берега метров на двадцать и лег на спину. Посмотрел на светлое ещё небо и закрыл глаза. Так лежал он неподвижно, отдыхая и практически не шевелясь. Было очень тихо. Волн не было совсем. Даже мелкой ряби не шло по поверхности озера. Всё погрузилось в вечернее спокойствие. Мысли Адэльмара плыли медленно. Он представлял себе сидящего, где-то в лесу Ильена, который греется у костра, опасается, наверное, волков и пытается поспать хотя бы пару часиков. «Буду думать, что он ушёл достаточно далеко, чтобы тролль не смог его догнать», – успокаивал себя Адэльмар. И ему удалось погрузиться в практически полное спокойствие. Так, что даже внезапный пронизывающий его ноги холод не остановил его мысли. Нога заболела глухой болью: её свело. Лицо Адэльмара искозила гримаса и он изменил положение. «С чего это мою ногу-то свело?» – не обращая внимания на боль, маг начал плыть к берегу на одних руках. И после того, как он почувствовал холод и в одной из рук, он понял, чем это всё может кончиться. Никогда ещё Адэльмар не использовал столько телепортов за один день. Разом больше, разом меньше: Адэльмар уже стоял на берегу, растирая ногу и удивлённо глядя на озеро. С глади воды как будто поднимались испарения. Голубая, почему-то светящаяся дымка становилась всё гуще и гуще. Через секунду маг, наконец, понял, почему температура в озере так резко упала.

«Нечисть! Они нашли меня!» – Адэльмар мгновенно надел на себя всю свою одежду, наблюдая, как на поверхности воды появились десять голубых сгустков тумана, похожих на маленькие облака. Медленно, но верно они надвигались на мага. Адэльмар схватил посох и ударил радужной молнией по трём духам из группы. Поверхность воды отразила голубой, жёлтый и красный лучи, на мгновение озарившие всё вокруг. Три духа остановились, но через какое-то время снова продолжили своё движение. В воздухе запахло грозой. Духи были уже в десяти метрах от Адэльмара, когда он повторил удар. Духи на этот раз даже не остановились. Адэльмар отбежал немного в лес и продолжал атаковать духов, которые преследовали его уже в лесу. Не желая забегать далеко в лес, маг телепортировался к воде и продолжил атаку. Ближайший к нему дух стал значительно меньше с того времени, как появился над водой. Только теперь Адэльмар отчётливо заметил это. С каждой молнией молекулы воздуха покидали тела духов, состоящие из голубых сияний. Около получаса Адэльмар продолжал атаковать, периодически перемещаясь телепортом вокруг неповоротливых духов. Когда сияния совсем исчезли, Адэльмар устало прилег на песок около воды и тут же заснул.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailICQ Number Выдать предупреждение Забанить пользователя
Арториус
Восточная сказка
цитировать

Репутация: 8 Согласиться Не согласиться

Зарегистрирован: 28.08.2006
Сообщения: 28
Откуда: Кайн-Агар, Пустыня Ветров

Сообщение: 04-05-2007, 17:57 Всего отзывов: 1Ответить с цитатойИзменить/удалить это сообщениеВернуться к началуУдалить сообщениеПоказать IP адрес автора
Ход двадцать первый, Дагор
День пятый, утро.
Малый Бартианский лес.
После расправы над поросенком…
(автор: Talarasha)

- Этот человек не так прост, как кажется, сын мой! – печально бормотал Игизех, обращаясь к своему сыну. Двигаясь лесными тропинками, ведомыми только друидам, они постепенно нагоняли человека, сбежавшего от тролля. Этим утром, идя по его следам, отец и сын прислушивались к тому, что говорил Лес. Вслушиваясь в шелестенье листьев, хруст веток под ногами, возмущенную трескотню белок, скачущих по деревьям, они узнавали много интересного о прошедшем здесь человеке. И вот, это.

Кусок камня, идеальная статуя, изображающая маленького кабаненка, запрятанная в листве. Из статуи торчал золотой кинжал. Игизех вздохнул и положил руку на рукоять, а затем закрыл глаза, сосредотачиваясь. Через несколько мгновений изумленный Дагор наблюдал, как отец задумчиво рассматривал вытянутый без каких-либо видимых физических усилий кинжал. Подняв голову, старый друид протянул оружие сыну:

- Возьми это. Используй свои чувства и попытайся определить, как все произошло.
Дагор взял кинжал и попытался открыться Природе, вобрать в себя мудрость окружающего леса и восстановить произошедшее. Кабаненок, сбежавший от тролля человек, блеск топора… И попытка освежевать несчастное животное кинжалом, зачарованным Каменным Проклятием. Теперь он точно знал, куда направился незнакомец.
Увидев, как изменилось выражение лица сына, Игизех понимающе кивнул:
- Пора бы нам поговорить с этим человеком, – сказал друид и свистнул. К ним подбежал волк, все это время находившийся неподалеку. Положив руку ему на лоб, Игизех вложил в него полученный из кинжала образ, запах человека и направление, куда он пошел.
- Догони его, Варп. Мы знаем все лесные тропы, но все равно нам за тобой не угнаться, так что найди этого человека, убийцу животных, и держи до нашего прибытия. Только не убивай его… Без необходимости.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail Выдать предупреждение Забанить пользователя
Арториус
Восточная сказка
цитировать

Репутация: 8 Согласиться Не согласиться

Зарегистрирован: 28.08.2006
Сообщения: 28
Откуда: Кайн-Агар, Пустыня Ветров

Сообщение: 12-05-2007, 18:20 Ответить с цитатойИзменить/удалить это сообщениеВернуться к началуУдалить сообщениеПоказать IP адрес автора
Ход двадцать второй, Шаддар
День первый, вечер.
Карийан.
(автор: Шаддар)

На узкой улице, освещённой лучами заходящего солнца, появилась фигура, в которой сторонний наблюдатель мог бы распознать адепта магического искусства по скромной на вид робе и плащу с капюшоном, скрывающим большую часть лица путника. Впрочем, в этот вечерний час иных прохожих не наблюдалось, да оно и не мудрено – улочка проходила не в самом оживленном районе Карийяна. Маг – а мы уже вполне уверенно можем считать его таковым – тем неменее, периодически бросал взгляд через плечо, как бы опасась, что он привлечет чье-то внимание. Но вот, он, обернувшись последний раз, прошел через ворота ограды некоего дома. Здание на вид было довольно неказистым и едва ли чем-то могло вызвать интерес у представителя магической гильдии, но тем не мнее, тот не колеблясь, направился к главному входу. Дверь была заперта, но человека это нимало не смутило, он извлек из кармана нечто, напоминавшее небольшой амулетик, и приложил его к преграде. Тот вспыхнул слабым зеленым огнем, и дверь бесшумно распахнулась, впуская во чрево дома пришельца. Перешагнув порог, поздний гость смело двинулся по слабо освещенному коридору – он был здесь явно не впервые – дверь за его спиной захлопнулась сама собой. Цель его пути была близко – лестница, ведущая в подвальные помещения здания. Едва сойдя с последней ступеньки, и, будучи практически в конце своего пути, маг оказался в комнате, почти полностью заполненой паутиной, и прямо на него, переставляя все восемь мохнатых лап, двигался гигантский пустынный паук. Любой человек, попавший в дом волею случая и под
давлением преступной корысти, в ту же секунду бросился бы бежать без оглядки, у гостя же это вызвало лишь улыбку – он знал, что и паук, и паутина – лишь мастерски сделанная иллюзия, дабы отвадить нежелательных посетителей.
-В который раз я вижу эту игрушку и в который раз не перестаю удивлятся твоему чувству юмора, Шархун, – сказал маг в темноту смежной комнаты.
-Solar Arkanum, – донеслось из темноты, и резкая вспышка света заставила мага потупить взор. Впрочем она тут же сменилась светом горящих факелов и камина, возле которого в мягком кресле сидел волшебник весьма почтенного возраста.
-Ну, надо же иногда отвлечся от суеты мира, – ответил он скрипучим голосом. – За тобой не следили, Шаддар?
-Я был осторожен, мастер – ответил вошедший.
-Возможно я излишне подозрителен, но мне кажется, что гильдия стала проявлять излишний интерес ко мне, – со вздохом произнес Шахрун, – тем не менее эта встреча чрезвычайно важна. Пора перейти от общих слов о засилии некромантов и их бесконечных интригах к делу. Как тебе известно я долгое время был советником короля…до тех пор пока нескольким молодым и совершенно бесталанным в деле магии выскочкам не удалось убедить главу гильдии в том, что я мечтаю знять его место… – при этих словах лицо престарелого мага приняло весьма “суровое” выражение.
-Может показатся, что мое недовольство политикой некромантов вызвано личными мотивами…чтож, отчасти это верно, но, тем не менее, это ни в малой степени не оправдывает их попытки всячески принизить магов, не входящих в состав гильдии. Ко всему прочему, как некогда наши поселения терзали орки своими набегами, так сейчас гильдию изнутри терзают интриги и склоки, она превратилась в гнилое болото, не способное ни к какому развитию и готовое утащить за собой всех прочих магов Кайн-Агара. Но у меня есть кое-какая информаци, которая, возможно, позволит нам изменить сложившуюся ситацию, – и престарелый волшебник лукаво посмотрел в глаза Шаддару, – готов ли ты выслушать меня?…

…Спустя несколько дней одинокая фигура мага показалась на “Пути Ветринуса” – дорога была названа так в честь величайшего исследователя, могущественного мага и картографа Ветринуса аст Тал Раши фон Шетварда, который, собственно, и прошел этим путем впервые, изучая аллод и составляя подробную карту местности. Путь Шаддара лежал в деревеньку Рофьм. Место это выбрано было не случайно. “…ты понимаешь о чем может идти речь, если друид, живущий в Малом Бартианском лесу расскажет тайну ордена, то все моежет изменится…” – так сказал ему Шахрун. А единственным местом, где Шаддар мог разузнать хоть примерное его обиталище была древня Рофьм. Путешествовать каретой маг не решился, дабы не привлечь к своей персоне излишнего внимания пограничных стражей и, как знать, самой гильдии. Так или иначе, но путь подходил к концу, и до деревни оставалось совсем немного…
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail Выдать предупреждение Забанить пользователя
Installero
Администратор
цитировать

Репутация: 2

Зарегистрирован: 18.08.2006
Сообщения: 89
Откуда: Россия, Москва

Сообщение: 07-07-2007, 17:47 Ответить с цитатойИзменить/удалить это сообщениеВернуться к началуУдалить сообщениеПоказать IP адрес автора
Image
Ход двадцать третий, Ильен
День шестой, вечер.
Деревня Фасиа.
После встречи с Хухрымзылом 3.
(автор: Installero)

Сознание медленно возвращалось к Ильену и это вызывало сильнейшие боли в голове. Голова болела так сильно, что Ильен боялся открыть глаза. Он свято верил: как только он откроет хотя бы один глаз, его мозг разлетится на сотни мельчайших кусочков. Поэтому узнать, где он сейчас находится, Ильен не мог. Интерес, однако, нарастал. Уши фиксировали тихое потрескивание. И еще более тихие голоса. Настолько тихие, что нельзя было понять, о чем идет речь. Под собой Ильен ощущал мягкую перину. Нос же сообщал о запахе свежего молока и жареной конины, от чего интерес нарастал все сильнее. Ильен дотронулся до головы: на ней была повязка. Непонятно откуда. Последней каплей стал глухой звук захлопывающейся двери, после которого Ильен отважился-таки открыть один глаз.

Он лежал в просторной комнате бревенчатой избы. На стенах висели различные инструменты, необходимые в хозяйстве: мотыга, вилы, ухват, несколько котелков. В дальнем от Ильена углу стояла печка, из которой и доносилось то самое тихое потрескивание. На огне грелся котелок, который, в свою очередь, был источником запаха жаренного мяса. Еще в комнате был стол, на котором стояла крынка. Ильен решил, что с молоком. Все это он уже много раз видел и потому взгляд его, быстро обежав всю комнату, остановился на девушке, которая стояла около двери и удивленно смотрела на него. Ильен растерянно поздоровался.

Девушка поздоровалась в ответ, сняла легкую куртку из шкуры какого-то животного и повесила ее на торчавший из стены гвоздь. Прямо над гвоздем висела огромная голова белки. Ильен заметил чучело только сейчас.

- Ты, что сама убила эту белку? – Ильен как-то позабыл о том, что видит девушку впервые.
- Э, ну да. Как твоем имя и что ты делал в нашем лесу? – Девушке явно было не до белки.
- Я – Ильен. Я из деревни Рофьем. Я ищу … – Ильен не стал продолжать.
- О, так ты с противоположной стороны озера! Так далеко! Я там не была никогда. Ты почему здесь?
- А тебя как зовут? – Ильен пока не знал, что ответить девушке про цели своего похода. Вернее, не знал, чтобы такое выдумать …
- Сиана – ответила девушка – я живу здесь, в Фасии.
- А как я сюда попал? – Ильен старался спрашивать сам.
- Тебя нашли в лесу … – Сиана не успела договорить, как дверь отворилась и в комнату вошла пожилая, но тем не менее неимоверно суетливая женщина. Это была мать Сианы. Она, не обращая внимания на собеседников, прошла к печи, сняла со стены ухват и поставила котелок на стол.
- А, уже проснулся? Ну иди покушай, да расскажи, как это тебя угораздило в наши края попасть. А то же как нашли тебя, так ты сутки с лишним уже тут валяешься. И ни имени твоего, ни откуда ты тут взялся – не понятно.
- Его зовут Ильен, – сказала Сиана, – он к нам из Рофьем пришел.
- Ох, батюшки, прямо из Рофьем. Это сколько ж он шел-то, дня три, не меньше. Да что ты тут ищешь-то? Кто в Вараклав идет – все до Сильи идут. Сюда редко кто заглядывает. Или в лесу кто напал на тебя?
- Я плохо помню …
- Да, немудрено. Такие шишки тебе набили-то в лесу. Тут у нас, вообще-то места спокойные. Но бывает всякое. Кто тебя так изуродовал-то, хоть помнишь.
- А, так вы меня из леса сюда притащили?
- Видно крепко тебя шибанули-то, совсем плохо соображаешь. Может, тебе еще полежать стоит?
- Мама – Сиана остановила шутовство своей матери.
- Да говорю же тебе, – женщина расставила на столе тарелки и начала раскладывать мясо с картошкой. Ильен почувствовал недетский аппетит и потому охотно поверил, что не ел более суток, – нашли тебя вчерашним вечером мужики наши. Не знаю, какой их силой занесло в те края.
- А вещи, вещи-то мои они забрали оттуда?
- Да, вон валяется мешок твой в углу. Никто туда даже и заглядывать не стал. У нас не принято.
- А топор-то мой где? – Ильен растеряно посмотрел на св

Добавить комментарий

Ход первый, Адэльмар
День первый, утро.
Через несколько дней после королевского визита к Венуту.
(автор: Installero)

Шел проливной дождь, который разогнал всех жителей деревни по домам. Адэльмар был не исключением, он сидел у камина с книгой. Пальцы разглаживали страницу, но не перелистывали, потому что он не мог спокойной читать, зная, что его дочь, Нэлисса, отправилась утром в лес по грибы. Дождь, верно, застал ее врасплох. “Эх, дурочка маленькая, говорил я ей с утра, что непогода будет к обеду,” – с такими мыслями Адэльмар захлопнул книгу, окончательно расставшись с мыслью что-нибудь прочесть и встал с кресла. Он подошел к окну, по которому растекались крупные дождевые капли, и посмотрел на небо. Потом – на дорогу, которая вела в деревню, начинаясь слева мостиком через маленькую речку, отделявшую деревню от Малого Бартианского леса. Справа дорога терялась среди домов, ближайшим к лесу из которых был дом Адэльмара.

Дом Адэльмара больше был похож на библиотеку: всюду были книги. В основном, очень старые, в обветшалых кожаных переплетах. Были даже книги с других аллодов. Как можно догадаться, Адэльмар был любителем такого поистине удивительного процесса, как чтение. Постояв у окна, он принял решение выйти-таки на улицу. Он пошел в прихожую – одеться: кожаные сапоги, легкое облачение из грубой ткани, кожаная шляпа с полями и магический плащ, защищавший своего владельца от дождя чуть лучше, чем от магии воды. Последним, что взял с собой Адэльмар перед выходом был посох с заклинанием радужная молния – недавняя покупка в Карийяне, еще толком не опробованная. Резной посох был не очень силен, но уже помог пару раз его новому владельцу, отгоняя от него диких зверей на лесных тропах.

Адэльмар вышел на дорогу и посмотрел в сторону леса. Дорогу размыло. Накинув капюшон от плаща, он закрепил посох на спине и зашагал к мосту, за которым начинался лес. Шагая по грязи, пытаясь обходить огромные лужи, и оглядываясь через каждые десять метров он слушал шум дождя на листьях деревьев. Очередной раз посмотрев в сторону деревни, Адэльмар узрел сквозь стену дождя карету, запряженную тремя вороными конями. Адэльмар остановился и подождал, пока карета поравняется с ним. Лишь когда до него оставалось 10 метров, он понял, что облачённый в черную накидку кучер не собирается останавливать экипаж. Он даже скорости сбавлять не собирался. На плащ, которым успел прикрыться Адэльмар, обрушился водопад грязных брызг. Тихо ругнувшись, маг посмотрел вслед карете, наблюдая, как она скрывается в лесу за мостом. Адэльмар продолжил свой путь чуть быстрее, уже не оглядывася. В лесу особо не покатаешься, карета должна была снова проехать мимо него.

Когда он вошёл в лес, ему показалось, что он услышал знакомый женский крик. Нэлисса! Самые кошмарные мысли пролетели в голове Адэльмара. По сущности своей реалист, он сразу начал рассчитывать на самый плохой исход событий. Как он сможет остановить карету, если она сейчас второй раз пронесется мимо него по дороге? Вот он уже слышит неистовое ржание тройки, которая набирает скорость, унося с собой его дочь. Выхватив посох, Адэльмар развернулся в поисках наиболее высокого дерева. Два разряда яркой голубой молнии в основание огромной сосны. Вот уже видно большой темный силуэт, показавшийся на повороте лесной тропы. Еще два разряда и возница понял, что происходит, и резким воплем начал торможение. Слушая треск падающего дерева Адэльмар уже всем телом ощущал, что сейчас ему предстоит схватка с неизвестными пассажирами кареты. Взглянув на поваленную сосну с дымящимся основанием, лежащую поперёк дороги, Адэльмар быстро скрылся в лесу.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailICQ Number Выдать предупреждение Забанить пользователя
Арториус
Восточная сказка
цитировать

Репутация: 8 Согласиться Не согласиться

Зарегистрирован: 28.08.2006
Сообщения: 28
Откуда: Кайн-Агар, Пустыня Ветров

Сообщение: 08-09-2006, 17:10 Всего отзывов: 1Ответить с цитатойИзменить/удалить это сообщениеВернуться к началуУдалить сообщениеПоказать IP адрес автора
Ход второй, Арториус
День первый, утро.
Окрестности деревни Рофьем.
За полчаса до событий, описанных в первом ходу.
(автор: Talarasha)

- Ну что, брат, давно ты ждал чего-то подобного? – усмехнулся Кир, молодой человек в черной мантии. На вид ему можно было дать не более двадцати двух лет, лицо – насмешливое, волосы цвета соломы.

Его собеседник, совсем юный, вряд ли видел более девятнадцати весен в своей жизни. Облачен тот был также в черную мантию, но держался не в пример более робко. Волосы его были огненно-рыжие, что плохо сочеталось с цветом его кожи, которая напоминала воск.
- Главное, во всем слушайся меня, и все будет нормально. Получишь плату, вернешься в город и снимешь себе девку на ночь, – последней фразой Кир окончательно поверг юнца в смущение. Довольный результатом, он продолжал:
- Для тебя это будет чем-то вроде боевого крещения, парень. Мы – элита этого аллода. Нам подвластно все. Мы здесь всем заправляем. Мы…
- Заткнись, – оборвал его третий человек в мантии, и Кир тотчас же прикусил язык. Третий человек был хоть и молодым, но среди присутствующих все же самым старшим, а значит, и самым опытным. В отличие от своих спутников, его лицо было скрыто под капюшоном черной мантии с серебряными рунами. Можно было разглядеть лишь поблескивание сиреневых глаз, которые внимательно следили за всем окружающим.

Все они принадлежали к одному ордену, к одному братству. Все они были некромантами, и ехали в карете сейчас, в дождь и слякоть, чтобы выполнить поручение человека, которого знал только лишь главный в группе, Арториус Веритас.
Тем временем, приумолкший Кир выглянул в окошечко, а затем обратился к главному:

- Эй, Веритас. Тут какой-то пень старый вышагивает. Хм, интересный у него посох. Может, тряханем?
- Потом, – лаконично ответил старший некромант, не поворачиваю головы.
Через несколько минут, Кир, вновь выглянув в окошечко, велел вознице остановиться.
Арториус внимательно оглядел своих спутников. Похоже, он остался недоволен увиденным, и не слишком стараясь это скрыть, сказал:

- Делаем все быстро. Здесь – свиток с Каменным Проклятьем. С его помощью все пройдет как по-маслу. После этого берите девчонку и грузите ее в карету.
Дальнейшие события развивались, как задумано, за исключением одного – раздался крик молодой девушки.
“Кир замешкался,” – решил Арториус, – “слишком медленно все это”.
За пять минут дело было сделано, холодная каменная статуя погружена в карету, и вот некроманты уже катили обратно по той же дороге, что и приехали.

- Ну, это последняя – настоящая красотка, Веритас. Я таких еще не видел! – восторженно болтал Кир, не обращая внимания на хмурый взгляд старшего.
Внезапно карета резко качнулась, раздался крик возницы, затем остановка.

- Что за… – начал Кир, но Арториус тут же оборвал:
- Магия. Сходите узнайте, что там происходит! – Подчиненные выбрались из кареты, а Веритас остался сидеть неподвижно, устремив взор на статую.
Дорогу преграждало поваленное дерево, столб дыма поднимался к небу. Возница безуспешно пытался убрать его с дороги.

- Давай, помоги ему! – скомандовал Кир самому младшему из некромантов, и тот поспешно побежал выполнять приказание. Но он был слишком слаб, и даже вместе с возницей у них ничего не получилось.
Кир заворчал:

- Все приходится делать самому, – и пошел на помощь.
Возница и некромант немного приподняли дерево, и Кир пролез под него, помогая снизу. Втроем они кое-как сумели расчистить дорогу. Когда работа была фактически закончена, дорогу осветила яркая вспышка – два луча радужной молнии ударили из лесу, попав по вознице и молодому некроманту.
Возница, не обладая магическими навыками и будучи человеком простым, умер сразу – его обугленное тело сползло на землю. Молодой некромант при ударе вскрикнул и подался назад, но можно было видеть, что повреждения у него не очень сильные.
А вот Киру повезло меньше. Возница и некромант отпустили дерево, которое придавило собой Кира. Очень, ну очень неудачно – оно упало как раз в область шеи и почти отделило голову от туловища.

Арториус сумел среагировать на все это очень быстро. Открыв дверцу кареты, он использовал второй свиток с каменным проклятием. Поскольку ответа не последовало, можно было сделать вывод о том, что заклинание нашло себе цель.
Старший некромант оглядел дорогу. Возница убит, Киру тоже голову назад не пришьешь . В живых остался только самый младший некромант – у него была подпалена мантия, но в целом он выглядел невредимым.
Арториус произнес:

- Задерживаться нельзя, этот маг может быть не один. В этом лесу вполне можно спрятать отряд боевых магов. Садись, будешь вместо возницы.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail Выдать предупреждение Забанить пользователя
Рина Йокшир
Восточная сказка
цитировать

Репутация: 3 Согласиться Не согласиться

Зарегистрирован: 19.08.2006
Сообщения: 21
Откуда: Кайн-Агар, Вараклав

Сообщение: 11-09-2006, 20:53 Всего отзывов: 1Ответить с цитатойИзменить/удалить это сообщениеВернуться к началуУдалить сообщениеПоказать IP адрес автора
Ход третий, Рина Йокшир
День третий, утро.
Вараклав.
На второй день после событий второго хода.
(Автор: Ventrycat)

Жизнь в городе тянулась своим чередом. Люди за окном спешили по своим делам: какой-то лавочник шел за товарами, кто-то разносил почту, кто-то бесцельно бродил по дороге.
На улице Вараклава стоял дом. Это был ничем не отличающийся от других дом: такие же серые стены, такие же запылившиеся ставни, крыша …
Рина отошла от окна, потянулась и зевнула: “Вот еще один день настал, пора мне уже на занятия”. Она быстро накинула мантию и вышла из дома. В глаза ударил непривычно яркий свет, от которого Рина сощурилась. На улице было многолюдно. Рина, никем не замеченная, прошла вниз по улице и остановилась, не доходя до главной улицы. Потом резко свернула в грязный пыльный переулок, в конце которого виднелась деревянная дверь.

Рина прошла по переулку, морщась и отряхиваясь от грязи на каждом шагу. Наконец, она подошла к той двери, задумалась на миг, кулак застыл в воздухе, но затем она постучала: два длинных, один короткий, три длинных и пять коротких ударов. Дверь распахнулась, послышался голос:
- Какого черта ты там стоишь? Быстро входи!
Рина хотела возразить, но промолчала и вошла. Она оказалась в достаточно просторной комнате. Там стояли разнообразные книги, книжные шкафы, столы с кипами бумаг.
За столом сидел некромант. Он недовольно глядел на Рину, по старчески морщась, хотя возраст его сложно было определить на вид.
- Опять опоздала, Рина! Сколько можно!
- Учитель, я … – попыталась возразить она, но маг ее не слушал и перебил:
- Сегодня занятий не будет, тебе нужно кое-что сделать… – он сделал паузу, – Ты отправишься в деревню Рофьем вместе с Дагмиром и Мердоком.

Тут, как будто услышав какой то зов, они вошли из противоположной выходу двери.
Дагмир был невысокого роста, одет в черную мантию, из-под капюшона которой выглядывали кучерявые русые волосы. Глаза были голубовато-карие, задумчивые, но временами они будто оживали и лукаво глядели на всех. На вид ему можно было дать около 16 лет. На пальце у него блестело кольцо с изумрудом.

От второго, Мердока, напротив веяло какой-то прохладой. Взгляд его черных глаз подолгу задерживался на каждом предмете, как бы оценивая всех и каждого. Мердок тоже был облачен в черное, но черная мантия подчеркивала утонченность молодого мага. Его возраст Рина не могла определить на глаз сразу, она, прищурившись, разглядывала своих будущих спутников.

- И вы пришли, прекрасно, – сказал маг, – Значит, мне не придется повторять все для каждого в отдельности! Гильдия посылает вас в Рофьем! Вы должны найти и убить мага, который два дня назад помешал нашей операции, вследствие чего погиб один послушник гильдии. Отряд возглавит Рина, – маг заметил на лицах молодых магов неприязнь, вопрос и уязвленное самолюбие,- Она опытней вас обоих вместе взятых!
- А какой операции помешал тот маг? – спросила Рина.
- Операции по похищению девушки. Приказ короля Виктора. Девушку зовут Нелисса. Вышло так, что король захотел иметь ее у себя в гареме, – маг сделал паузу, на его лице отразилось все то, что он думал о причудах похотливого короля, – По началу, все шло по плану, но когда девушку уже обратили в камень и погрузили, на дороге нашим некромантам встретился маг. Что там случилось точно – я не в курсе, но из-за действий этого мага погиб наш послушник. Ваша задача будет отправиться в деревню Рофьем…
Рина закатила глаза и демонстративно вздохнула.
- Хватит фамильярностей, Рина, – прервался маг, – дай мне договорить, а возражать ты будешь потом, хотя, в любом случае, возражения не принимаются. Итак, как я уже сказал, вы отправитесь в деревню Рофьем и разыщите того мага…
- Интересно, как? – спросил Мердок. – Там может быть сотня разных магов…
- А это уже ваша забота…- маг ухмыльнулся, – и убьете этого выскочку.
- Так просто и убьем, откуда нам знать, какой силы этот маг? – спросил Дагмир.
- Именно по этому вас подобрали на это задание. Ты, Дагмир, отличный маг и не плохо владеешь оружием, Мердок прекрасно владеет магией огня и имеет прекрасную физическую подготовку. А Рина вас старше и опытней, прекрасно владеет мечом и магией, – маг улыбнулся и откинулся в кресле – Тем более, она не впервой участвует в карательной операции…
Молодые маги удивленно посмотрели на Рину. «Девчонка? В карательной операции?» – такие мысли проносились в их головах.
- Хорошо, мы отправляемся немедленно? – спросил Дагмир
- Да, постарайтесь все сделать быстро. Гильдия не любит долго ждать. Идите.
Троица вышла из помещения.
Рина ухмыльнулась.
- Ну что, молокососы, будем знакомы? – насмешливо спросила она.
- Да, будем, я Дагмир, – произнес медленно маг.
- Конечно, что за вопрос, Мердок, – насмешливо проговорил второй маг.
- Встречаемся через полчаса на центральной площади около доски объявления, пожалуйста, будьте во всеоружии, – проговорила Рина, и, не дожидаясь ответа, прошла по грязному переулку по направлению к своему дому.

Рина зашла в дом, достала дорожный мешок принялась складывать туда вещи, которые могут пригодиться в походе, ведь путь не близкий. Затем она облачилась в черную дорожную мантию, взяла свой меч, потом остановилась и задумалась. Отложила меч и надела под мантию тонкую кольчугу. Так, на всякий случай. Закрыв маской мантии лицо, она взяла свои вещи и прошла по черному ходу в конюшню. Зайдя, оседлала красивого вороного жеребца, ловко запрыгнув в седло, галопом промчалась мимо перепуганных жителей на главную площадь.

Люди удивленно смотрели на черного всадника, или всадницу, ибо не было понятно, кто скрывается под черными одеждами.

Рина остановилась у доски объявлений, как и условились. Солнце играло на золотистой сбруе вороного коня. Конь был горячим, привыкшим к быстрым скачкам, теперь же он стоял, переминаясь с ноги на ногу в нетерпении. Некромант подняла голову наверх, посмотрела на солнце, затем посмотрела на дорогу. Вскоре появились две фигуры в черных плащах и на вороных конях. Маски также скрывали их лица.

Маги остановились.
- Едем, – коротко бросила Рина и пришпорила коня.
Конь буквально взлетел, с места в карьер. Маги также пришпорили коней и последовали за Риной. Когда они выехали за пределы города, Рина пустила лошадь рысью. Маги поравнялись с ней.
- Командир, – насмешливо начал Дагмир, – по какой дороге поедем?
Всадники остановились у перекрестка. Рина глянула на магов. Дурачье. И какой бес попутал учителя определить этих детей ей в подчиненные?
- Мы поедем через Кайнагарский лес,- коротко бросила Рина и пришпорила коня.

«Интересно, а кто был тот маг, которого нам нужно отправить на тот свет? И почему он решил напасть на некромантов, ведь это явное самоубийство, нападать на некромантов, особенно, когда их много… Странно, может, девушка кем-то ему приходилась… Да, бедная девушка… Не хотела бы я оказаться на ее месте…» – такие мысли приходили в голову Рине. Она резко тряхнула головой. Рина отличалась от других некромантов. Она не любила убивать, не любила мучить людей, но по приказу делала все. Ее даже, в шутку, прозвали «некромант с мягким сердцем», когда однажды, во время первых занятий, она не смогла убить курицу. Рина тогда была еще ребенком.

Дагмир решил заняться полезным делом и достал карту.
- А, по-моему, мы немного заблудились, Рина, – сказал Дагмир девушке.
Рина отвлеклась от своих мыслей, подъехала к Дагмиру и посмотрела на карту.
- Карту переверни, дурень! Мы едем правильно! – сказала она, немного засмеявшись. Дагмир перевернул карту и молча стал ее изучать.


Мы знаем кто мы есть, но мы не знаем кем мы станем.
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail Выдать предупреждение Забанить пользователя
Installero
Администратор
цитировать

Репутация: 2

Зарегистрирован: 18.08.2006
Сообщения: 89
Откуда: Россия, Москва

Сообщение: 13-09-2006, 21:30 Ответить с цитатойИзменить/удалить это сообщениеВернуться к началуУдалить сообщениеПоказать IP адрес автора
Так как Анимаус (Ильен) на данный момент не может принимать участие в написании (личные причины), я пишу за него.

Image
Ход четвёртый, Ильен
День первый, день.
Деревня Рофьем.
Через пару часов после событий второго хода.
(Автор: Installero)

Дождь закончился, и первые лучи солнца выглянули из-за облаков. На небе появилась радуга. Уже через пару минут на улицах Рофьем начали появляться люди. И первым был Ильен. Дверь его дома с шумом распахнулась, на крыльцо выбежал крепкий высокий молодой человек. Он, щурясь, взглянул на Солнце, убедился, что изменения погоды больше не предвидится, и, сам не ожидая такой радости, крикнул: «Эге-гей!!!» Таков вот Ильен!

Он спрыгнул с крыльца, и понёсся к конюшне, которая была на заднем дворе. И вот он уже несётся на своём карем молодом жеребце по размытым улицам Рофьем. Грязь летит из-под копыт. Поднимаются брызги, когда конь пересекает лужи. Ильену было радостно – он несётся к своей возлюбленной, Нэлиссе.

Подъезжая к дому Адэльмара, он увидел хозяина сидящим на пороге. Без сил, с поникшей головой. Одежда мага была мокрой, посох лежал рядом с ним. Адэльмар был явно чем-то очень расстроен. Сначала Ильен не придал этому значения: Адэльмар вечно ходит угрюмый и задумчивый. И только приблизившись, Ильен понял, что что-то очень важное произошло в жизни старика. Он натянул поводья, остановив коня, и обратился к отцу Нэллисы: «Доброй погоды, отец! Что случилось?». И Адэльмару пришлось всё ему рассказать. В подробностях.

- Я не знаю, сколько простоял я в лесу, собирая капли дождя на свои окаменевшие конечности, но когда я пришёл в себя, кареты, конечно же, уже не было. Эх, горе мне, старику. Охотникам помогал, земледельцам помогал, а себе самому помочь не смог. Не сумел я сберечь твоей возлюбленной, дочери моей, Нэлиссы! – так закончил свой рассказ Адэльмар.
- А кто эти маги? Некроманты? Надо разыскать их – Ильен был полон решимости. Он даже оглянулся пару раз, вероятно, надеясь увидеть на дороге обидчиков Нэлиссы.
- Да, один из них ещё валяется на лесной дороге рядом с обгоревшим трупом их кучера. Его деревом тем самым придавило. А на чёрной мантии – вышиты символы послушников гильдии. Понимаешь, я подписал себе смертный приговор. Теперь мне не жить. Некроманта просто так убить нельзя!
- Да о чём ты говоришь? Они же забрали Нэлиссу.
- Какая разница? Они – шестёрки короля. Король прикрывает все их деяния, хорошие или плохие. Да и не сильно удивлюсь, – Адэльмар взял свой посох, – если узнаю, что сам король приказал их собрать девушек с деревень. О нравах Виктора не знают только в таких глухих деревеньках, как наша.

Ильен сел рядом с Адэльмаром на порог. Он только сейчас осознал ту беду, которая произошла с ним и с Адэльмаром. Так они и сидели молча некоторое время. Пока Ильен с криком: «Ну, сволочи!» не вскочил с крыльца, чтобы пнуть ногой стоявшую около него метлу. «Мы вернём её!» – сказал он, посмотрев на мага. Это как будто было сигналом для задумчиво сидевшего Адэльмара, и он тут же, как будто очнулся, и начал рассказывать Ильену свой план дальнейших действий.

- В общем, нам придётся идти через лес. Через Бартианский – начал Адэльмар – пойдём ни в коем случае не по дороге. Скорее всего, со дня на день здесь будет отряд опытных магов. Они нас в порошок сотрут. Поэтому, будем действовать максимально скрытно. Их ищейки могут быть повсюду.
- Ты о духах? – удивился Ильен.
- Есть у них и живые ищейки, поверь.

  • * *

Прошло несколько часов и на Рофьем спустились сумерки. Как только стемнело и в окнах домов стали появляться тусклые огоньки свеч, деревню покинули два силуэта. Один их них тащил за спиной огромный мешок, другой же шёл почти налегке. За спиной его была лишь небольшая сумка на ремне. То были Ильен и Адэльмар. Они направлялись в Малый Бартианский лес.


- А чего писать?
- Что хочешь – то и пиши. Тут любая мысль может стать реальностью.

Последний раз редактировалось: Installero (20-09-2006, 20:24), всего редактировалось 2 раз(а)
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailПосетить сайт автораICQ Number
Арториус
Восточная сказка
цитировать

Репутация: 8 Согласиться Не согласиться

Зарегистрирован: 28.08.2006
Сообщения: 28
Откуда: Кайн-Агар, Пустыня Ветров

Сообщение: 14-09-2006, 15:26 Всего отзывов: 1Ответить с цитатойИзменить/удалить это сообщениеВернуться к началуУдалить сообщениеПоказать IP адрес автора
Ход пятый, Арториус
День второй, утро.
Дейра.
На следующий день после похищения.
(Автор: Talarasha)

- Мерзавец! – вот что услышал Арториус Веритас, стоя у двери прекрасного белого дома в одном из богатейших районов Дейры. Хотя Гильдия Некромантов существовала на вполне законной основе и таится ей смысла не была – она даже имела собственную резиденцию здесь, в Дейре – Гильдия все же нуждалась в подобных жилищах, дабы не вызывать подозрения у народа. Именно здесь, в этом доме, находились похищенные девушки, во всяком случае пока Венут не решит сам осмотреть их.

Арториус прибыл вчера ночью, отдал статую в нужные руки, хорошо выспался и сейчас прибыл сюда для доклада. Протянув бледную руку, он отворил дверь и проскользнул внутрь.
Его глазам предстала богато украшенная комната – роскошные ковры, мебель из Силевальской древесины, картины и фарфоровые вазы. Здесь стояо кресло, на котором сидел облаченный в полные пластинчатые латы рыцарь. Никакого оружия, кроме пристегнутого к его поясу корда видно небыло.
Рядом стояли двое – некромант в черной мантии и… Девушка.
Веритас с трудом узнал в этом прекрасном создании ту серую статую, которую он вчера привез. Длинные каштановые волосы. Глаза цвета изумруда. Точеная фигура…

- А, Арториус! – некромант, коего звали Манди, явно был в хорошем настроении и явно не был склонен замечать внезапной немоты своего собрата. – Входи, не стой на пороге. Ну, друг мой, должен тебя поздравить. Это одно из самых ценных приобретений. Эта красотка наверняка придется по вкусу Венуту. Пошли, выпьем.

Веритас был как во сне. Он бы еще долго созерцал этого прекрасного ангела, но Манди потянул его за собой в соседнюю комнату. Там он налил вина и протянул кубок Арториусу.
Вино пришлось как раз кстати. Лихорадочно стучавшееся сердце немного успокоилось, а руки перестали дрожать. Спустя некоторое время он даже начал понимать обращенные к нему слова и даже как-то умудрялся отвечать на них.

Манди задавал самые разные вопросы. Когда дело дошло до встречи с неизвестным магом, Веритас не стал лукавить и рассказал все, как было.
- Смерть послушника нашей Гильдии это печальное известие. Мы свяжемся с нашей резиденцией в Вараклаве – маг, посмевший напасть на вашу карету, есть разбойник и убийца. Он не останется безнаказанным. А ты поступил совершенно правильно, что не стал задерживаться и разбираться с этим магом – Венут может прибыть с минуты на минуту, а может и пробегать незнамо где со своей свитой целый месяц. Мы всегда должны быть готовы. А ты молодец, молодец.
Можешь пока отдохнуть. Вот твоя плата.
С этими славами Манди протянул молодому магу кошель. Весьма увесистый. Почти окончательно пришедший в себя, Арториус сумел верно оценить вес кошеля, набитого серебрянными монетами, кои он предпочитал золоту. Слегка улыбнувшись, он спрятал кошель в одном из внутренних карманов мантии. А Манди между тем довольно подмигнул и продолжал:
- Возьми себе выпить, найди девушку на ночь. Развлекайся, ты заслужил.

Арториус попрощался с некромантом и вышел. Выходя из дома, он оглянулся, но комната была пуста – рыцарь, верно, отвел пленницу в ее комнату. Он припомнил напутствие Манди:
“Возьми себе выпить, найди девушку на ночь.”
Длинные каштановые волосы. Глаза цвета изумруда. Точеная фигура…
Другая ему уже не нужна.

  • * *

Спустя несколько часов Арториус уже покинул Дейру и направлялся туда, где он сможет прийти в себя и успокоить разбушевавшуюся душу. На самый дальний конец Кайн-Агара, в Пустыню Ветров, к его давнему учителю. Арториус Веритас направлялся во владения Шархуна.


В нашем мире много психов,
Каждый третий точно псих!
Говори со мною тихо,
Может я один из них…
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mail Выдать предупреждение Забанить пользователя
Адэльмар
Восточная сказка
цитировать

Репутация: 5 Согласиться Не согласиться

Зарегистрирован: 24.08.2006
Сообщения: 6
Откуда: Кайн-Агар, Рофьем

Сообщение: 20-09-2006, 22:20 Всего отзывов: 1Ответить с цитатойИзменить/удалить это сообщениеВернуться к началуУдалить сообщениеПоказать IP адрес автора
Ход шестой, Адэльмар
День третий, раннее утро.
Где-то в Бартианском лесу.
Через два дня после событий четвёртого хода.
(автор: Installero)

Многолетние дубы возвышали свои кроны над Адэльмаром, он отчётливо слышал звон крохотных журчащих водопадов у себя за спиной. Адэльмар поднял руки вверх и вокруг него закружился вихрь из мириад розовых потоков. В следующий миг он увидел перед собой сказочной красоты долину. Чудесный шум природы усилился многократно. К вершине холма, на котором стоял Адэльмар, отовсюду доносился звон родников. Адэльмар проснулся. Ещё несколько секунд в голове его витали образы только что увиденной во сне прекрасной долины.

Ильен спал. Солнце поднялось, и свет его лучей пробился сквозь густую листву Малого Бартианского леса. Адэльмар встретил второе утро своего путешествия, умываясь из лесного ручья. Почти всю ночь и половину дня шли они с Ильеном на север, пробираясь через плотные заросли ольшаника, сквозь поляны, сплошь поросшие мхом. Вдоль лесных ручьёв и болот. Бартианский лес изобилует не только живописными местами, но и опасными зверьми. Потому не раз приходилось Адэльмару спасать их с Ильеном от нападения волков и летучих мышей. Но продвижению это почти не мешало. Почти 70 километров пути было позади.

Умывшись, Адэльмар вернулся к кострищу и засыпал землёй остатки жареного мяса: лишние следы их с Ильеном ужина никому не нужны. Ильена, кстати, около кострища не оказалось. Наверное, он тоже где-то умывался после крепкого сна. Маг присел на корточки, собрал вещи в мешок, поднял плащ, на котором спал, и одел его. Он отряхнулся и взял свой посох. Ильена всё ещё не было. Тот не мог далеко уйти – по лесу носится уйма голодных белок. Маг присел, облокотившись на ствол каштана, и прикрыл глаза, слушая лес. Сквозь обильный водопад звуков, обрушивающихся на его уши, ему показалось, что он слышит какой-то особенный, знакомый звон. Он слышал его во сне, но не был уверен, слышит ли сейчас. Почти медитативное состояние маго было прервано людскими шагами: Ильен вернулся к кострищу.

- Доброе утро – кинул Ильен, потягиваясь, в очередной раз за всё утро.
- Доброе. Мне такой чудесный сон приснился. Как будто взлетел я телепортом на холм, а у подножия холма разлеглась чудесная звенящая родниками долина…
- А мне что-то ничего не снилось этой ночью. Спал, как убитый.
- Всюду развесистые ивы, могучие дубы. Красота… – Адэльмар не мог остановиться, вспоминая подробности сна.
- Да, я вижу ты под впечатлением.
- Ладно, собирайся – маг как будто выпал из транса – мы с тобой договорились особо время не терять.

Ильен собрал свои вещи, и они покинули кострище. И снова пошли на север, но на этот раз уже немного восточнее. Крепкий сон дал о себе знать, и идти было куда проще. Да и местность медленно, но верно становилась более благоприятной для прогулок. Исчезли бесконечные заросли. Появились небольшие полянки, устланные коврами из различных цветов. Ильен напевал различные песенки себе под нос, радостный от мысли, что рано или поздно они освободят его возлюбленную. Адэльмар же шёл молча. Он постоянно раздумывал о своём сне. Как же красиво было в той долине!

К вечеру они пришли в Звенящую Долину. Думаю, не сложно представить, какого же было удивление Адэльмара. Он не поверил своим глазам, увидев местность из своего сна…
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailICQ Number Выдать предупреждение Забанить пользователя
Хухрымзыл 3
Восточная сказка
цитировать

Репутация: 3 Согласиться Не согласиться

Зарегистрирован: 23.08.2006
Сообщения: 13
Откуда: Кайн-Агар, Звенящая долина

Сообщение: 21-09-2006, 21:43 Всего отзывов: 1Ответить с цитатойИзменить/удалить это сообщениеВернуться к началуУдалить сообщениеПоказать IP адрес автора
Image
Ход седьмой, Хухрымзыл 3, Адэльмар
День третий, день.
Недалеко от Звенящей долины.
Через несколько часов после начала шестого хода.
(автор: Casperoff aka Romikus & Installero)

Раздавался тихий хруст ломающихся веток и палочек… Тролль шел неторопливой походкой по лесу и рассматривал все с печалью в глазах. Он уже несколько дней чувствовал, что происходит что-то нехорошее в окрестных землях. С тихим шелестом листьев с дерева к троллю на плечо присела маленькая птичка.

- Здравствуй, старейший из старейших! – пропела птичка, тролль понимал её щебетание. За много прожитых лет он подружился с другими обитателями леса и научился их понимать. А лесные жители с уважением относились к троллю, ведь он не обижал их и иногда даже защищал…
- И ты здравствуй, Отец Семейства, Муж Прекрасной Жены и Вождь Свистящей Стаи! – ведь только так принято приветствовать птиц из Бартианского леса, особенно когда они занимают такое положение в своей стае.
- В лесу чужаки, они идут очень тихо и стараются не причинять вреда лесным жителям, но многие их пугаются и начинают в панике нападать. И погибают…
- Спасибо тебе Певчий Друг, – сказал тролль, и совсем тихо добавил – Пора домой… Пора…

Птичка бесшумно упорхнула, и тролль отправился через лес в свой маленький домик. Ну, это для троллей он был маленький, а для нормального человека это был огромный общинный дом, в котором могла поселиться не одна семья…

Через несколько часов он дошел до Звенящей долины – своего дома. Дорога же показалась ему быстрой, но неспокойной. Ведь он пытался понять, что его так сильно беспокоит в известии об этих путниках. Он знал, что люди редко сюда заходят, так как рассказы о троллях всегда были не самыми приятными.

А к вечеру того же дня он увидел из окна своего дома двух путников, спускающихся в долину. Тролль неторопливо вышел на улицу и пошел к путникам. На лицах путников было изображено недоумение и сильная внутренняя напряженность. Они уже были готовы напасть на тролля, но неожиданно тот заговорил.

- Здравствуйте люди, путешествующие по моим землям и не боящиеся меня.
- Здравсвуй-те – Адэльмар поспешно опустил посох, понимая, что он в данной ситуации скорее мешает, чем помогает. Говорящих троллей он не встречал, потому был удивлён. Они с Ильеном быстро переглянулись, после чего юноша тоже поздоровался.

Тролль вздохнул. Он, наконец, понял, что его беспокоит уже несколько дней – эти двое людей. И он решил разобраться в этой ситуации.

- Не надо меня бояться, хотя вы, конечно, будете бояться. Я вижу вы сильные люди и сила ваша глубоко внутри вас. Знаете, ведь очень мало людей понимают троллей, еще меньше троллей понимают людей. Наши обычаи требуют сначала усадить гостей за стол, а потом уже расспрашивать о чем-либо.
- Мы глубочайше польщены оказанным гостеприимством, тем более что действительно проголодались в пути – Адэльмар рассыпался в эпитетах, – с радостью сядем за стол с первым … – тут Адэльмар хотел, было, сказать, дружелюбным, но побоялся несколько обидеть тролля, – мудрым существом этого красивейшего леса. Ильен продолжал оставаться в некоторой растерянности. Тролль пошел неторопливой походкой к дому.

Путники проследовали в дом за троллем. Их удивление нарастало с каждой минутой. Ведь этот дом отличался от обычных пещер троллей. Он был чистый, насколько это было возможно для жилища тролля, и уютный.
Тролль показал людям рукой на большой стол, за который неожиданно обнаружилось несколько стульев подходящего размера для людей, а сам пошел в дальний угол помещения.
О самом помещении стоит рассказать поподробнее, тут и там стены были увешаны различными вещами и полками. На которых стояли необычно большие горшки. Иногда под некоторыми вещами виднелось оружие и броня. Путники с большим интересом рассматривали жилище тролля.
Усевшись на весьма удобный стул, Ильен стал рассматривать огромный бронзовый топор, висящий прямо напротив него. Напротив Адэльмара же стена была сплошь заставлена различными зельями. Видно было, что тролль не терял зря своих лет жизни, а активно изучал магию и алхимию.

- Да, между прочим, мы забыли представиться. Прошу простить нам эту нелепость. Меня зовут Адэльмар, – маг перевёл взгляд на своего спутника, недвусмысленно показывая ему, что если тот не прекратит пребывать в растерянности, получит чем-нибудь тяжёлым по лбу.
- А меня – Ильен – юноша понял намёк.

Из угла раздалось бряканье и посвистывание. Тень тролля шевельнулась и двинулась за самим троллем к путникам.

- Я Хухрымзыл 3, из рода Серых Каменных Троллей, – сказал тролль и поставил на стол поднос с тремя чашками, две из которых были заметно поменьше третьей, и огромным чайником. Также на подносе стояли различные угощения: запеченные яблоки, всевозможные варенья, большой ломоть белого хлеба, но нигде не было видно мяса. Тролль присел за стол, заметив каким взглядом один из путников смотрит на Радужный Топор из Пещер Северианских Гор, – Какая же тропка привела вас в этот дальний край леса?

Адэльмар тяжело вздохнул, продумывая, как бы ему получше выстроить повествование.

- История очень длинная. Мы родом из Рофьем. Деревня эта расположена близ Падшего Озера и южной границы Бартианского Леса. Мою единственную дочь зовут Нэлисса …
- Она прекрасная девушка. Я люблю её! – неожиданно для всех, включая себя самого, прокричал Ильен. Под упрекающим взглядом Адэльмара и несколько удивлённым взглядом Хухрымзыла он быстро понизил голос и добавил, – Её украли некромансеры.
- Темные маги, восхвалители нечисти и повелители Темного Астрала. – пробурчал тролль, и более громко продолжил – Теперь я весь в вашем внимании, продолжай, пожалуйста, человек назвавшийся Адэльмаром из Рофьема.
- Да, её забрали именно они. Прямо у меня из-под носа её увезли в карете – маг снова вздохнул, – но мы не ищем её здесь. Мы пошли Малым Бартианским лесом по другой причине. Так сложилось, что, пытаясь остановить отряд гильдии, я стал причиной смерти одного из некромансеров. Теперь нас попытаются найти, где бы мы ни были. Возможно, рано или поздно гильдия доберётся и сюда, в эту удивительную по красоте своей долину! Хотя путь сюда и нелёгок.
- Это точно – Ильен вспомнил многочисленные нападения лесных зверей – постоянно …
- Идти далеко, пробираясь через лес, – Адэльмар вовремя перебил своего друга, предугадывая, о чём тот сейчас начал бы рассказывать, – Мы надеемся

Добавить комментарий

Восточная сказка, регистрация

17 сентября 2011 года

Игровые персонажи:

Адэльмар:
Image
60 лет, человек. Маг. Живет в деревне Рофьм. Всю жизнь изучал магию астрала, но так ничему особенному и не научился (лечение, вампиризм, магический щит, проклятие, ускорение, благословение, недалекий телепорт). В других стихиях абсолютный ноль. Очень начитан. Рост 170 см. Физически не силен, но в ответственных моментах может быть весьма проворен.

Арториус:
Image
25 лет, человек. Маг, некромант. Доступные заклинания: вампиризм, магический щит, проклятье, замедление, невидимость, кислотная атака. Рост 180 см. Худой, бледнокожий, волосы черные но уже с проседью. Живет во владениях Шархуна (на востоке Пустыни Ветров)

Дагор:
Image
18 лет, человек. Маг, друид. Доступные заклинания: град, исцеление, магический щит, каменное проклятие, каменная стрела). Рост 162 см. Слабая сопротивляемость магии. Живет в доме Игизеха (к северу от Звенящей Долины).

Ильен:
Image
19 лет, человек. Земледелец. Живет в деревне Рофьем. Особенных навыков нет.

Рина Йокшир:
Image
20 лет, человек. Маг, некромант. Доступные заклинания: вампиризм, магический щит, ускорение, благословение, радужная молния, невидимость, огненная стена. Рост 173 см, вес 60 кг. Живет в Вараклаве.

Хухрымзыл 3:
Image
5768 лет, тролль. Мудрый, свободный житель Звенящей Долины. В совершенстве владеет магией земли (вплоть до изобретения новых заклинаний). Небольшие познания в магиях других стихий (кроме астрала). Рост больше среднего человеческого на несколько десятков сантиметров.

Неигровые персонажи:

Венут:
50 лет, человек. Богатейший рыцарь-аристократ, живет в центре Дейры, друг Виктора по военным походам. Превосходно владеет арбалетом. Немного хуже – стрельбой из лука.

Виктор:
55 лет, человек. Король аллода Кайн-Агар, живет в Карийяне, но есть резиденции по всему аллоду. Большой навык владения мечем.

Дагмир
16 лет, молодой член гильдии некромансеров. Неплохо вледеет мечем, следопыт, стандартный набор заклинаний некроманта.

Мердок
18 лет, молодой член гильдии некромансеров. Отлично владеет мечом, неплохо метает ножи, стандартный набор заклинаний некроманта.

Нэлисса:
18 лет, человек. Дочь Адэльмара. Простая девушка, не имеющая особенных навыков в магии или обращении с оружием. Жительница деревни Рофьем.

Пролог
Время: 705 год Эры Аллодов, ранняя осень.
(автор: Installero)

Первые лучи солнца осветили белоснежные стены зданий прекрасной Дейры, звезды восточного Кайн-Агара. В безоблачном лазурном небе орлы начинали свой полет. Наступало раннее утро. В огромном красивом дворце с просторными террасами в тени акаций началось приготовление к утренним трапезам его владельца, почтеннейшего аристократа Венута, героя Дейры. Зашуршали вениками мальчики с причудливыми головными уборами, забегали слуги, спеша доставить в кухню все необходимое для приготовления поистине королевского завтрака. Венут мог проснуться с минуты на минуту, а он никогда не ждал.

Луч света медленно скользил по шелковым тончайшим шторам спальни Венута. Пройдет несколько минут и Солнце, поравнявшись с кроватью, осветит лицо богатейшего жителя Дейры. Он медленно придет в себя после крепкого сна, скинет с себя покрывало, потянется на кровати и дернет за красный изящный шнурок, свисающий недалеко от подушки. В глубине дворца раздастся звон маленького колокольчика. И с этого момента суета во дворце усилится троекратно. Все будут заняты поддержанием действия тончайшего слаженного механизма, который раскручивается каждый день примерно в одно и тоже время: утренние ванны, массаж, завтрак, прогулка по тенистым придворным аллеям.

Прогулка Венута закончилась его стрельбой из арбалета. Владел он этим оружием в совершенстве и потому наслаждался процессом, наблюдая, как стрелы одна за другой попадают в мишень, находящуюся в пятидесяти метрах от него. Взор Венута привлек попугай, сидящий на специальной жердочке, свисающей с раскидистого дерева, растущего в десяти метрах от тренировочной мишени. Охотники собирали живность со всего Кайн-Агара и привозили во дворец аристократа, отдавая дань уважения и благодарности. Или чтобы просто замолвить словечко за своего родственника. Мушка арбалета плавно переплыла на несколько сантиметров. Чудная птица занималась чисткой перьев, даже и не подозревая, что сейчас ее жизнь зависит от одной дурной мысли Венута.

Внезапная вспышка света могла стать роковой для попугая. Где-то вдалеке раздался звук арбалетного болта, глубоко входящего в ствол дерева. Перед Венутом возник из розового вихря Виктор, король Кайн-Агара. Рядом с ним появился, было, придворный маг, но по приказу короля тут же телепортировался обратно, в Карийян. С удивленной птицы слетело лишь несколько перьев: стрела прошла чуть выше бестолковой головы.

Виктор был при полном параде, насколько это было возможно в жарком климате Дейры. Человеку, не очень хорошо знакомому с нравами короля, могло бы показаться, что Виктор появился здесь на стрельбище для того, чтобы передать Венуту какое-то сообщение, от которого зависят, если не судьба всего аллода, то уж, по меньшей меры, Дейры или Карийяна. Но предположивший так обманулся бы, Виктор просто любил красиво наряжаться. Даже для того, чтобы просто повидать старого друга. На голове Виктора была изящная метеоритная корона (недаром же он был королем). Белоснежные локоны его слегка касались высокого ворота шикарной рыцарской мантии, которая была зафиксирована на теле метеоритной застежкой. Под мантией была легкая мифрильная кольчуга. Эфес короткого одноручного кристаллического меча в ножнах, закрепленных на поясе, красноречиво показывал, что владелец его умеет обращаться с оружием. Завершали описание портрета Виктора полные метеоритные поножи.

- Здравствуй. Признаюсь, ты напугал меня, Виктор – Венут протянул королю руку.
- Здравствуй, здравствуй! Я рад. Тебя еще хоть что-то способно сбить с толку – Виктор был в явно приподнятом настроении. Он взглянул на попугая, который рассеяно оглядывался по сторонам, испуганный предметом, пролетевшим мимо него с огромной скоростью – Чуть птицу на тот свет не отправил. Некромансеры под рукой есть, чучело сделать в случае чего?
- Есть.
- Да что ж ты так не весел?
- А чего веселиться? – с искренним удивлением посмотрел на своего гостя Венут.
- Ну, так и для расстройств повода нет. Живешь тут, бед и забот не знаешь. Чего грустить?
- Скука. Я уже несколько лет ничего не делаю. Охота приелась. Да и стар я уже стал для охоты.
- Мне бы твои проблемы! Скучно ему. Гарем обнови – Виктор и не думал, что фраза эта, сказания ради шутки, так повернет ход беседы.
- Думаешь, стоит? Я думал об этом. Давненько я этим не занимался – Венут улыбнулся. Возможно, впервые за несколько дней.
- Нет. Не думаю, что стоит. Но смотри, как ты оживился. Может, я попал пальцем в небо?

Виктор и Венут были очень старыми друзьями. Вместе они прошли много войн и одержали не одну победу над орками, очищая от них север Пустыни Ветров. О тех походах сложены песни и написано множество легенд. И, как бывает обычно, все это не может описать и сотой доли тех дружеских взаимоотношений, которые были между двумя рыцарями. Наверное, потому Виктор в шутку угадывал желания своего друга. Хотя, иногда желания похотливого Венута угадать было совсем несложно.

  • * *

Жизнь в деревне Рофьем течет размеренно и тихо. Люди возделывают земли, разводят домашних животных, охотятся в Малом Бартианском лесу и купаются в чистейших водах глубокого Павшего Озера. Деревня достаточно большая, в ней есть и маги, которые незаменимы в охоте, когда приходится отбиваться от редких, но очень неприятных нападений диких зверей: волков, белок, черепах. Есть в Рофьем и парочка рыцарей, которые владеют роскошными имениями на берегу озера, и по совместительству отгоняют от деревни неудачливых разбойников.

Слухи на Кайн-Агаре распространяются не быстро, а если бы это было не так, в деревне Рофьем давно бы уже опасались гильдии некромансеров. Слухи обманчивы, но если верить именно им, то в каждую более-менее большую деревню рано или поздно приходит отряд сильнейших магов-некромантов. Они не приносят никаких разрушений, но забирают из деревни пять самых красивых девушек и глупцом прозовут все того смельчака, который отважится им противостоять. Король Виктор прекрасно обо всем знал, но был холоден к такому поведению гильдии. В конце концов, в каждой деревне просто смирялись с таким положением дел, считая, что оно было вызвано какой-то особенной необходимостью.

Добавить комментарий

Рассказ первый, Глава 5

16 сентября 2011 года

Св. Клавиус

Клавиуса и Демеера проводили до просторной комнаты, и пообещали, что граф Алагар примет их, как только закончит заниматься делами.
Комната была обставлена резной мебелью из чёрного дуба. Многочисленные подсвечники были украшены серебряными узорами. Клавиус подошёл к широкой кровати и плюхнулся в шёлковые подушки.
- Да, не допустимая роскошь для служителя церкви. Не так ли Демеер? – Клавиус хитро уставился на племянника, желая услышать ответ.
Родители Демеера погибли во время эпидемии страшного заболевания на территории Готирской империи. Лечить его не научились до сих пор. Тела сжигали. Предсмертной просьбой Теодора, брата Клавиуса было – позаботиться о сыне. И Клавиус выполнил его просьбу.
- Роскошь… Ну я не знаю… почему бы графу не наслаждаться роскошью… – Демеер испытал растерянность. Когда Клавиус говорил и так пристально смотрел – казалось, что он способен читать мысли. И постоянно уличал Демеера во лжи. Конечно, наверное, так просто казалось. Ведь Клавиус был очень умным и опытным человеком.
- Он командир туанов, святых воинов. Пусть их и не много. Он такой же священно служитель, как и все мы. А церковь имеет большую власть именно из-за того, что умеет жертвовать.
Клавиус встал, подошёл к окну и открыл резные створки. В комнату подул прохладный вечерний ветер. На эвкалипте, что рос во дворе Аллагара, чирикали соловьи. Блаженно…
- Видишь ли, Демеер. Люди, простые люди которых ты видишь на базарах и улицах городов, живут не так богато, как другие. Бывает, что утраты делают их слабыми духом. И только вера может это изменить. Как бы они думали, если бы священники жили в золоте и говорили прихожанам: «Ты беден – на всё воля божья»?
Так было бы хуже всем. К тому же, мы очень много экономим, живя в простоте, а не в роскоши. Люди дают деньги на восстановление храмов. А король платит деньги за определённые службы. На эти деньги можно позволить себе возвести колокольню в какой-либо деревушке, или часовню…- Клавиус повернулся к окну и вдохнул свежий воздух. Демеер тоже плюхнулся в кровать.
- А, в общем-то, неплохо, дядя. Разве вам никогда не хотелось жить так?
Клавий повернулся к племяннику и улыбнулся.
- Сложно сказать. Конечно, приятно одеваться в шелка. Но значительно более приятно осознавать, что нежелание купаться в шелках может помочь кому-то – продолжал он, повернувшись к окну. – Это… Это просто наш выбор.
В дверь постучали.
- Входи, кто бы ни был! – Клавиус поспешно закрыл окно и расправил складки на робе.
В дверь вошёл воин в нагруднике чёрного металла с множеством серебряных узоров на нём. Широкий тяжёлый меч говорил о сильной твёрдой руке. Обильная растительность на лице делала вид суровым, но синие глаза отдавали чистотой и доверием.
- Граф Аллагар и графиня ждут ваше Святейшество на ужин – он учтиво поклонился, придерживая меч за рукоять.
- Да, спасибо. Мы готовы – Клавиус взял Демеера за руку и пошёл за воином.
Многочисленные коридоры и лестницы сбили дыхание Клавия.
Он постоянно бубнил в пол голоса – Как же долго… – но, не теряя достоинства, продолжал путь. А путь занял добрых пол часа. Многочисленные коридоры соединялись и разветвлялись множество раз, то уходя под землю, то поднимаясь ввысь. Наконец они вышли в просторную залу, где у окна стоял большой стол. За ним сидел широкоплечий мужчина в красном плаще. Седая борода плавно переходила в бакенбарды. Рядом сидела милая девушка.
При появлении Клавиуса они встали и сделали незначительный кивок головой.
- Приветствую… – начал Клавиус.
- Здравствуй дружище! – Аллагар сорвался с места и обнял друга.
Обменявшись тёплыми словами, они стали усаживаться за стол.
- Малыш Демеер, вот ты какой… – Аллагар потрепал его по плечу.
Клавиус перед тем как сесть обменялся учтивыми кивками с девушкой и повернулся к Аллагару.
- Есть много дел, которые надо обсудить.
Граф налил вина гостям.
- Я знаю, дружище. Мне уже доложили о произошедшем позавчера. И я надеюсь, господь будет с нами… ведь планы твои черны, брат.
Мы это обсудим, но сначала давайте отобедаем.

Тиф

Дальше всё шло как нельзя лучше, под видом разносчика напитков я продал Вэлиору заваренный из бабкиной травки чай. Я уже выходил из палатки, как сзади послышался какой-то суматошный шум. Обернувшись, я увидел, как толпа стала обступать лежавшего на земле Вэлиора.
- Старая ведьма! – мелькнуло в голове, и это было не оскорбление, это была догадка. Наверняка, эта старуха была ведьмой и заметила, как я стащил её деньги. Видно так она хотела мне отомстить. И хотя отравить ей меня не удалось, но месть все же состоялась. Кто-то из толпы, уже что-то неразборчиво орал показывая в мою сторону. Ничего не оставалось кроме как бежать. Слава богу, скрыться в такой толпе мне не составляло труда. Но вот дальнейшая моя деятельность была под угрозой. Теперь наверняка, к палатке приставят новых часовых, да и сами участники будут бдительнее. Всё это требовало серьезного обдумыванья, к тому же задачу на сегодня я уже выполнил. Так что я отправился в трактир. Я был уверен, что никто из тех зевак меня не запомнил, и прибывшие следопыты, которых, несомненно, вызовут, будут вынуждены выслушивать разрозненные показания, а даже скорее сплетни.
Взяв номер в трактире, я стал, было, обдумывать текущую ситуацию, но тут раздался стук в дверь. Дождавшись позволения, гость вошёл. Этот человек был в сером балахоне, невидно было даже лица, которое было спрятано глубоко в капюшоне. Отрывистым басом человек поздоровался, это было даже смешно. Я без особого труда понял что под балахоном девушка, и могу поспорить, что очень привлекательная. Несмотря на то, что сейчас на ней минимум десяток свитеров, и сапоги размеров на восемь больше.
- Здравствуйте. Мне известно, кто виновен в смерти Вэлиора. Так что, в ваших интересах…
Тут я не выдержал.
- Кончай придуриваться, Атанни. – я уже давно понял, что передо мной та эльфийка, которую я видел в списке участников турнира. Поэтому с этими словами я сделал движение, чтобы сдёрнуть капюшон, но тут же оказался на полу. С заломоной за спину рукой я лежал уже около трёх минут, она явно не ожидала, такого поворота событий, и судорожно пыталась что-либо придумать. В конце концов, мне это надоело и проявив способности ловкого вора я встал рядом с ней. Капюшон уже слетел с её головы и открыл симпатично личико молодой эльфийки. Такого поворота она тоже не ожидала поэтому продолжала сидеть на полу. Только, спустя несколько минут, с её губ сорвалось первое «Как?».
- Ну, только эльфийки могут так элегантно носить сапоги пятидесятого размера – постаравшись разрядить обстановку, пошутил я.

Св. Клавиус

- Я так понял, что ты хочешь бросить на ворота королевского дворца моих туанов. Я не считаю это хорошей идеей. Да, они хорошие воины, я бы даже сказал – лучшие, что я видел. Но что может сделать посох, пусть и окованный сталью против кристаллических доспехов? Ты думал над этим, Клавий? Я уж не говорю, что королевские гвардейцы превосходят в численности наших людей… тфу… – Аллагар выплюнул косточку ножки на тарелку. Молоденькая жена его Тави, нахмурила носик и отвернулась в сторону.
- Думал, конечно. Ты не посчитал добровольцев, которых уже две сотни набралось. Среди них есть и кузнецы и грузчики. Крепкие мужи! Они уже обучаются боевому ремеслу у меня в резиденции. – Клавий потрепал с этими словами плечо Демеера, помогая почувствовать себя в новой компании “в своей тарелке”.
Аллагар откинулся в кресло и вздохнул.
- Эх… Ну, наша тысяча, плюс две сотни. Против трёх тысяч гвардейцев! – он схватил ещё одну куриную ножку рукой. – Да ещё мы не учитываем императорскую армию, что при затяжном бое может подоспеть с тыла. Не-е-ет. Так не пойдёт – сказал он, погрозив Клавиусу куриной ножкой.
Демеер смотрел на спорящих родственников и размышлял о предстоящей войне.
Церковь неоднократно пыталась захватить власть в Готире. Дело в том, что сам Клавиус, да и его род были родственниками короля, что ушёл на служение церкви после смерти жены. Сказал он тогда совету, что его сын придёт на трон и должен будет быть коронован. Его место занял временный правитель – наместник Роберт.
Сейчас то время миновало, и на троне восседал правнук Роберта – Рейнальд.
А когда сын истинного короля – Антонио пришёл ко двору, совет не сдержал последней воли Императора, и прогнал со двора законного наследника.
Клавиус встал и подошёл к окну, взяв руки в замок за спиной.
- Я послал своих людей на адамантиновые шахты с частью капитала, что нам удалось скопить за долгие годы.
- Нет, погоди! Это не слыханно! Чтобы туаны носили доспехи… – он положил ножку курицы на стол и, забывшись, вытер руки о скатерть, не сводя глаз с Клавиуса. – Ты сам-то согласен на такой шаг?!
- Грядёт священная война, Аллагар. Думаю это необходимо. – Клавиус вздохнул и повернулся к брату. – Мы же не позволим умирать нашим людям!
Алагар улыбнулся и уселся в кресло.
- Вот выслушай меня. У меня есть идея попроще… – Клавиус вскинул бровь, вернулся к своему креслу и, похлопав Демеера по плечу, уселся с крайне заинтересованным видом. – Есть один человек. Прозвали его Ночная Игла.
Он действует быстро и бесшумно. Мы подойдём к воротам и примем бой. А он убьёт короля и битва закончится. – Аллагар потерял пылкость рассказа на этих словах – …надеюсь.
- Пользоваться услугами наёмного убийцы? Ты в своём уме! – Клавиус вскочил, возвышаясь над Аллагаром. – Лучше уж путь будет прямой бой.
- Он не наёмник, он вор.
- Вор?- Клавиус отстранился с удивлением.
- Вор. Зовут его Тиф. Не очень хороший человек. Но для дела подходит идеально!
Клавиус опять нахмурил брови и налил себе воды.
- Это сути не меняет. Я не могу взять на службу человека, по сути – грешника по жизни.
- А я – возьму! Ты дослушай. У него есть сводный брат Лакремонт. Не менее ловок в обращении с любым оружием. Он чист, его тоже пошлём на выполнение «священного долга» нашей страны. Его на службу возьмешь ты. Идёт? – Аллагар опять облокотился в кресло. Клавиус медленно сел и тоже облокотился.
- Ну… конечно это грех посылать людей убить человека.
- Мы сейчас обсуждаем план, в котором умрут сотни, а может тысячи людей. У короля есть несколько стражников, что обучались у нас. Они были лучшими бойцами, но сердца их были черны как ночь. Они опасней всего, Тиф один не справится. Ему нужен его богатый брат. Хоть они не особо любят друг друга, но дело они знают. – Теперь встал Аллагар и подошёл к окну. – Лакремонт потерял свой родовой замок. Мы поможем ему его отвоевать. Дадим отряд туанов, да простит меня господь! А Тиф… тифу дадим золота, или ещё чего…
Клавиус, казалось, заснул. Он смотрел в одну точку на стене и напряжённо думал. Демеер знал, что от его решения зависит сейчас множество жизней, включая этих двух несчастных, на чью долю выпало основное задание.
Шива, дочь Аллагара, что тихо присоединилась за обеденный стол, всё это время улыбалась и переводила взгляд с Клавиуса на отца. Говорили, что она тренирует туанов, и лишь изредка их тренирует Аллагар. Выглядела она очень соблазнительно и по возрасту, казалось, ровесница матери. Демеер не сводил глаз с неё, но разговор слушал.
Клавиус «очнулся ото сна», резко встал и ударил кулаком по столу.
– Идёт! Тащи этих сыновей церкви нашей! Время не терпит.
Аллагар встал и положил руку на плечё брату. – Да прибудет с нами Господь.
Демеер встретился взглядом с Шивой. В глазах обоих читались неуверенность и страх.

Лакремонт

Веревка из нарезанной кожи тролля была как раз готова, когда начало темнеть. Я привязал ее к сделанной из ребер тролля кошке, и приготовился забросить наверх. Первый бросок был не очень удачным, когда я потянул веревку, она упала в низ вместе с кошкой, при этом один зубец отломился.
Новый бросок был сильнее прежнего, кошка зацепилась за край колодца.
К свисающему на пол концу веревки я привязал свои доспехи и оружие, поэтому подымался наверх я налегке. Подъем не потребовал особых усилий, и скоро я оказался на верху. Огляделся, было темно, вытянул привязанные к веревке вещи и облачился в доспехи.
Теперь я был на свободе, но местность… у меня закралось подозрение, что я на другом аллоде…
Куда идти?

Св. Клавиус

Глаза стали уже отходить от яркой вспышки. Бродяга жадно ловил глазами родные места. Лес, земля, река…
Бородач радостно упал животом на землю, стараясь обнять её. При падении он ощутил что-то твёрдое под животом.
Он засунул руки в походную сумку на животе и достал прозрачный круглый шар тёмного камня. Память стала постепенно возвращаться к нему.
Он вспомнил милую девушку, что впоследствии превратилась в чудовище. Вспомнил её жадный взгляд, когда она смотрела на ссадины и раны на его теле.
Он посмотрел в шар. Мир вокруг него начал медленно меркнут. Ещё несколько секунд, и ничего не осталось кроме каменного шара, в котором появилось лицо того самого ужасного существа, что он видел вчера… или позавчера…
Реальность для него перестала существовать.
- Ты должен отнести этот шар вашему главному святоше, Клавиусу. Он сейчас находится на расстоянии нескольких лиг отсюда – раздался голос из шара – Если хочешь жить – пошевеливайся. Твоя подружка уже изрядно оголодала.
Когда по завершению монолога, бродяга уже несся по полю, сдирая колени при падениях. Зловещий скрипящий хохот стал постепенно утихать в его голове.
Когда он решил всё же остановиться и отдышаться, прислонившись к камню посреди поля – начался дождь.
Погода успела изрядно испортиться. Сколько он бежал. Час, два… Наверное, теперь он уже не сможет определять время.
Он подумал о том, что его может ждать, если он не сделает, как сказал ему его новый хозяин, и решил отправляться дальше.
Колени, исцарапанные в кровь, жутко болели. Чёрный плащ порвался в нескольких местах и пропускал холодные капли дождя.
Бродяга укутался в свои лохмотья, обняв локти руками, и поплёлся дальше.

На ночь Аллагар разместил Клавиуса и Демеера в очередной комнате светского класса. Демеер провёл вечер в разговорах с Шивой. Она потратила много времени, рассказывая о событиях происходивших в графстве за последние несколько лет. Демеера особенно интересовал тот момент, где она описывала обучение туанов. Ему до сих пор было не понятно – как такая хрупкая с виду девушка дерётся со здоровыми мужиками.
Клавиус в это время писал различные указания. И с гонцами отправлял по назначению. Пятеро лучших воинов Аллагара, в тот вечер, были отправлены на поиск Тифа и Лакремонта.
Весь вечер Клавиус ругался, проклиная золотое перо, инкрустированное изумрудами, которым ему пришлось подписывать бумаги. Это всё сопровождалось хихиканьем Шивы, и Демееру в её обществе стало теплее. Всё же дядюшка Клавий был несколько суров и хмур.
Наболтавшись всласть, Шива попрощалась с Демеером, пожелав ему и Клавиусу спокойной ночи. К этому времени Клавиус уже спал, положив голову на очередную бумагу, и размазав подпись головой.

Утро выдалось пасмурным и морозным. Демеер, встав с кровати, открыл окно и впустил прохладный утренний воздух. Клавиус в это время уже стоял на улице и разговаривал о чём-то с братом. Деревья и трава были окутаны густым туманом. Дождь, что неожиданно испортил утреннюю погоду, уже утих и лишь изредка покрапывал по листьям эвкалипта, что рос под окном.
- Клавий, надо срочно собирать людей. Моя цитадель тоже может полниться шпионами.- Аллагар почесал затылок – Было бы не желательно, чтобы о наших гениальных планах прежде времени узнал Король.
Аллагар запахнул полы плаща и поёжился.
- Тем более, что я вообще не возлагаю особых надежд на эту компанию.
Клавиус улыбнулся и огляделся по сторонам.
- Ага, так вот почему ты меня вытащил из замка. Я думал, что-то случилось…
Из-за деревьев показалась чья-то фигура. Видимость была ужасной.
Аллагар обратил внимание на фигуру и толкнул Клавиуса в плечё. Клавиус в этот момент смотрел в землю, поглаживая редкую бородку и раздумывая о чём-то.
- Это не твой человек…- Клавиус почувствовал какое-то странное волнение.
- Да, как он прошёл через стражу… – Аллагар сделал движение стражникам на стене. Из стрелковых окон показались наконечники стрел и арбалетных болтов. – Стой на месте, кто бы ты ни был! Стой, иначе прикажу открыть огонь! Ни шагу более… – Аллагар поднял руку.
Клавиус зашептал молитву. Вокруг Аллагара и Клавия образовалось синее сияние.
Бродяга засунул руку за пазуху.

Он шёл и улыбался как безумный.
Бродяга не слышал ничего, что происходило вокруг. Душа его была сейчас очень далеко отсюда.
Он увидел чёрную цитадель и человека, что машет ему рукой. Улыбка расплылась на его лице. Всё, пришёл… Он ускорил шаг, то и дело спотыкаясь.
Что-то замедлило его шаг. Какой-то толчок. Ещё один и ещё. Он опустил взгляд.
Несколько арбалетных болтов торчали из его груди и ног.
Свет стал меркнуть. Глаза закрылись.

- Что за дьявол?! – Клавиус зашептал молитву. Сияние окутало труп бродяги. – Он был мёртв, до того момента, как стрелы поразили его тело. Впервые такое ощущаю… – Клавиус сделал несколько осторожных шагов к телу.
Отряд стражников выбежал из ворот и окружил тело, наставив на него копья.
- Кто пропустил этого бродягу сюда?! – Аллагар заорал на стражников – Найти виновного и ко мне привести.
Рука бродяги откинулась и выволокла с собой каменный шар. Шар покатился к ногам Клавиуса и остановился, ударившись о его сапог.
- Я это видел в своём сне. И этот шар и бродягу. Он нёс его мне…
- Боже, братишка, ты же не хочешь сказать, что он пришёл с небес? Если бы он прошёл через охрану, с ним пришли бы сопровождающие.
Стражники проверили тело на признаки жизни и, убедившись в обратном, убрали наконечники копий.
- Если найдёшь более логичное объяснение – скажи мне. А пока похороните беднягу. – Клавиус зашагал по мокрой траве к воротам.
- Но он даже не остановился! Он безумец! – Продолжал кричать Аллагар. – Заройте этого психа где-нибудь. – Он повернулся в направлении ворот, и перед тем как уйти бросил: – Желательно подальше от цитадели.

Добавить комментарий

Рассказ первый, Глава 4

16 сентября 2011 года

Итлигор

В моём детстве дед повествовал нашей стае молодняка о “старых-добрых-веременах”, когда нам не нужно было прятаться в горах от людей, и что драконы наводили ужас не только на близлежащие города и деревни, а вообще чуть ли не на полмира. Однако, “что-то” случилось, и на земли пришли очень сильные охотники, которые в одиночку могли справиться с целой стаей. Конечно, среди нас тоже были могущественные особи, которые могли творить удивительные вещи, мой дед был одним из таких. Однако, их почти всех уничтожили, а моему отцу, к сожалению, по какой-то причине не перешло могущество деда.
Во сне я видел, что я превратился в человека, и его глазами мне виделось, как он мастерит из дерева фигурку дракона, размером с с небольшое яблоко. Когда он закончил, он с оглушительным грохотом поставил её на стол, что фигурка раскололась, а дубовый стол разломался в щепки, как будто по нему ударили кувалдой. И я открыл глаза.
Была кромешная тьма, однако ко мне вернулась способность полноценно двигаться. Я расправил крылья, обнаружив, что куда-то делся мёртвый людоед, да и деревья, которые придавливали меня к земле. Ещё я заметил чей-то чужой запах – я насторожился. Зрение во тьме у меня работало на отлично, однако чужого присутствия я не ощутил. И, жадно глотнув из речки воды, я с трудом взмахнул затянувшимися от ран крыльями и полетел в сторону тех скал, которые я приметил ещё в первый день моего присутствия здесь. До скал я добрался к утру. Ещё издалека я почуял аромат дыма и чего-то, по моему мнению, мерзкого. Когда мне удалось, правда, не без шума приземлился у входа в пещеру, и я увидел что в пещере находилось человек пять, а рядом с ними ящики и сундуки в огромных количествах. Люди были одеты в рваньё, однако это не помешало им достать луки и атаковать неизведанного зверя в виде меня. Точнее, попытаться атаковать. Я отвёл свои крылья назад и сделал сильный взмах ими вперёд, одновременно пуская огонь – в результате этого пещера оказалась вся окутана холодным пламенем. Однако, этого хватило – все пятеро стали полыхать как сухие деревья, облитые жидким огнём, и пытаться сбить огонь, выбежав с пещеры, где я сопроводил их ударом хвоста, что и дало им возможность ощутить захватывающее чувство полёта во время падение со скалы. В голове промелькнула мысль о том, что в этих краях с людьми поступать надо только таким образом. Я с ней согласился и вошёл в пещеру. Разбив первый ящик хвостом, из него брызнули золотые кругляшки, которые разлетелись по всей пещере. Такое же содержимое было и в остальных ёмкостях. “У меня есть возможность превратится в самого настоящего дракона из рассказов, которые нам повествовал дед!” – радостно подумалось в моей глупой голове, и я решил сгрести всё золото в одну кучу и этой ночью спать на ней, как “настоящий” дракон. Хотя, может быть поэтому я отлично выспался, видя во сне как мальчик кидается маленькими камнями в речку, хотя потом мальчик оторвал от скалы огромный камень и метнул его в реку, чем прекратил её существование, вызвав землятресение и обвал. Где-то вдалеке человек закончил мастерить дракона из дерева величиной с яблоко и опять решил сломать им стол, на чём мой сон и прервался.

Лакремонт

Я осторожно вошел в дверь, держа меч наготове. Впереди был тускло освещенный коридор, но благодаря засветке глаз красным светом, видно было все достаточно четко, хоть и черно-бело.
Мы осторожно пошли по коридору стараясь не вызывать лишних звуков.
Так мы дошли до поворота, за которым неожиданно послышался шорох.
Я поднял руку, вверх давая сигнал, Лореена затаилась. Я занес меч, над головой готовясь нанести один мощный, сокрушительный удар.
Нечто приближалось, уже внятно ощущался смрад разлагающегося тела.
Живой мертвец, появившийся из-за поворота шаркающими шагами был медлителен и неповоротлив, он даже не успел посмотреть в нашу сторону, как лезвие моего меча разрубило его от ключицы, до нижнего ребра, наискось, перерубив и позвоночник. Бьющееся в конвульсиях рассеченное тело зомби светилось в темноте бледным фосфорицирующим светом, создавая жуткое впечатление. Я несколькими взмахами меча расчленил его в суставах, но агония не прекратилась. Мне осталось лишь брезгливо отереть волнистое лезвие обрывком одежд зомби.
Лореена застыла с округлившимися глазами, судорожно сжимая какой-то свиток. Я привел ее в чувства, поцеловав ручку. Она не отрывала взгляда от жутких шевелящихся обрубков.
Все будет хорошо, по крайней мере, пока они появляются по одному, – прошептал я ей на ушко, нежно приобняв ее за талию и уводя дальше от этого места. Мы продолжили свой путь по коридорам неизвестности.
Миновали ряд открытых комнат вдоль коридора. У одних в проемах были двери, у других не было, а у иных двери были выломаны и валялись рядом, со следами ударов и…. Это было особенно странно, когтей…
Кое-где нам попадались мумифицированные остовы людей, скелеты, отрубленные части тел, застывшие обожженные тела и стены, пол пропитанный кровью…. Иногда тишину нарушал далекий скрип двери или зловещий стон, вздох. Порой шоркающие шаги медленно приближались и удалялись, проходили мимо. В такие минуты мы надолго останавливались, молча, вслушиваясь в тишину, боясь шелохнуться. Казалось что даже дыхание, биение сердца может нас выдать.
Нас тяготила усталость. Во флягах была вода, но легкий утренний голод уже давно перерос в нечто большее, а еще хотелось спать. Мы не знали вечер сейчас или уже утро.
Путь нам преградила новая дверь, которая неожиданно, для нас, оказалась заперта. Казалось, из-за двери пробивался тусклый свет.
Что там скрывается, выход или обитель монстров, мы не знали.
Встретить таком месте запертую дверь и не узнать, куда она ведет…, – подумал я, прикладываясь ухом к двери. Я прислушался.
А за дверью стояла мертвая тишина. Я попробовал заглянуть в щель, пытаясь определить природу сочащегося из-за нее света. Я ничего не смог разглядеть, но почувствовал, как оттуда потянуло свежим воздухом.
Внезапно дверь кто-то с силой дернул. Даже мое сердце дрогнуло от неожиданности. Кто-то затаился там и прислушивался к нашим движением все это время, а мы даже не подозревали об этом. Послышался мощный удар в дверь, потом еще, и еще. Удары гулко отдавались в стенах лабиринта.
И, конечно же, не остались не замеченными для других обитателей лабиринта…

Эрион

Я долго бродил по Карийяну, но ни в одной таверне мест уже не было. И когда я уже было отчаялся найти место для ночлега, я наткнулся на небольшой домик на двери которого висела табличка: «Сдам комнату». Не долго думая, я постучал в дверь.
Дверь отворил довольно пожилой человек. Он сразу пригласил внутрь.
- Вы, наверно, приехали на турнир? – сразу поинтересовался он.
- Да.
- Я прочитал у вас на двери, что вы сдаете комнату?
- Да, сдаю. В городе всегда, когда проводят турнир, ни в одной таверне места свободного не найти. Вот я и сдаю комнату, чтобы подзаработать, да и помочь кому-нибудь.
- Давайте я вам покажу комнату? – сказал он и направился к лестнице.
Я последовал за ним. Поднявшись на второй этаж и пройдя по небольшому коридору, мы остановились возле двери. Перед ней лежал запыленный коврик, да и сама дверь выглядела так, как будто ее уже очень давно не открывали.
- Вы извините, если там пыльно. Я открываю ее только во время турнира, а так она мне просто не нужна – сказал он, перебирая связку ключей и подбирая нужный.
Наконец, он подобрал нужный ключ и открыл дверь комнаты.
- Проходите, осматривайтесь.
Комната была довольно уютной и мне сразу понравилась. Напротив двери было небольшое окно, которое было закрыто зелеными шторами. Слева от двери стояла кровать, а чуть ближе к окну небольшая тумбочка с тремя ящиками, один из которых, самый нижний, был с замком. Рядом с тумбочкой стоял стул. Справа от входа находился письменный стол с задвинутым стулом, а над столом, прикрепленный к стене, висел ажурный канделябр с четырьмя, слегка оплавленными, свечами.
- Если комната нравится, то располагайтесь
- Я не спросил у вас самого главного. Сколько будет стоить снять комнату на время турнира?
- Два золотых в день.
- Хорошо – ответил я и сразу оплатил на неделю вперед.
- А как вас зовут?
- Борзэк
Я пожал ему руку, и он удалился к себе вниз, где располагалась его комната, гостиная и кухня.
Закрыв дверь за Борзэком, я первым делом смахнул рукой со стола пыль и разложил на нем свое оружие. Открыв верхний ящик тумбочки, я обнаружил там два ключа на веревке, как оказалось, один был от нижнего ящика, другой от входной двери. Открыв нижний ящик, я сложил туда большую часть своих денег и запер его. Повесив ключ от ящика и от двери себе на шею, думаю, наличие веревки как раз это и предполагало, я подошел к окну. Раздвинув шторы, закрывавшие окно, я увидел, что из окна открывается прекрасный вид на город, а точнее на ту его часть, где я только что ходил. Прямо под окнами проходила оживленная улица, по которой то и дело проходили рыцари участвующие в турнире, кто в адаманте, кто в мифриле, а кто и вовсе в стали, но из всей этой массы людей я, как ни странно, не заметил ни одного человека в метеорите и уж тем более в кристалле. Вдалеке, из-за крыш домов можно было увидеть башни королевского замка, возвышавшиеся над городом, как горы. Чуть в сторону от замка был виден желто-красно-зеленый лес, слегка покачивающийся на ветру. Он изумительно смотрелся на фоне голубого неба, по которому медленно проплывали небольшие белые облака. Солнце, не спеша сползавшее к горизонту, уже соприкасалось одним из своих краев с верхушками деревьев, и на город медленно наползала ночь.
Любуясь этим великолепным закатом, я чуть было не забыл о том, что договорился встретиться на базаре с мальчишкой. Быстро взяв свой кинжал и пару золотых, на всякий случай, я вышел из своей комнаты, запер ее и направился к тому месту, где сегодня на закате должен был встретиться с мальчишкой.

Лотарио

Не успел я отгрести от тела последний ствол, как дракон пришёл в себя и расправил крылья, заглушая своими движениями звук моего судорожного шёпота. Мне не было очень интересно, как дракон отреагирует на моё присутствие, поэтому, когда дракон начал обнюхивать то место, где только что лежал, я был уже невидим и стоял за пару десятков метров от него. Дракон подлетел к реке, напился и устремился в горы. «Хоть бы спасибо сказал,» – подумал я, направляясь обратно в Карийян. Желание идти через Селивайский лес до Вараклава совершенно пропало после почти часового вытаскивания тела дракона.

Как ни странно, но в такой поздний час улицы Карийяна пустыми не были. Наверное, сказывалась близость турнира. Конечно, участники давно уже отсыпались перед самим событием, а вот толпы приехавших поглядеть на действие зевак виднелись повсюду. Все обсуждали предстоящее соревнование, даже не подозревая, что всё уже давным-давно решено.

Лакремонт

Дверь сильно сотрясалась, но не желала сдаваться. Я ждал, держа наготове меч. Лореена, стоявшая за мной, схватилась за мое правое плече и потянула на себя. Я повернулся и увидел, как по коридору к нам медленно приближаются зомби. Потом обернулся и увидел что с другой стороны тоже. Мы попали в западню. Мертвецы медленно приближались, тянули к нам свои руки, жаждали схватить и разорвать. Я по удобнее перехватил меч двумя руками, встал в боевую стойку, готовый к бою. Но я понимал, что на два фронта ничего не смогу сделать. Но тут Лореена преобразилась. Из ее уст громогласно вырвалось заклинание, и перед наступающими зомби выросла огненная стена, перегородившая им коридор от стены до стены, от пола до потолка. Но зомби продолжали идти вперед, они входили в огонь, загорались, шли дальше пока не превращались в пепел.
Воодушевленная эффектом своего заклинания, Лореена повернулась в сторону других зомби и повторила заклинание. Но стена появилась немного дальше, так что четверо зомби, оказалось, по нашу сторону огня, а остальные за огнем. Настало время моего меча, и я ринулся в бой, отрубая головы, руки и ноги, живучих, но медлительных тварей. Когда я покончил с последним мертвецом и обернулся назад, то увидел, как рухнула дверь…

Св. Клавиус

Ночь выдалась жаркой и душной. Улицы Гульготира опустели.
Тишину нарушала только группа подростков, распевающая песни.
“Да, конечно… Сегодня же праздник. День рождения императора”
Клавиус оставил окно открытым и пошёл к умывальнику, смыть пот с лица.
“Да, на приём Император меня не пригласил. В его интересах исправить эту ошибку до полдня…”
Умывшись и понимая, что заснуть сегодня ему не удастся, он зажёг свечу.
Образ Творца, висевший над кроватью, замерцал всеми цветами радуги, отражая свет гранями бриллиантов. Клавиус вспомнил, как Император подарил ему Образ в знак уважения к церкви.
“Хитрый юноша! Народное восстание против Императора, завязанное им, Клавиусом, было остановлено одним лишь этим подарком и небольшой речью… "
В дверь раздался осторожный стук.
- Войди, брат. – Клавиус подавил порыв гнева.
Лысеющий мужчина в коричневой робе робко приоткрыл дверь и поклонился до пола. Густая чёрная борода была аккуратно острижена.
- Прошу прощения, архиепископ, я увидел свет у вас в комнате, и решил, что что-то произошло. Я могу быть полезен? – он нервно потирал руки, опасаясь вспышки гнева святого отца.
- Да, Вэй… принеси воды и хлеба с сыром. – Клавиус махнул рукой и отвернулся к умывальнику, давая понять, что Вэй уже может приступить к выполнению поручения.
Мужичёк удалился и тихо прикрыл за собой дверь. Клавиус облокотился на умывальник и уставился в своё отражение в зеркале.
- Боже, сколько грешников населяет этот город! Подскажи путь! Силы зла, посланные нам за наши грехи, все продолжают донимать наши города и селения…
Клавиус тяжело вздохнул и направился к окну. Свежий ветер окатил его лицо прохладной волной.
- Ооо… божественно! – он вдохнул свежий воздух полной грудью.
Раскаты громового и проникновенного голоса прокатились по комнатам.
- О божественности, позволь судить мне!
Клавиус как безумный упал на пол, сильно ударившись коленями о плитку. Испуганные маленькие глазки Клавиуса бегали по комнате.
- Господь! Твой голос я слышу? – дрожащим голосом пролепетал преподобный. Пот обильно оросил его лоб.
- Загляни к себе в душу! Ты просил ответ, и ответ пришёл!
Его глаза остановились на зеркале, в которое смотрелся минуту назад. Оно замерцало голубым пламенем. Среди хаотично плавающих узоров проступило лицо мужчины средних лет с большой седой, как снег, бородой.
- Готов ли ТЫ узнать своё предназначение?! – продолжало вещать зеркало. Голос опять вызвал вибрацию в стенах.
- Д-дда… – пролепетал Клавиус, ничего больше не смогший найти для ответа.
Он прополз на коленях несколько шагов к зеркалу и упал лбом на пол. Он не заметил, как вошёл Вэй с подносом. Увидев Клавиуса и светящееся зеркало, он выронил поднос. Кувшин с водой разбился.
Осколок от кувшина вонзился в ногу Клавиуса, но тот был увлечён разглядыванием пола, не отрывая от него лба.
- Ты, Клавиус Великий, должен дать людям свет! Я наделил тебя силой. И теперь благословляю тебя на правление Гульготиром!
Голос произнёс последние слова особенно громко. Зеркало треснуло, и осколки разлетелись по комнате. Тишина наполнила комнату. Свеча, минуту назад погасшая загорелась вновь.
Клавиус медленно поднял голову от пола и выпрямил спину. Постояв так мгновение, он встал и повернулся к двери. Грохот голоса разбудил всех священнослужителей храма.
Все они стояли около двери. Клавиус сделал шаг к ним и все припали на колени.
- Посланник – прошептал кто-то – и все начали повторять.
Клавиус ступал медленно и гордо. Такого переполняющего его волшебного чувства он не испытывал никогда в своей жизни. Он бросил взгляд на окно, в котором виднелись огни императорского дворца,
и улыбнулся.
- Время пришло, братья! Время пришло…

… Девушка на алтаре прекратила корчиться от мук и испустила дух.
Кровь переполнила рот и заструилась через уголок рта. Восемь скрюченных фигур, сидящие вокруг алтаря, встали и откинули чёрные капюшоны. Девятая фигура медленно вытащила кривой кинжал из живота девушки, и встал в полный рост. Синие и зелёные татуировки испещряли его ужасное лицо. Веки его медленно приоткрылись, обнажая пустые глазницы.
Тонкие губы дрогнули в подобии улыбки.
- Он мооой!!!
Сотни некромантов подняли руки в черное небо Ишнегара и разразились ликующим воплем.

Лакремонт

Проем рухнувшей двери заслонила огромная фигура, тянущая руки к Лореене. Я не успевал ей на помощь, но когда я увидел то, что произошло в следующее мгновение, заставило меня встать закатиться от смеха.
Пыль осела, было отчетливо видно мощное тело детеныша тролля, который клянчил у Лореены, что нить вкусненькое.
- Агу, мама, ням – ням, – говорил тролленышь.
- Как же тут выжил, маленький мой, – сюсюкала Лореена.
- Знакомься Лакремонт, его зовут Пакос, нас разлучили на восьмом семестре, – обратилась она ко мне.
- Ути-пути-муси-пуси, мой малыш, – продолжала она сюсюкать тролленку.
Аха-ха-ха, здравствуй Пакос! – казал я, продолжая смеяться.
- Это твой сынок? – спросил я ее.
- Еще одно слово… – она зло на меня посмотрела.

Я вошел в комнату и осмотрел ее. Комната была круглая, напротив двери была лестница в низ, а верху высоко было небо. Мы оказались в колодце.
Лореена! – позвал я ее.
Ну что тебе? Не видишь, я занята, – ответила она.
Ты хочешь отсюда выбраться? – бросил я.
Она тут же оказалась рядом.
Можешь телепортироваться на край колодца? – спросил я.
Она посмотрела наверх, произвела какие-то пасы руками и исчезла.
Прошел час. Потом прошел второй час, ее не было…
Я сидел молча в центре колодца, а ее тролленышь водил вокруг меня хороводы.

Св. Клавиус

Настало долгожданное утро. Клавий так и не смог уснуть. Он всё это время думал о своём предназначении. Решение пришло само собой уже давно, но надо как-то реализовывать свои планы…
Он достал перо, чернильницу, и стал писать письмо преподобному Антонио.
Преподобный Антонио брал свой род из богатых вельмож, и имел огромное поместье на западе Готира. Жил он в замке и не боялся ничего. Даже Императора. Но Клавиуса он боялся.
Клавиус описал всё, что произошло с ним сегодня в письме, и запечатал конверт.
- Вэ-эй! – Крикнул по привычке Клавиус, только потом, вспомнив о существовании колокольчика на столе, и зазвонил в него.
Звонкое “динь-дон” пронеслось по крепости. Вей влетел в комнату весь взмыленный, как будто всё это время только и ждал, когда его позовут. – Да, ваше Святейшество! – он вытянулся как струна.
- Вэй, Вэй. Мы служители Господа, а не воины. Мне достаточно скромного поклона – сказал преподобный, хотя про себя отметил, что это ему очень понравилось – Постарайся сделать так, чтобы это письмо было отправлено Антонио как можно скорее!
- Да конечно, будет сделано… – он остановился около двери, и обернулся – Отец Клавиус, можно вопрос?
- Конечно, только скорее, брат… – Клавиус встал и начал собираться – Мне надо заскочить к Алагару.
- Я не понимаю, зачем нам помощь Антонио? Вы, ведь, его всегда считали грешником и неверным…
Клавиус печально вздохнул.
- У него есть воины. На какие только жертвы не придётся нам идти, для достижения нашей общей цели. Давай, Вей. Одна нога здесь – другая там. И я потороплюсь.
Вэй выбежал из замка. Преподобный смотрел в след Вэю. когда же тот удалился, он подошёл к старинному сундуку и достал оттуда меч и ножны.
Клавиус заспешил к Алагару в соседний город Силия. Карета тронулась в сопровождении двадцати всадников. Весь замок в этот день был потрясён увиденным ночью. Но ещё более неожиданным было заявление Клавиуса перед отъездом.
“ТОЧИТЕ МЕЧИ”

Лошадки мерно цокали копытцами по каменистой почве дороги. Солнце поднялось уже высоко и жара заставляла путников пробираться в тени деревьев.
Клавиус размышлял над предстоящими ему походами, и не обращал на жару никакого внимания. Карета подпрыгнула на камушке и Клавиус невольно посмотрел в окно. Его делегация проезжала деревушку, что лежала в окрестности его замка.
Он обратил внимание на толпу народа, что вышла из домов посмотреть на него.
Рядом с ним сидел его племянник Демер и спал.
- Демер, родной… – он потрепал его по руке – Погляди в окно.
Парнишка долго щурился, привыкая к солнечному свету, и высунулся в окно.
- Ого… Наверное, они уже слышали о … о вчерашних событиях – Демер сел на своё место.
- Да, это нам на руку. – Клавиус открыл дверцу. Пожилая женщина выбилась из сил, догоняя карету. Он привстал на ступеньку.
- Тормози, брат!
Кучер в коричневом балдахине потянул поводья. Лошади сопровождающих карету туанов создали круг вокруг кареты, не подпуская толпу селян, что бросилась с ликующими воплями к Клавиусу. Женщина, догонявшая карету, отдышалась..
- Ваше… ваше святейшество – она вытерла взмокшие ладони о бежевый передник – Освятите нашу деревню. Мы долго ждали, когда Господь ответит нам на мольбы…
Магия Святого ордена отличалась от стихийной. Достаточно было носить с собой святой Крест. Он же был призмой, что собирала энергетику святых
в единый поток.
Клавиус взялся за серебряную цепочку на шее, и зашептал слова молитвы.
Синеватое сияние, образовавшееся в небе над толпой, начало приобретать форму круга, в котором был заключён крест. Лёгкий порыв ветра и прохлады пронёсся по земле.
- Да хранит вас Господь – Клавиус закрыл дверцу кареты – Трогай.
Люди одновременно припали на колени. Туаны построились квадратом, и делегация продолжила путь.
- Забавно выходит, Демер… До сегодняшнего дня эти люди даже не думали об уплате налогов, о благотворительности в пользу святой церкви… а, услышав о том, что к кому-то явился Господь – сразу падают ниц. – Клавиус смотрел в окно на сельских жителей, которые скрывались из виду.
Демер задумался.
- Я не понимаю вас дядя… Они ждут чуда, и вот оно явилось к ним. Думаю это нормально и правильно…радоваться.
- Да, да… А вот если бы этого не было на самом деле, а было бы всего лишь нашей с тобой выдумкой? – Клавиус смотрел на тыльную сторону своей ладони, как будто разговаривая сам с собой.
- Я думаю, у вас есть все ответы. – Демер стало как-то не по себе. Перемена в дяде и настоятеле резала глаза и уши.
Клавиус улыбнулся.
- Да ответы есть. Но с тобой я поделюсь позже, хотя ты сам всё увидишь и поймёшь.
Дорога продолжилась в молчании.
Демер, вскоре, снова уснул. Ночью его мучили кошмары, да и события, произошедшие накануне, не давали уснуть.

Демер проснулся от басовитого голоса.
- Вас приветствует воевода Алагар и приглашает отужинать с ним и его семьёй – отряд воинов расступился и освободил дорогу карете Клавия.
Сам преподобный нервно разглаживал складки своей робы.
- Очередная задержка. Даже Алагар не спешит меня уважить – он перевёл взгляд на Демера, как только закачалась карета, вибрируя на каменной кладке моста.
Демер потёр глаза и отодвинул занавеску. Уже был вечер. Он перевёл взгляд вперёд, и увидел конечный пункт назначения. Крепость Син-Кам.
Несколько сотен лет назад это было последнее убежище Императора, бежавшего от восстания черни. Несколько десятков воинов, сопровождавших его, защищали замок до последнего. Его стены были почти неприступны и, без каких-либо проблем, могли обороняться маленьким отрядом. Замок был заключён между двух скал, и представлял собой две огромные стены, увенчанные многочисленными шпилями.
Чёрный Бастион был границей между Готиром и Вентрией. В ту злосчастную ночь погибли сотни людей. Император всё же был свержен и повешен, но место это никогда не покидала дурная слава.
Демер поёжился, глядя на чёрные шпили, и сел обратно на подушки, поспешно задёргивая занавеску.
Демер был младшим помощником Клавиуса, и много не видел. Но в своём дяде души не чаял. Вот и отважился в поход.
- Что? Не по себе? – Клавиус улыбнулся и почесал затылок – Мне, когда-то, тоже было не по себе, глядя на это страшилище. Но ничего. Привык. Как у Алагара хватает сил жить тут – ума не приложу.
- Да страшновато… Долго я спал? – Демер вспомнил о цели похода и стал морально готовиться к встрече с Алагаром Красным.
Так его назвали из-за того, что тот всегда носил красную одежду. Ужасные пытки, которым он подвергал – людей всегда сопровождались кровопролитием. А на красном кровь меньше всего заметна. Из-за этих ли соображений он носил красное, или нет – не известно, но слух такой есть.
- Спал… Думаю часа четыре. Ты захватил с собой все бумаги? – Клавиус напряжённо копался в кармане, отыскивая родовой перстень, что одевал на важные встречи.
Демер засуетился и залез в сумку, напичканную разного рода письменами и договорами.
- Вроде всё тут.
Карета остановилась, и Клавиус улыбнулся племяннику.
- Приехали. Давай, не отставай – И заспешил отдавать распоряжения кучеру и своим солдатам.
Демер закинул на плечё неимоверно тяжёлую сумку и захлопнул дверцу кареты.
Они находились во внутреннем дворе родовой крепости Алагара Красного. Стража юга.
Всё выглядело иначе, чем снаружи. Довольно приличные домики, да и люди улыбчивые.
Всё это не походило на истории, что рассказывали люди об этом поместье.
Они направились к лестнице в сопровождении пяти воинов из личной охраны Клавия.
Двери открыли двое здоровенных воина. Казалось, они выточены из гранита. Непроницаемые лица выглядели менее устрашающе чем, разве что, их мышцы.
Гиганты припали на колено перед Святым отцом. И они продолжили путь.

Буро-серое небо осветилось зеленоватым сиянием. Истошный крик долго оглашал Долину мёртвых.
На алтаре прекратила корчится девушка. Девственница, разумеется, из Хадагана. Но Гашхаду было всё равно, откуда она, кто её родители, как она любила того парнишку, с которым встречалась только несколько недель.
Его задачей было убить её, принеся ей как можно больше мучений. Ведь только тогда он получит нужную силу для обряда.
Её светлые глаза закатились. Кривой нож торчал под правой грудью. Судорога дрыгала красивые ножки.
Некромант отошёл от алтаря и устроился в троне, выточенном из чёрной скалы. Глаза его медленно закрылись. Слуга в чёрном балахоне поднёс каменный шар и положил его на колени…
Рядом в клетке сидел мужик лет тридцати. Его забрали в набеге орки – наёмники вместе с девушкой, что сейчас омыла кровью алтарь. Он в ужасе наблюдал за церемонией жертвоприношения и рыдал. Ведь ещё рано умирать, да ещё так.
Гашхад положил руки на шар и зашептал заклинание на древнем страшном языке. Языке мёртвых. Фиолетовая дымка окутало труп девушки. Бородач с ужасом наблюдал как её тело начало конвульсировать. Белая пена полилась изо рта, разбрызгиваемая по всему телу. Душераздирающий вопль прокатился по долине, и фиолетовая дымка рассеялась. Тело прекратило дёргаться, и свалилось с алтаря. Теперь бородачу оставалось наблюдать только за Хозяином этого ужаса.
Гашхад открыл глаза и поставил каменный шар на подлокотник. Он встал и улыбнулся мужику, обнажив гнилые зубы. Мужик сидел в клетке как загнанный зверь, с выпученными от ужаса глазами.
- Вс-с-тавай дитя! Теперь ты с-снова живёш-ш-шь…
Человек не мог понять, к кому обращается этот ужас. Его размышления прервало странное сопение за алтарём.
Появилась ужасная черная рука с пожелтевшими ногтями, но по тонкости руки он понял, что это та самая девушка, что только что испустила дух.
Некромант подошёл к алтарю и сел на него, размазывая рукой кровь рядом с собой, как будто рисуя какой-то узор. Бестия, что только что была простой девчушкой восемнадцати лет, поднялась на ноги и улыбнулась хозяину. Теперь её можно было спокойно разглядеть. Волосы остались такими же светлыми, но кожа стала чёрно-зелёной, ногти пожелтели, и глаза… Да, в глазах не было ничего человеческого. Радужная оболочка пропала, как не было её. Глазное яблоко было выпучено наружу так сильно, что веки не закрывались.
Она с улыбкой взирала на своего хозяина где-то с пол минуты, а потом медленно перевела взгляд на человека в клетке. Лицо её исказилось злобой и ненавистью. Одним огромным прыжком она преодолела расстояние от алтаря до клетки и вцепилась в стальные прутья руками, дёргая их с нечеловеческой силой. Слюна её брызгала в лицо мужику, что забился в угол клетки и предвкушал последствия того момента, когда прутья не выдержат.
- Она очш-шень голодна.. – прошипел голос за девушкой-зомби.
Бестия прекратила ломать клетку и успокоилась, как будто получила команду.
- Отдат-сь тебя на обед ей, или хочеш-шь стать таким же? – Некромант заскрипел. Видимо этот звук был смехом. Мужик зарыдал. Его духу не было сил сопротивляться такой безрассудной жестокостью.
- Хотя ты можешь послужить мне… Хочешь жить, мешок с костями?
-Да да ! – Он прильнул к клетке с надеждой в глазах. Его голос дрожал и срывался. – Я сделаю всё, что захочешь! Только… не делай меня таким же…

Эрион

До места я добрался довольно быстро. Парнишка меня уже ждал.
- Ну что? Разузнал, что да как? – сразу поинтересовался я.
- Да
- Ну, давай выкладывай все, что узнал
- В общем, говорят, народ собрался отменный, чуть ли не все лучшие местные воины приехали на этот турнир. Так что турнир будет очень хороший. Но есть один из них, наиболее опасный, Махрак. Говорят, он собирается стать первым рыцарем короля. Так же я слышал, что король нанял кого-то, чтобы он помог выиграть Махраку на этом турнире. Короче, если король хочет, чтобы Махрак выиграл, значит, он выиграет. Кстати, я тут раздобыл список участников, и кто с кем дерется.
- Дай-ка посмотрю!
- Ээ… – сказал парнишка, пряча листок за спину – а где деньги?
- На, держи – я достал и положил ему в руку один золотой.
Парнишка проверил его на зубок и, убедившись, что он настоящий отдал мне листок.
Все воины были разбиты на несколько групп, по четыре человека в каждой. Я был в третьей выступающей группе. Махрак выступал в последней группе. Так что мне повезло, и я встречусь с ним, только если доберусь до финала.
- Хм…Вэлор, Рафит, Дрэст. Мне эти имена ни о чем не говорят. Ты что-нибудь можешь мне рассказать про этих ребят? – поинтересовался я у парнишки.
- Дрэста можешь всерьез не воспринимать, он слабый соперник, да и оружием владеет не очень. Это его второй турнир. На прошлом он провел всего один бой и с треском его проиграл. Рафит – какой-то воин из пустыни о нем ничего не знаю, знаю только, что воины в пустыни хорошо владеют саблей, так что его стоит опасаться. Самый же серьезный Вэлор. На прошлом турнире он занял третье место. Дерется он дубиной и дерется очень хорошо, в своей группе, в прошлый раз, он выиграл все бои за минут пять.
- Дамс…в принципе не плохо, думаю, выйду из группы.
- Удачи – сказал парнишка ухмыльнувшись, и скрылся в толпе.
Я не спеша, пошел обратно. На улице было довольно прохладно и почти стемнело. Прохожих становилось все меньше и меньше. Ночью улицы казались менее знакомыми, чем днем и мне на некоторое мгновение показалось, что я заблудился, но стоило мне об этом подумать, как я увидел тот самый дом, в котором снимаю комнату. Из окон первого этажа чуть поблескивал свет, видимо хозяин ждал меня, чтобы запереть входную дверь. Я ускорил шаг и уже через пару минут вошел внутрь.
- Что-то вы поздновато?
- Да я решил немного прогуляться перед сном.
- А ну ясно, но в следующий раз поосторожней, а то королевская стража последнее время, видимо из-за недавнего убийства Ракхима, частенько ловит ночных прохожих и уводит их в замок на допрос. Так что лучше как стемнело сидеть дома, проблем меньше будет – слегка улыбнувшись ответил Борзэк.
- Хорошо учту – сказал я и направился к себе в комнату
- Спокойной ночи – крикнул я Борэку, поднявшись на второй этаж
- И вам спокойной – ответил он, запирая на засов входную дверь.
Войдя в комнату, я плюхнулся на кровать прямо в одежде, это была уже привычка, сложившаяся из-за постоянных ночевок в лесу и где придется. Мысли о завтрашнем начале турнира и о своих соперниках не давали мне заснуть. Я все думал, как лучше завтра провести свой первый бой какие приемы использовать. В общем, был весь в мыслях, но сон, постепенно брал свое и заснул я, думая о Махраке и о том, что было бы не плохо сразиться с ним.

Тиф

Выйдя из замка, я попал под жуткий ливень, добежав до первого же трактира, зашёл внутрь. Трактир был переполнен, что неудивительно для такой погоды. Ни один бомж не захочет ночевать в такую погоду на улице. Заприметив столик в дальнем углу, я сел за него, предварительно скинув пьяное тело какого-то бомжа, заказал пинту пива, и развернул бумагу, которую мне дали в замке. Это оказался список участников турнира. Один боец по имени Махрак был обведён красным цветом, а напротив ещё нескольких стоял небольшой значок с изображение двух скрещивающихся мечей. Всё было понятно, победить должен Махрак, а наиболее опасными противниками были, Вэлиор, Эрион, Рафит, Атанни…
- Атанни… Атанни… вроде это женское эльфиское имя. Что делать эльфийке на воинском турнире, да ещё в списке сильнейших противников. Ладно, не моё это дело.
Допив пиво, я прикорнул прямо за столом.
Оказалось, что спать прямо за столом крайне удобно, проснувшись можно сразу заказать завтрак, что я не замедлил сделать. Наевшись досыта, я начал было вставать из-за стола, но резкая боль в пояснице вернула меня обратно. Все мысли о комфортном сне за столом вмиг растворились. Посидев ещё немного и поразмяв спину, я предпринял новую попытку встать, на этот раз более удачную. Я подошёл к стойке и расплатился за завтрак, обычно я просто уходил, но сейчас в случае погони я б не смог долго убегать, поэтому рисковать не стоило. Выйдя на улицу, где уже светило солнце, и о вчерашнем дожде напоминали только быстро высыхающие лужицы, я отправился к главной площади, где и должен был состояться турнир.
Площадь была полна народу, покроям было расставлено множество палаток, в которых местные ремесленники старались распродать свои товары. Турнир большое событие, привлекающее не только воинов, но и простых зевак, поэтому в палатках было не только оружие и доспехи, но и различные глиняные изделия, одежда, еда. В общем, это место стало напоминать большой базар, единственное отличие это сооружённая в центре арена, на которой должны были проводиться бои. Первый бой должен был быть проведён уже сегодня, поэтому по арене то и дело шныряли разные рабочие, доделывающие разные мелочи, и представители церкви, что делали они я понять не смог.
Вообще странные люди эти церковники, их магия не похожа ни на одну другую, обычные боевые маги используют стихии огня, воды, земли, или воздуха. Что используют они мне неясно, наверное, что-то наподобие астрала, используемого некромантами. Да бес их разберёт, все равно встретить сильного церковного мага сложнее, чем живого дракона. А эта мелкая шваль неспособна и проклятия нормального наслать.
- Так, мне надо найти Вэлиора, именно с ним у Махрака первый бой.
Походив ещё по площади, я вскоре заметил большую палатку совсем близко от арены, в которой и собрались все сегодняшние участники. Я подозвал одного сопливого мальчугана, коих тут толпилось в огромном количестве, и он указал мне на Вэлиора. Я двинулся к нему, проходя мимо торговых палаток, я вдруг заметил одну увешенную различными травами. Подойдя к ней, я, как и ожидал, увидел старую сгорбленную старушку.
- Здравствуй бабушка, есть ли у тебя что-нибудь, чтобы настроение поднять?
- Конечно есть, сынок – с этими словами она протянула мне бумажный пакетик. Развернув его, я сразу почувствовал запах конопли.
- Не бабушка, – протягивая её пакетик обратно, – из этого я уже вырос, что-нибудь посерьезнее есть?
Бабка только ухмыльнулась и полезла под стол. Я не замедлил этим воспользоваться и быстрым движением руки опустошил её кошелёк. Скоро она выпрямилась, и подала мне ещё один пакетик.
- Это цветы змеиной травки, да ты не бойся, ядовитые у этой травки только корни, а вот цветки совсем другой эффект создают. – С этими словами Бабка вновь ехидно улыбнулась. – Эту травку заваривать надо, как чай.

Добавить комментарий

Рассказ первый, Глава 3

16 сентября 2011 года

Лакремонт

Утром, посланный за мной страж застал меня облаченным в полные доспехи, с мечем на поясе и щитом за спиной. Я опирался на копье.
Ваш конь подготовлен к Поединку Всевышнего Суда, следуйте за мной, господин, – сказал мне страж.
Суть такого поединка заключалась в том, что победа давалась тому, кто оправдан волей богов, а смерть тому, кто осужден богами.
Грубо говоря, осужденному давался шанс оправдать себя, победив в этом бою.
При дворе короля в таких поединках участвовали рыцари осужденной и осуждающей стороны, но в академии некромансеров было иное обыкновение. Некромансеры выставляли со своей стороны погибшего, в незапамятные времена, чемпиона копейных турниров, поднятого еще самим Урдом из могилы. Победить его никому не удавалось…
Меня проводили в конюшни, где стоял мой верный конь, жеребец хадаганской породы, редкого белого окраса. Мой конь был свеж и резв, я оседлал его без помощи слуг, и мне подали копье. Я поехал через широкую улицу к месту Поединка Всевышнего Суда, в процессии сопровождающих меня слуг и оруженосцев, предписанных согласно важности текущего ритуала.
Когда я выехал на ристалище, меня встретили восторженные крики.
Я вытянул руки в стороны, и обратил лицо к небу, слегка отклонившись в седле назад, подставляя, сверкающую метеоритной сталью, грудь солнцу.
Я наполнил легкие свежим воздухом, так как будто я дышу в последний раз.
Мой оппонент был уже больше трехсот лет как мертв, он стоял на другом конце ристалища, опустив забрало. Его никто не приветствовал, у него даже имени не было, но его боялись, очень боялись…. Многим он являлся во сне, о нем рассказывали страшные сказки, называя Рыцарем Смерти. Мне было, искренне жаль этого рыцаря, лишенного имени, жизни и покоя. Он был обречен, служить ритуалу Всевышнего Суда вечно, защищая чуждые ему интересы некромансеров.
Он поднял колье вверх, приветствуя меня. Я ответил тем же жестом.
На трибунах сидели зрители, студенты, горожане, маги и воины.
Сама леди ректор восседала на специально установленном постаменте, а ступенью ниже, в окружении двух стражей, сидела белая, как снег, Лореена.
Дейдрана встала. Трибуны стихли. Она подняла руку, затрубили фанфары, и поединок Всевышнего Суда начался.
Копья склонились напротив щитов, жестко прикрепленных на броне у локтевого сгиба.
Мы сошлись с порядочного разбега, наши копья устремились друг в друга. Мое копье ударило в кристаллическую кирасу мертвеца и взорвалось тысячей щепок, не пробив его брони. Его удар сорвал с крепления мой щит, с грохотом отлетевший на десяток шагов, мы разошлись и развернулись.
Я достаю меч и пришпориваю коня. Мы снова стремительно сближаемся.
На этот раз копье Рыцаря Смерти угодило мне в кирасу, в районе груди. Удар был такой силы, что с меня сорвало шлем едва, не сломав шею.
Я лег спиной не хребет лошади, переводя дыхание, в метеоритной кирасе появилась внушительная вмятина, было очень трудно дышать.
Если бы кираса была кристаллической, она бы раскололась на острые как стекло осколки, и я был бы мёртв. Едва я привстал, уткнувшись лицом в холку коня, а мой соперник уже на разгоне и копье его целит в меня.
Еще удар и темнеет в глазах, я чувствую, как лечу, слышу вой восторженной публики. А потом меня больно ударила земля, на которую, я упал. Зрение вернулось, и я увидел острие копья направленное мне в лицо, мертвым всадником, возвышавшимся надо мной. Трибуны парализовала мертвая тишина.

Эрион

Наконец, показался Карийян.
- Да, дорога заняла куда больше времени, чем мне сказали – подумал я, входя в город.
Город был довольно оживленный. Всюду были торговцы, которые, видимо, съехались к турниру, дабы продать свой товар подороже. Также идя по городу, можно было заметить много рыцарей приехавших сюда на этот турнир.
- Извините – спросил я у одного из торговцев – вы не знаете где тут можно записаться на турнир?
- Вон видишь очередь из рыцарей – он указал пальцем на толпу воинов – Вот вставай в конец и жди пока не подойдет твоя очередь.
- Спасибо
Направляясь в сторону очереди, я увидел вдалеке какую-то толпу смеющуюся и издевающуюся над кем-то. Они что-то кидали в ту сторону, куда указывали пальцами и смеялись, но посмотреть, что там происходит, и над чем они смеются, у меня времени не было, так как я боялся не успеть подать заявку на участие в турнире.
Очередь была довольно длинной и тянулась к какой-то небольшой палатке. Я заметил, что в очереди стоят и совсем юнцы, которым лет семнадцать отроду и довольно пожилые воины, для которых это далеко не первый турнир.
Как ни странно, очередь хоть и была большой, но двигалась очень быстро и через несколько часов я уже стоял у входа в палатку.
- Следующий! – раздался голос из палатки
Я вошел внутрь. За столом сидел воин в кристалле, но без шлема и перчаток. Его доспехи меня очень поразили, так как я впервые видел кристаллические доспехи живьем, у нас в деревне только про них сказки рассказывали. Справа и слева стояло по одному охраннику, полностью одетых в метеорит. Я в изумлении стоял и смотрел на их доспехи и лишь с третьего раза услышал человека, который сидел за столом.
- Имя?!!
- Эрион – очнувшись, ответил я
- Ну, наконец, заговорил! Откуда приехали или пришли?
- Да я просто странник. Вот решил принять участие в турнире.
- Да?! Раньше участвовали в турнирах?
- Бывало
- Побеждали?
- Несколько раз, но соперники были слабоваты.
- Ну что ж, хорошо. В этот раз соперники у вас будут, что надо.
- Надеюсь
- Удачи!– сказал он, ехидно улыбнувшись – следующий!
Турнир должен был начаться завтра. Я решил разузнать о наиболее серьезных соперниках принимающих участие в турнире и для этого пошел на базар.

Итлигор

Память отшибло, однако не подкидало чувство и мысль, что я на земле врагов, которые меня не отпустят отсюда живым. Я открыл глаза и не увидел ничего кроме кромешной тьмы, не чувствуя ничего, кроме жжения в пасти. Попробовал пошевелится хотя бы чем нибудь – безрезультатно, я даже не ощутил конечностей. От нечего делать я опять закрыл глаза и провалился в мучительный сон в котором я видел со стороны как в меня бьёт невидимый сгусток силы, который дробит кости и разрушает органы, однако я очень быстро восстанавливал увечья и опять испытывал жуткую боль от ударов. Последний сгусток вскрыл мне череп вместе с содержимым и я проснулся и, к моему облегчению, я узнал что я не ослеп, увидев знакомую речку, из которой я пил когда на меня напали охотники в первый раз. Крылья почти затянулись, но вот морда с челюстью была перекошена ударами молота навечно.
Не успев жадно прильнуть к небольшой речке, что бы устранить двухдневную жажду, как я снова почувствовал опасность, которая теперь выросла огромной тенью, которая падала на меня сзади – слух меня подвёл, а зрение, слава богу, пока нет. Я быстро повернулся и увидел ободранную шестиметровую пародию на человека, который держал в руке бревно и которым он в тот же момент отшвырнул меня ударом в морду на добрый десяток метров в речку. Существо издало рык в мою сторону, после которого до меня долетел гнилостный смрад его дыхания и он следующим движением прыгнул в мою сторону и попытался ударить меня в следующим прыжке своим облоком, однако был встречен напалмом. Я почуял запах горелого мяса, однако почувствовал так же ярчайшую вспышку боли – огонь не остановил монстра, и следующий удар пришёлся мне в хребет, и я перелетел через речку, ударившись о деревья, которые сломались под моим весом и упали на меня. Горящее существо издавало непонятные звуки, похожие на подывания, перепрыгнуло через речку и снова нанесло удар, теперь в живот. Я ничего не почувствовал, лишь попытался подняться и ударить его хвостом, но нелюдь неистово обжигал меня новыми ударами, хотя мне было всё равно, так как я не чувствовал ударов. Как, собственно, и не мог ничего сделать, кроме как пытаться рефлекторно создать огонь в пасти, однако это тоже не получалось, вещества не вырабатывались.
Наконец, на ударе шестом где-то, существо прекратило бить и упало на меня замертво, видать напалм подействовал. Я увидел его прожженную голову. Картина перед глазами поплыла и я их закрыл, надеясь, что страшный сон не вернётся, и что мои весёлые приключения закончатся…
Однако я не видел снов вообще. Когда я проснулся вновь, я лежал в том же месте, на мне был навален сгоревший монстр. Была ночь, и, походу, я тут лежал не один день. Очень сильно мутило от голода, но тело меня не слушало совершенно, однако шеей крутить было можно. Я посмотрел на тушу, лежащую на мне, в голове промелькнуло пара мыслей, и я потянулся к ней что бы разорвать её на части и утолить голод. Но не дотягивался, как ни пытался. От безысходности я снова провалился в жуткий сон, где я падал в бесконечную бездну, однако, когда мне стало уже по настоящему жутко и я захотел проснутся, сон не отпускал меня. Я всё летел и летел, испытывая жуткое чувство, что это будет бесконечно…

Тиф

Проснувшись, я тут же привстал с кровати. Но тупая боль в затылке молотом вернула меня на старое место. В глазах поплыли красные круги, и я снова отключился. Прошло некоторое время. На сей раз, меня разбудили. Это был старец маг. Он нашептывал какие-то заклинания. Боль стала утихать, и вскоре уже перестала беспокоить меня.
- Крепко же тебя отделали. – заметив что гримаса боли сошла с моего лица, сказал старец.
Но я его не слышал, я судорожно пытался вспомнить, что происходило вчера.
- А вчера ли? – промелькнуло в голове.
- Да уж, не вчера. Два дня ты лежал без сознания. Мы думали, что сам очнешься, но больше ждать мы не могли, поэтому воспользовались магией.
Я слышал, что маги могут читать мысли, но не думал что так легко. Я вдруг почувствовал себя крайне незащищенным. И сразу стал осматривать комнату. Это был обычная спальня для гостей, какого то замка. Решёток на окнах не было, дверь была тонкой. Увидев в окне листву деревьев, я понял, что этаж это второй или третий. Так что в худшем случае можно и с окна сигануть.
Маг опять-таки с легкостью прочёл мысли, и с улыбкой сказал.
- Неужели и вправду бы спрыгнул? Ну да не в этом суть. Тебя желает видеть Король Виктор. Так что одевайся, через несколько минут за тобой зайдут. – С этими словами он вышел из комнаты.
При этом я испытал огромное облегчение, я хоть и не был уверен, что маг не сможет читать мои мысли через стену. Но его присутствие меня сильно напрягало. Теперь я стал прокручивать у себя в памяти вчерашний день.
- Тьфуты блин, позавчерашний день. Нуда ладна. Итак, я пошёл продавать награбленное, Эвзен с удовольствием все купил. Получив деньги, я заметил, что этот старый дурак носит ключи от подвала с собой. Поэтому я вернулся, убил его и спустился вниз.
До этого момента память была ясная и чистая. Но после спуска во мрак подвала, воспоминания тоже стали темнеть. Мне уже приходилось напрягаться, чтобы вспоминать какие то детали.
- Коридор был длинным и с множеством дверей. Я начал заниматься замком последней из них, когда услышал шаги в доме. Затушив факел, я скрылся в только что открытой двери. Вжавшись в стену за дверью, я стал прислушиваться. Я ожидал услышать лязганье доспехов и оружия, стражников, которые могли быть вызваны, хитроумным заклинанием. Но в подвал никто не входил.
Вдруг совсем близко, в коридоре я услышал еле заметный шепот. Я мог услышать писк мышей, на расстоянии в сотни метров, но это шепот был на грани моих способностей. Шептать так тихо приходится только в одном случае… Это был маг. Поняв это, я сразу стал искать пути отступления, пройти незамеченным парой тупоголовых войнов в тёмном подвале я бы ещё смог, но скрыться от мага было куда более сложной задачей. Но в подвале не оказалось окон. А единственная дверь вела прямо в руки к магу. Я реши дать бой. Хотя скорее напасть исподтишка. Вскоре комнату озарила яркая вспышка, но мне повезло, что я находился за дверью. Меня могло запросто ослепить. Выглянув из-за двери, в пыли я заметил следы от двух пар ног. Одни мои, они уходили за дверь, другие заканчивались на середине комнаты. Я сразу понял в чём дело, заклинание невидимости, я часто о нем мечтал и представлял, как бы облегчило оно мой труд. Но тут оно лишь мешало мне. По следам я определил, что человек стал оборачиваться. До этого он стоял ко мне спиной, и не мог видеть моих следов, если б он обернулся, он сразу заметил бы меня. Поэтому я совершил выпад: достав кинжал, я бросился на него, и вонзил его в тело. Я почувствовал, что поранил его, но с каким то немыслимым для мага проворством он стряхнул меня. Я упал возле двери, чем не замедлил воспользоваться. Вскочив, я побежал к выходу. Ни один маг не смог бы меня догнать, однако прямо возле лестницы, тяжёлая рукоять кинжала опустилась мне на затылок.
- Кто же это был, он не уступал в проворстве мне, но был сильнее меня и умел пользоваться магией.
На этом мои мысли оборвали, ко мне в комнату вошел гвардеец, и сказал, что Виктор готов меня принять. Я встал и пошёл за ним.

Лакремонт

Увидев, что я пришел в сознание, мертвый всадник с шипением произнес из-под глухого шлема – тебя ждет лабиринт,…
Он поднял своё копье, и его конь чистой иноходью унес его с ристалища под тишину замерших трибун.
Ко мне подбежали слуги, положили на носилки и понесли. Я поймал пристальный взгляд Дейдраны, она не имела права выражать свои настоящие эмоции, но я почувствовал ее волнение.
Меня отнесли в шатер, стоявший за ристалищем. Когда с меня снимали кирасу, я почувствовал острую боль, ребра были переломаны.
Я не мог подняться, жестокая боль пронзала тело при попытке встать.
Но, превозмогая боль, я повернулся на бок, оперся на руку, ноги коснулись пола. Я медленно встал, меня шатало, во рту был привкус крови.

Где мой меч? – с трудом произнес я.
- Вот Ваш меч, господин, – ответил мой оруженосец, протягивая его мне двумя руками, почтительно склонив голову.
Я протянул руку в мечу и чувствуя что теряю равновесие оперся, удерживаемые оруженосцем ножны.
-Вам нужен покой, – произнес оруженосец.
Я должен выполнить данный обет, – ответил я, застегивая ремешки подвески ножен на бедре и поясе.

Тут в шатер заходит Лореена в сопровождении двух стражей.

Тиф

Войдя в зал, я увидел Виктора. Он величественно восседал на троне, его корона, покрытая многими драгоценными камнями, сияла в лучах солнца. Рядом с ним стояло двое воинов телохранителей, а чуть позади уже знакомый мне маг. Подведя меня поближе к трону, гвардеец развернулся и вышел из зала, за ним последовали и двое телохранителей. Как только в зале остались только мы трое, Виктор занял более удобное положение в троне, снял корону, и его былая величественность растворилась. Он начал разговор.
- Как меня утомляют все эти светские побрякушки, и манеры. Но ведь войны не будут подчинятся дряхлому старику. Приходиться подыгрывать. Но с тобой то таких проблем не будет. Ты же знаешь истинные «ценности».
С этими словами он кинул мне мешочек с золотом. Поймав его, я инстинктивно взвесил его и определил вес с точностью до десятка граммов. Сумма была немаленькая.
- Я всегда работал только на себя. Но ваши «ценности», заставляют меня быть глухим к своим принципам.
- Вот и славненько. Задание будет по твоему профилю. Ты наверно слышал, что в городе проводится турнир.
- Да конечно. – Оттянутый золотом карман заставлял меня внимательно вслушиваться в задание.
- Так вот. Победитель уже известен… Мне… Но только думаю что не все будут с этим согласны. Поэтому он должен победить всех в бою. Он конечно сильный воин, но противников слишком много, и вполне возможно, что среди них найдётся кто-либо сильнее и удачливее. Ты должен эту возможность исключить.
- Но как? Я не смогу их всех убить.
- Ты вор, и нанял я тебя как вора, а не убийцу. Есть много способов помешать воину, выиграть битву. Достаточно повредить доспехи, и самый сильный и ловкий воин, станет неподвижным увальнем. В общем как ты это сделаешь, меня уже не волнует. Главное то, что если ты хочешь получить суммы в два раза большую той, которую ты уже получил, то победит тот, кто мне нужен. Имя ты узнаешь позже, а пока можешь идти.

Эрион

На базаре было довольно людно и шумно. Люди что-то покупали, что-то продавали, но моя цель была поймать какого-нить мальчишку-карманника, они-то много чего знают и много чего слышат, у них вполне можно будет разузнать все, что мне нужно.
Я вывесил мешочек с монетами на поясе, чтобы привлечь внимание карманников и пошел бродить по базару. Долго мне ждать не пришлось. Через пол часа моего хождения по базару, кто-то попытался схватить мой мешочек с монетами. Но не тут то было, мой мешочек был хорошо завязан и был привязан к поясу довольно прочной веревкой.
- Ага! Попался воришка! – сказал я, схватив руку мальчишки.
- Пусти, пусти дяденька, я не хотел.
- Вот еще! Сейчас сдам тебя, куда следует! Будешь знать, как по чужим карманам шарить – решил я припугнуть мальчишку.
- Я больше не буду честно – ответил он
- Ладно, не бойся! Не буду я тебя никуда сдавать, у меня к тебе дельце будет небольшое. Я даже заплачу тебе за него.
- Какое? – спросил удивленно мальчуган
- В общем так! Ты про турнир знаешь?
- Ну да, как же про него не знать! Весь город про него знает
- Отлично! Мне надо чтобы ты сегодня вечером пришел ко мне и рассказал про наиболее сильных участников турнира.
- Да без вопросов, а сколько заплатишь?
- Тебе хватит – ответил я, ухмыльнувшись – встретимся здесь же, когда солнце будет на уровне горизонта.
Я отпустил парнишку и направился искать какое-нибудь заведение, где можно было бы переночевать.

Лотарио

Практически все деньги, которые были у Эвзена, я перенёс в свой укромный чердак, окно которого выходило на центральную улицу Карийяна. Я взял себе немного. Хватит на пару дней. А в Вараклаве у меня есть на что прожить. Король платит мне сполна. Можно было ехать домой. Странное задание короля было выполнено, и я направился к своим родителям, в Вараклав. Мне почему-то захотелось к ним именно в этот момент. Да и руку они мне подлечат. У них какие-то травы и снадобья были. Один чёрт, все эти народные методы не помогают, то ли дело свитки лечения, которые дали мне королевские маги, когда я последний раз к ним зашёл. Однако забота о собственном сыне может хоть как-то скрасить жизнь моих стариков. Стоит всё же к ним сходить. Повозку на Вараклав я ловить не стал. Решил пойти туда пешком. За ночь – доберусь. Всегда мечтал погулять в Селивайском Лесу ночью, имея при себе свитки невидимости!

Я выходил из города под вечер, сытый и довольный собой. За спиной болталась лютня. На ремне висела сумка, полная различных свитков, бутылка отличного вина была в руке. Ночь была звездная, месяц набирал свой рост и его тонкий силуэт располагался прямо над выходом из города Карийян. Я покидал его. Мне на встречу тянулись многочисленные зрители на турнир воинов, который должен был пройти в городе со дня на день. Меня не волновал этот турнир, я даже не знал точно, когда он начнётся. Но я точно знал, кто на этом турнире выиграет. Виктор всегда строит там свои интриги и различными способами ведёт своих людей к победе на этом турнире. Иногда он использовал и меня для достижения своей цели. Кто знает, может, он воспользуется мной и на сей раз. Однако, у нас с Виктором уговор: он находит меня, а не я его. У него достаточно посланников, типа Дьюзана, чтобы без проблем найти меня, зная лишь цепочку мест, где меня можно найти. Меня это тоже не волновало. Я отпил немного из горла и ускорил шаг. До Селивайского леса я добрался буквально через пол часа. Было уже темно. Глубоко в лес я заходить не собирался. Только лишь дойти до речки, которая пронизывала весь лес с юга на север и выходила из леса почти у самого Вараклава.

Я направился прямо к той речке и минут через пятнадцать уже слышал её мирное ночное журчание. Я подошёл к берегу. Посмотрел на едва различимую в слабом свете полумесяца воду и выпил ещё вина. Убрав бутылку в сумку, я расстелил свой плащ на земле и лёг на него. Я лежал так и прислушивался к ночной тиши и шуму воды. К завыванию ветра в кронах деревьев, к пению ночных птиц. Вокруг меня царило идеальное спокойствие и гармония. Я взял свою лютню и начал играть. Импровизированная мелодия разлилась в пространстве вокруг меня и полилась вместе с ручьём вниз к моему родному Вараклаву, где меня ждали мои родители. Мысленно я представил, как они сидят за столом и вспоминают о своём странном сыне, который покинул их. Боль в руке почти прошла под действием магических свитков, и рука играла, как здоровая, проигрывая всё более мелодичные трели. Сам того не замечая, я начал играть всё громче и громче. Мажорные аккорды врезались в ночную тишину, заполняя её радостью и восторженностью. Стремительные виражи музыкальной темы привлеки многочисленный животный мир к моим струнам и рукам. Я продолжал играть лёжа, и вслушиваясь в усилившуюся тишину, в которой слышал отголоски себя, и чётко различал, какой звук мой, а какой звук был подарен мне ночной гармонией леса. Я остановил свою мелодию, когда услышал треск дерева и громкое шелестение листьев. Мгновенно я откинул лютню, схватил плащ и вгляделся в темноту. Ко мне никто не приближался, шевеление продолжалось где-то в кустах. Я понял, что шевелятся не с целью причинить мне какой-либо вред, прошептал заклинание невидимости и направился посмотреть, что же происходит в кустах.

Подойдя к тому самому месту, где минуту назад я слышал треск стволов и шевеление кустов и прочитав ещё одно заклинание – свечение, я наблюдал следующую картину: огромная вонючая туша людоеда валялась на теле дракона, прижав его к земле своим весом. Дракон был ещё жив и рефлекторно дёргал конечностями, глаза его были закрыты. Он был завален стволами деревьев, которые и потрескивали от слишком резких движений. «Хм, редкие звери, говоришь, Виктор, вот уже второй,» подумал я, и тут же мне в голову пришла ещё одна мысль: «А не тот ли это самый дракон, которого я видел на площади?». Свечения не хватило на доскональный осмотр всех деталей драконьего тела. Но по могучему хвосту и узору на теле я понял, что, скорее всего, это тот самый непутёвый дракон, угодивший под молот пьяному Чопейну. «Да, вот тебе не везёт-то у нас в краях,» – подумал я и начал оттаскивать тушу людоеда за ногу.

Лореена

Утро. Меня не слишком вежливо разбудили хорошенько встряхнув. Оказывается я все таки заснула. Сначала я пыталась сообразить что к чему а потом вспомнила… Или нет, вернее будет конечно так: ВСПОМНИЛА!!!
- Пять минут на сборы. – подтвердил мои воспоминания стражник. Я молча схватила свою сумку и провела рукой по волосам.
Потом были трибуны. Толпы народа пришедшие на Поединок Всевышнего Суда.
Мои однокашники разделили внимание между Мной и Рыцарем Смерти. К своему удивлению я увидела, а их глазах но мимо осуждения – зависть. Не буду описывать поединок. Мне было не до этого, перед моими глазами был Лабиринт.
- Иди и помоги ему – вернул меня к действительности строгий голос этой мерзкой Горгулии, как мы в тайне именовали Директрису.
- А? Что???
- Я говорю ступай распутница и верни к жизни это. – Она указала на ристалище. – Тебе понадобиться целый попутчик.
Я по-прежнему смотрела на нее непонимающими глазами.
- Он изъявил желание идти вместе с тобой в лабиринт, Дура! Не знаю, что он в тебе нашел… Уведите ее – И посмотрела на меня так нехорошо…
Я влетела в палатку со скоростью арбалетного болта. Лакремнон опять рвался в бой, требуя от своего оруженосца помощи, а хотела было поблагодарить, но вместо этого…
- Дурак, безмозглый дурак – начала я накладывая заклинания лечение, и оно как нестранно удалось. Небольшая вспышка и все что нужно на нужном месте в рабочем состоянии. – Зачем, ну зачем ты идешь в Лабиринт. – последнее я произнесла почти шепотом и похоже, все таки расплакалась.

Лакремонт

Исцеленный магией Лореены, я облачился эльфийскую метеоритную кольчугу. Поверх кольчуги я надел легкую гофрированную кирасу, наплечники, наручи, защищающие руку от запястья до локтя и высокие кованные метеором сапоги и перчатки из драконьей кожи, а на голове высокий эльфийский шлем. На поясе был мой верный меч и большая фляга здравура. Лореена тоже была готова, облаченная в походную одежду и с большой сумой наполненной свитками и пузырьками.
Мы шли во главе большой процессии, на этот раз одних только магов.
Пройдя почти через всю академию, мы вышли к каменной лестнице уходящей под землю, внизу виднелись массивные двери. Кроме того, вниз вел колодец, в который бросали созданных во время практик монстров. Но этот колодец был в другой части академии, там, где проходили практические и экзаменационные работы студентов.
Я первым начал спускаться, подошел к двери и поднял мощный засов.
Дверь открывалась наружу, внутри было темно, я зажег свечу в фонарике и вошел внутрь. Лореена следовала за мной. Мы оказались в маленькой продолговатой комнатке со второй такой же дверью в конце.
Как только дверь за Лорееной за крылась, я достал красный воск и начал закрашивать им стекла фонарика.
-Что ты делаешь? Тебе заняться нечем? – в недоумении спросила она меня.
Это старый прием ночных охотников, – ответил я.
- Ты хочешь сделать красный фонарь как те, что весят у входа в бордели?
Почти… только это не простой фонарь, – сказал я, завершив работу.
А теперь смотри на фонарь, – повелел я.
- Фи! Вот еще? Лучше скажи, как мы отсюда выберемся? – ответила она.
Ты видишь в темноте? – спросил я.
-Нет, конечно, а к чему этот вопрос? – было видно, что она злится.
Когда мы выходили ночью на орков, а орки ночью видят очень хорошо, то мы перед этим садились в комнату с красным фонарем…
- И что? – в ее голосе появилось любопытство.
Чем дольше ты смотришь на красный фонарь, тем дольше видишь в темноте.
- Ты меня видишь? – спросила она.
Да. Ты сейчас держишься за сережку на правом ухе, – ответил я.
Ой, правда! – она села напротив и стала разглядывать фонарик.
Так прошло не которое время, мы были готовы идти.
Я задул фонарик, и отдал его на сохранение Лореене.
Достал из ножен свой волнистый, вороненый меч, он не давал бликов ночью.
Это был меч ночного охотника на орков, на существ созданных для ночи.
Я отодвинул засов и тихонько приотворил дверь, ведущую в неизвестность.
Из темноты повеяло замогильным холодом. Лореена поежилась.

Добавить комментарий

Рассказ первый, Глава 2

16 сентября 2011 года

Лотарио

Карийян был часах в четырёх часах езды от Вараклава. Я направился туда сразу, как только понял, что мне ужасно наскучил этот мой чердак, в котором я жил последнюю неделю. Всё же Дьюзан прав. Так жить нельзя. А, к чёрту Дьюзана, ни хрена он не понимает. Сейчас меня интересует убийца Ракхима, уж он-то, верно, знает толк в чердаках. Все вещи, которыми я хоть иногда пользовался, я покидал в тайник, коих в каждом моём пристанище была уйма. Взял с собой только лютню и ушёл, даже не закрыв дверь. Всё равно, ко мне вряд ли кто-то зайдёт в гости. Прибыв в Карийян к вечеру, я оставил лютню в укромном месте, где я намеревался переночевать и направился к королю. Не то, чтобы я не доверял Дьюзану, просто хотелось кое-что обсудить с самим заказчиком с глазу на глаз. Всё-таки к Виктору я относился куда лучше, чем практически ко всем его подчинённым. Когда я прибыл в его резиденцию на центральной городской площади, он, как это часто бывало, наслаждался видом своего города из летнего сада, располагавшегося на крыше его огромного дома. Однако обычно, кроме него в саду находилась пара приближённых слуг и личные телохранители. Сегодня никого из них в саду не было. Виктор был один. Он стоял у решётки и с мраморным лицом смотрел на людную площадь.

- Что там? – спросил я, неслышно подойдя к нему. Но Виктор даже не вздрогнул. Он лишь спокойно развернул ко мне своё бледное лицо, как будто я стоял рядом с ним уже битых пол часа. Вид у него был удручающий. Наверное, Ракхим был ему и впрямь дорог.
- Вечер добрый. Там – люди – ответил Виктор. Я глянул вниз. Площадь и впрямь была заполнена толпой народу. Они толпились вокруг клетки с огромным существом.
- Я никогда не видел таких зверей.
- Это дракон. Он тут уже сутки. Его поймали вчера.
- Да. Никогда таких не видел – повторился я … – так вот какие они?
- У нас они не водится. Залетел откуда-то – Виктор просто светился безразличием к происходящему на площади.
- Тебе как будто всё это не интересно, а? – спросил я.
- Абсолютно. Сегодня хоронили Ракхима.
- Как он? – я сам удивился такому глупому вопросу. Виктора же сегодня удивить было сложно.
- Как всё. Мёртвый, вспорото горло. Почти всю кровь потерял, пока его нашли. Картина ужасная. Я видел много смертей. Но как-то по-другому воспринимаешь её, когда она касается твоих друзей. Печально – мы помолчали с минуту.
- Я найду его. Обещаю … – заверил я, сам не веря в свои слова.
- Конечно, найдёшь.
- Дьюзан так не считает – я удивился таким противоречивым сведениям.
- С чего ты взял?
- Он дал мне сегодня только аванс. В деньгах у меня нужды нет, но я поинтересовался, почему он не даёт мне всю сумму, если дело того стоит. На это он мне ответил, что по твоему мнению: «Мёртвым деньги не нужны». Тут двусмысленности быть не может.
- Дьюзан отличный посланник, но языком он чешет не в меру. Я такого не говорил. Король достал кошелёк и отдал его мне. Я подержал его. Тяжёлый. Отдавать его назад было жалко. Я впервые отказывался от денег.
- Не надо. Потом отдашь. Мне пока хватит. Позволь мне лучше заглянуть к твоим магам.
- Загляни – Виктор снова безразлично уставился на площадь. Там глашатаи выкрикивали торжественную речь, суть которой заключалась в том, что лорд Чопейн сегодня, наконец, станет почётным воином Карийяна, и будет зваться Чопейн Карийянский.
- Какой бред – не выдержал я – за что? За то, что этот полутрезвый оболтус раздробит череп беззащитному существу, которых в наших местах не сыскать днём с огнём? Редкий же зверь этот дракон.
- Поверь, это не звери редкие, это людей слишком много у нас стало. Согнали мы этих тварей и славу богу.
- Но этот то совсем не опасен. Его-то за что – я недоумевал.
- Традиции такие.
- Традиции?
- Да.
- Поверь, убивать людей, у которых много денег – тоже традиция. У некоторых воров так принято.
- Что ты за ерунду говоришь?
- Моя ерунда от твоей недалеко стоит. Ритуалы у многих воров такие. Напоят они богатого молодого война. Приведут его в его собственный дом и пустят кровь из сонной артерии. И плевать им на всё. И на тебя в том числе, примерно также, как тебе сейчас на этого дракона – в этот момент лорд нанёс первый удар по голове чудовища огромным молотом. – Не смог придумать, как дух Ракхима сберечь, спаси хоть этот дух. Драконы, они, поговаривают, с разумом дружат. Хотя, что я тут распинаюсь? Моя-то хата с краю. Ты мне деньги платишь, я тебе убийцу ищу. Только вот убийц то что-то много становится…
Виктор молчал. Возможно, он хотел мне что-то возразить. Но меня уже не было рядом.

Выйдя на площадь, я наблюдал на ней заметное опустение. Людей стало меньше. Как будто все куда-то разбежались. Я быстро понял, почему. Дракон каким-то образом покинул клетку и пытался расправить рваные крылья. Из цепей, сдерживающих его движения, целой осталась только одна, удерживающая хвост. Рядом валялось тело человека. Стоило дракону начать движение, и последняя цепь легко соскочила с него, и, звякнув, упала на камни мостовой, по которым к нему уже мчались охотники, королевские арбалетчики и маги. Виктора можно было понять. Город был под угрозой. Завидев приближение врагов, дракон приготовился к бою. Он воинственно поднял голову и из пасти его вырвался небольшой сгусток огня, который тут же исчез, но вскоре за ним вырвался столб пламени высотой в несколько метров и дракон начал стремительно опускать голову вниз, грозя спалить всех, кто был в его радиусе атаки. Ближайшего охотника окатило огнём с ног до головы и тот, издав пронзительный вопль, помчался в сторону королевских магов. Но дракону не суждено было выиграть этот бой. Пламя, основное оружие его, исчезло, едва маг в золотых одеяниях успел сделать всплеск руками. Ещё один и ещё один. Оставшиеся трое магов тоже не стали терять время. И вот уже не горит тот лучник, пробежавший к тому моменту дюжину метров. И вот вокруг него уже поднимается вихрь розовых и голубых искр, заживляя ожоги. А дракон, который только что вселял ужас и зачаровывал стороннего наблюдателя своими грациозными движениями стоял теперь каменной статуей посреди толпы окруживших его лучников и арбалетчиков. Дракону сулила верная смерть. Она бы незамедлительно и последовала бы, если бы не звук горна. «Король Виктор Завоеватель приказывает отпустить дракона,» – прокричал глашатай с балкона королевского дома. Все, кроме магов, которые сосредоточенно продолжали держать дракона в каменном проклятии, обратили свой взор на тот балкон. Глашатай помолчал немного и прокричал вновь: «Отпустить дракона. Король хочет почтить память погибшего накануне почётного воина королевского отряда, Ракхима». Я отправился в своё убежище.

Сидя на чердаке заброшенного дома и наигрывая минорные сонаты на своей лютне, я размышлял о разговоре с Виктором и о последовавших событиях. Мысли были сумбурны. Ненавижу, когда такое происходит. Не можешь оторвать пальцев от лютни, играешь, как под гипнозом, а мысли кружатся и возвращают тебе сюжеты прожитого дня. И так странно внутри всё. Я долго так сидел и решил, что просьбу Виктора всё же выполню. Он этого достоин, и, к тому же, готов отдать весьма приличную сумму.

Я направился к трактирщику, про которого говорил мне Дьюзан. Трактир тот носил название «Хадаганский Тролль», находился на окраине Карийяна и являлся достаточно злачным местом. Несмотря на это, привлекал людей практически всех слоёв и сословий. Я отлично знал это место. В стельку пьяные охотники, пошло подкалывающие пробегавших мимо девушек, разносящих посетителям Эль. Усталые глаза рыцарей-неудачников, давящих настойку рюмка за рюмкой. Наёмники, вернувшихся из долгих походов, почтенные улыбки мудрых магов сквозь хрусталь бокалов с вином, бесконечные рассказы о тяжёлой жизни живущих не такой уж и тяжёлой жизнью крестьян и, конечно же, бесконечное звяканье кружек, бутылок и прочей посуды с горячительными напитками. В таком шуме сложно было расслышать, как слуга подбежал к хозяину, взахлёб рассказывающему какой-то красотке историю, услышанную им накануне, и сказал ему о том, что в кухне его ждёт какой-то человек. «Как он туда попал?», спохватился трактирщик и немедленно поспешил в кухню.

Как это обычно бывает, я начал первым и без лишних слов: «Кто убил Ракхима?». Трактирщик во всех красках и подробностях описал мне того человека, который представился ему «старым другом» убиенного накануне Ракхима. Я был просто ошарашен, какая замечательная память у трактирщика. Честно говоря, мне было бы просто-напросто лень вспомнить все те подробности, которые поведал мне трактирщик, даже если бы мне заплатили вчетверо больше, чем та сумма, которая осталась в его кармане, когда я покинул «Хадаганского Тролля» через чёрный ход. Ну вот, теперь у меня есть практически доскональное описание моего «какого-то воришки» – человека, способного ради золота убить почётного воина короля. Хоть что-то.

Теперь предстояло обойти всех ростовщиков в Карийяне. Это было не сложно, так как было их всего трое и жили они все в северном районе города – самом богатом и насыщенном жизнью. Однако, ночью все кошки серы, а улицы одинаково безлюдны. Добычи в том районе у воров побольше, потому и разбойников там всегда было не мало, это было мне известно ещё с начала моей воровской карьеры. Подумав об опасности этого района, я осознал, что совсем забыл про королевских магов. Надо бы всё-таки зайти к ним и взять кое-что. Пара свитков мне совсем не помешает.

Я сильно сомневался, что вор пойдёт сдавать награбленное в первую же ночь, после кражи. Однако понимал, что тот человек, которого я ищу не совсем «простой воришка», как пренебрежительно высказался о нём Дьюзан. Первым ростовщик, к которому я направился, был старик Эвзен. Я несколько раз общался с ним, когда в молодости сдавал ему награбленный хлам. Старик Эвзен отличался тем, что скупал абсолютно всё, что представляло хоть какую-то ценность. Заходил я к нему и после, но уже с целью разузнать что-нибудь о многочисленных криминальных делах северного района Карийяна. Эвзен умел хранить тайны, и потому был в почёте у многих воров, которые приносили ему добычу. Одному мне известно, как на самом деле Эвзен умел хранить тайны и сколько стоила его разговорчивость.

В окне доме Эвзена были видны огни свеч. Странно, подумал я, уже ведь глубокая ночь. Не спится старику что-то. Я поспешил ко входной двери и постучал своим персональным способом – три частых стука, три с длинными паузами и снова три частых. Я подождал – за дверью была тишина. Может, совсем старик глохнуть стал, подумал я и стукнул сильнее. Дверь немного приотворилась. Я тихонько приоткрыл её и увидел на полу трупп Эвзена. Я осмотрелся и нагнулся к трупу, лежащему в луже собственной крови. Снова вскрыто горло. Тело было ещё тёплым, карманы вывернуты наружу. Вариантов не было. Здесь побывал тот, кого я ищу, и, вероятно, он ещё не успел далеко уйти. Открытая дверь, ведущая в подвал, где Эвзен хранил деньги, рассеяла все сомнения.

Лакремонт

Я посмотрел на ее разорванное платье, – я сейчас вернусь, до лавки и обратно.
-И не возвращайся, – всхлипнула она.
Я оглядел себя, стряхнул липнущую к одежде солому и открыл двери амбара.
Солнечный свет больно ударил по глазам, я прищурился и пошел в сторону лавки. По пути мне встречались люди, некоторые кланялись, другие проходили, не обращая на меня внимание, а иные смотрели откровенно недружелюбно.
Я был и левшой и правшой одновременно, меч носил слева, рука всегда лежала на рукояти.… Вот и лавка. Я подошел к вывеске, дернул ручку и открыл дверь.
Внутри было не людно. Лавочник, устало восседавший на своем трёхногом табурете, рядом с висевшими на стене одеждами, да некий согбенный тип в капюшоне тершийся сзади двух посетительниц.
Я молча оглядывал одежды, думая как бы не ошибиться с ее размером.
Это случилось раньше, чем я успел, о чем-либо подумать. Моя рука четким отработанным движением вынимает меч, при этом я делаю пол оборота вправо, меч острием вниз описывает полукруг, вторая рука вытирает лезвие алым шелком и он снова в ножнах. Как будто бы ничего не произошло. Никто даже не повернулся в мою сторону только отсеченная рука, сжимающая мой кошелек, шмякнулась под ноги незадачливому воришке.
Несчастный закусил до крови губу, упал на колени, зажимая страшную рану.
Я молча поднял свой кошелек, равнодушно стряхнул с него обрубок и собрался развернуться и уйти как.
Звонкая пощечина прилетела ко мне с лева, с удивлением я увидел свою спутницу в черном балахоне.
-Что ты наделал, убийца!? Как так можно? Это же человек!!! – она была в диком гневе.
Но он хотел меня ограбить, – попытался оправдаться я.
-Бедненький, – произнесла она, подняв с пола руку вора.
Потом мелькнул и погас свет, у меня в глазах поплыли круги, когда зрение вернулось, я увидел, что вор спокойно спит на дощатом полу, а его РУКА ЦЕЛА!!! Лавочник и дамочки в углу казалось, ничего этого не заметили.
Я подхватил свою спутницу за руку и тут-же увел из лавки.
Мы быстро шли по улице. Неожиданно, из-за угла появляются двое стражников и направляются прямо к нам.
Стойте, господин Лакремонт! – окликнули они меня.
Просим вас извинить, у нас приказ ректора академии арестовать вас и леди Лореену, – сказал старший, немного склонив голову, глядя на нас снизу вверх, из-за чего выглядел несколько виноватым. Я очень сожалею, но вам необходимо следовать за мной, с этими словами он развернулся, сделал приглашающий жест и пошел. Нам ничего не оставалась, как идти за ним. Другие два стражника шли сзади нас.
Некоторое время спустя, миновав несколько улиц и переулков, мы достигли замка, в котором располагалась академия некромансеров.
Мы минули подъемный мост замка, открытые ворота, прошли по широкому коридору, поднялись по высокой лестнице и оказались у дверей ректора.
Мимо нас прошла группа студентов одетых в черные балахоны с натянутыми на глаза капюшонами. Интересно как среди такой серой бесформенной массы я нашел такую лапочку, – подумал я, покосившись на Лореену.
Стражники остались за отворившимися дверями, а мы вошли внутрь, двери сами захлопнулись.
На встречу вышла высокая, худощавая женщина, в черных одеяниях мага, без капюшона. Сочетание длинных черных прямых волос со смертельно белым лицом производило неизгладимое впечатление, ее бесцветные глаза на фоне густых черных теней казались неживыми.
Бардовые губы, казалось только что выпили бокал свежей крови.
-Эх, Лакремонт, Лакремонт…, – произнесла она с неприкрытым сожалением.
Как же ты могла? Лучшая ученица выпуска! – укоряющим тоном продолжила она, посмотрев на Лореену.
Я молчал, эта женщина казалась мне знакомой, что-то в ней определенно было, но я никак не мог вспомнить ее имени.
Вы подаете дурной пример всей академии, – продолжила, леди ректор.
Вы должны быть за это публично наказаны, в пример всем! – ее голос стал громче и строже.
Если бы был жив Урд, он бы приказал бросить вас скарабеям.
Я бы лично выпорола вас обоих, – она положила ладонь на подбородок, закатила глаза, ее лицо исказилось в садистической ухмылке.
Но в наше время… да здравствует король… – она презрительно хмыкнула.
Вас Лакремонт ждет Поединок Всевышнего Суда, а тебя, жертва разврата… – она посмотрела на Лореену, – ждет лабиринт отчисленных.
Я сделал шаг вперед, – позвольте мне пройти оба испытания одному. Она не виновата, я овладел ей без ее на то воли. Пройдя испытание, я искуплю вину.
-Хм! Но ведь она отчислена, разве ты не знаешь наших правил? Она не может здесь остаться, а выход отсюда, для отчисленных, только один…
Поединок Всевышнего Суда будет утром, а испытание сразу после поединка, можете пойти в лабиринт вместе – с этими словами она отвернулась, давая понять что, разговор окончен.
Мы вышли из чертога ректора. Ангельское личико Лореены казалось таким же мертвенно белым, как и сама леди ректор. Зрачки бедняжки расширились и застыли исполненные ужаса предстоящего испытания. Казалось, ее золотистые волосы сейчас станут седыми.
Лабиринт отчисленных был подземным лабиринтом, наполненным мертвецами и другими побочными тварями, созданными в ходе учебного процесса. Куда именно выходит лабиринт, никто не знал, так как пройти его и остаться живым сумел лишь сам великий маг Урд.
С наружи нас ждали стражи, которые проводили каждого в свою комнату.
Теперь каждому из нас предстояло провести бессонную ночь под домашним арестом, а утром…

Лореена

«Лабиринт… Лабиринт!!! Только не это…Старая перечница с ума сошла. Даром, что выглядит как молодка. Ой, плохо, плохо, плохо…»
С такими веселыми мыслями я металась по комнате из угла в угол. Меня милостиво заперли в моей же комнате. Несколько безделушек, что обычно тешили взор, теперь только раздражали, явно напоминая о бренности всего сущего, в том числе и о моей собственной. Среди студенческой братии о Лабиринте ходило множество легенд и домыслов. Плюс туда отправлялись неудачные последствия экспериментов с магией, парочка были сотворены моей рукой. «Во имя первооснов всего и вся, зачем я связалась с этим… зачем я вообще пошла в эту таверну… Зачем!!!»
Все началось с того, что некто подсел за мой столик
- Здравствуй милая леди, позвольте присесть за ваш столик – начал он из далека, я милостиво позволила. Уж если дубовую столешницу размером на ползала назвали «столик» то продолжение явно должно быть нескучным, а я откровенно скучала.
- вы не откажитесь от абсента? – и тут же – Абсент и драконятинки на палочках. – Прыткий молодой человек однако. Я наконец оторвала глаза от созерцания дна моей кружки, в которой до этого было вполне невинное содержимое и посмотрела на него. Оказалось, эта личность была мне знакома и о нем ходили легенды отнюдь не уступающие Лабиринту, правда несколько иного толка. А потом был абсент и долгие светские беседы о погоде, потом еще немного абсента и «Как ваша светлость смотрит на прогулку под луной, уверяю вы не пожалеете» и куртуазное лобзание ручек. Ну а что было дальше походу известно всей академии. Спорю, что сейчас просто не продохнуть от слухов и домыслов передаваемых только шепотом. «Ой за что!!! И эта выдра еще так ехидно: «можете- грит – пойти в лабиринт вместе». Ага… Сча… Так он и пошел. Какая же я дура» Надо ли добавлять что ночь я провела без сна.

Лакремонт

Я стоял на пороге своей комнаты, осматривая знакомую обстановку.
Мой взгляд остановился на полном доспехе стоявшем в углу, и тут на меня нахлынули воспоминания.
…Тишина опустевших улочек приграничной деревушки нарушается лишь порывами ветра, который заставляет свистеть древки стрел вонзенных в тела убиенных крестьян. Распахнутые настежь двери и окна начинают жалобно скрипеть, оплакивая погибших хозяев.
Я захожу в один из домов, за мной следуют несколько рыцарей и маг.
Мы опять опоздали, – слышу я свой голос, – опять опоздали…
Такой маленький домик впитал в себя столько боли и ужаса, слез и отчаяния, тающей надежды на то, что мы прейдем их спасти…
Тело растерзанной женщины лежало подле детской колыбельки, у ребенка были выгрызены внутренности, откушены пальцы и высосаны глаза.
Увидевшие это рыцари начали, медленно пятился назад, только маг стоял молча подле меня.
Было больно, чувство вины переполняло тело, где-то внутри тлел уголек ярости, неудержимой жажды мести.
Я перевернул тело женщины сжимавшей в правой обглоданной руке кухонный нож. Было видно, что она была еще жива, когда из нее вырывали куски мяса, пожирали живьем. Она была молода, очень молода. Слишком молода, что бы быть матерью мёртвого ребенка.
Они не могли далеко уйти, – отстраненно произнес я.
Тут раздался оглушительный женский визг, и мы, не раздумывая, бросились на звук. Стоявшие на улице рыцари пришпорили коней в направлении бревенчатого двухэтажного дома, из которого, не умолкая, выла терзаемая жертва. Никто не обратил внимания на заколоченные окна…
Лошади, ждавшие нас, начали дико ржать и рвать поводья, отломили жердь, к которой были привязаны и ринулись проч. Я и сопровождающие меня трое рыцарей и маг были вынуждены идти к дому пешком. Мы не торопились, зная, что основные силы рыцарей уже внутри. Они профессионалы, они знают свое дело, они спасут жертву и покарают убийцу.
Мы были уже рядом, когда крик стих, у дверей появилось несколько фигур, которые закрыли ее и подперли заранее приготовленными бревнами. Обильно политый маслом дом вспыхнул мгновенно.
Наш маг начал творить заклинание, но красно-оперенная ржавая стрела пронзила его голову на вылет, заставив смолкнуть навечно.
Мы обнажили клинки и ринулись в бой с криком, – ЗА КОРОЛЯ!..

Воспоминания не отпускали. Я стоял на коленях последи комнаты, держась за голову и не замечая скупую слезу, стекавшую по слегка небритой щеке.
В голове вспыли имена тех, кого мы тогда потеряли в огне, их лица и перекошенные оскалы орков которых мы рубили.
Я достал свой меч и поцеловал изящно извивающееся фламберское лезвие.
Это был меч редкой работы, сплав хрупкого, но неимоверно твердого и ковкого, но упругого. Это был метеоритно-кристалический меч эльфийской работы. Меч с шелестом вошел в ножны, мой конек – клинковый бой на Поединке Всевышнего Суда бесполезен, ибо поединок проходит на копьях…

Дверь без стука отворилась, на пороге стояла леди ректор, в памяти неожиданно всплыло ее имя и некоторые интимные подробности наших отношений…
Приветствую Вас леди Дейдрана, – склонив голову, произнес я.
-Что за бред, между собой мы давно уже перешли на «ты», – с удивлением ответила она.
Да, конечно, никак не могу подавить в себе излишнюю вежливость к прекрасным дамам, – ответил я.
-Я люблю тебя, о Лакремонт, но законы академии выше меня, – сокрушенно произнесла она.
Ты же знал, ты знал их! – она обняла меня за плечи, прижавшись губами к моей шее. Мои руки сомкнулись на ее тонкой талии.
Нет! – она вздрогнула от своих слов, отпрянула от меня.
В ее бесцветных глазах стояли слезы, – не ходи в лабиринт. Пожалуйста, не ходи. Тебя ничто не обязывает…
Я дал обет! – непреклонно произнес я. Я не могу бросить ее на растерзание тварей из лабиринта. Я исполню свой обет или умру – закончил я, глядя ей прямо в глаза.
Дай мне свой меч! – повелительно промолвила она.

Эрион

Проснулся я, когда на улице уже было светло.
Хм, сколько же я спал – подумал я, вставая с кровати. Когда я спустился вниз, чтобы что-нибудь поесть, я заметил, что по таверне ходят какие-то люди и что-то выискивают. Они меня сразу насторожили.
- Кто это и что они здесь делают? – обратился я к Дармэну.
- А вы что не слышали? Вчера в лесу были зверски убиты девять солдат из королевского войска! Говорят, они там везли что-то королю в подарок к началу турнира.
- И что? Совсем никого не осталось в живых?
- Да остался один – алхимик, так он так напуган, что из него слова не вытянешь. В общем отправили его в Карийян. Может там чего смогут из него вытянуть, все-таки королевских солдат не часто убивают в таких количествах.
- Понятно! Ну а этим что здесь надо? Ведь убили-то их в лесу. Там бы и искали?
- Так один из жильцов утверждает, что видел кого-то подходившего ночью к таверне.
Последняя фраза Дармэна мне не очень понравилась, так как они явно искали меня. Поднявшись как можно более непринужденно и как бы с неохоткой в свой номер, я быстро, открыв окно и убедившись, что там никого нет, швырнул в ближайший куст свой меч, так меня при выходе могли допросить и мой меч вполне мог вызвать у них некоторые подозрения.
Слегка прибрав в комнате, чтобы ничего не могло вызвать подозрения, что я был вчера ночью в лесу я вышел из номера и направился вниз к Дармэну.
- Дармэн! – обратился я к нему.
- Спасибо за хороший номер и отличное вино. Возможно, я завтра приду снова, так что пока мой номер никому не сдавай.
Я надеялся, что эта фраза отведет от меня подозрения тех людей, которые уже говорили с кем-то из постояльцев.
Когда я уж было начал открывать дверь, чтобы выйти из таверны, меня окликнул один из сыщиков.
- Уважаемый, не торопитесь, у меня будет к вам пару вопросов.
- Да?! Ну, спрашивайте? А то мне надо еще успеть на турнир.
- Присядьте
- Хорошо – ответил я и сел за столик, за которым он сидел.
- Можно узнать ваше имя?
- Эрион!
- Хорошо. Что вы делали сегодня ночью?
- Спал, конечно! Вон и Дармэн подтвердит, что я вчера вечером выпил два бокала и ушел к себе в номер. И вышел только что.
Не успел я закончить эту фразу, как у меня в голове пролетела мысль, что Дармэн видел, как я выбежал за тем самым мужиком, что забегал в таверну и был в лагере. И в этот момент я, было, схватился рукой за то место, где у меня обычно находилась рукоять меча, но сейчас ее там не было.
Вот попал! – пролетело у меня в голове. А тем временем сыщик обратился к Дармэну.
- Трактирщик?! Вы видели, как этот молодой человек поднимался вчера вечером к себе в номер?
- Да – ответил Дармэн.
- И он больше не выходил из своего номера до сегодняшнего утра?
- Нет, не выходил – твердо ответил Дармэн и меня, честно говоря, его ответ поверг в некоторое замешательство, ведь он точно видел, как я выходил.
- Ну и хорошо – ответил сыщик – тогда у меня к вам больше нет вопросов, можете идти.
Уже выйдя из таверны, я все никак не мог понять, почему Дармэн не сказал им правду. Но, подумав, что у него, наверняка на то были причины, я быстро забыл об этом. Зайдя за таверну и подобрав свой меч из кустов, я решил, что пора идти на турнир, а то и записаться-то не успею, а ведь метеоритный шлем бы мне очень пригодился.
От таверны через лес вела узенькая дорога, по которой я и пошел в надежде встретить местных жителей и разузнать у них поподробнее про место проведения турнира. Через некоторое время, как я и предполагал, на встречу мне вышли двое крестьян.
- Не знаете, где здесь будет проходить турнир? – спросил я их, когда они поравнялись со мной.
- Знаем. Обычно он проводился на одной из полян в лесу, но в этот раз его перенесли.
- Как так перенесли?
- А вот так! Из-за убийства королевских солдат в лесу. Дабы королевским сыщикам никто не мешал.
- И куда же его перенесли?
- В Карийян конечно.
- Хм. И сколько мне идти до этого Карийяна.
- Ну, пару часов потратишь, а может и больше. В общем, иди по этой дороге, когда выйдешь на развилку увидишь большую каменную дорогу. Вот она-то и ведет в Карийян.
- Спасибо.
- Да не за что, только тебе на этом турнире ничего не светит
- Да да я слышал уже про это – ответил я им, махнув рукой и направившись по дороге к Карийяну.

Лотарио

Я начал нашёптывать заклинание из свитка невидимости, который дали мне королевские маги. Я специально заучил его наизусть, чтобы не возиться в ответственный момент. В бумажном свёртке, который я носил в своей небольшой сумке на поясе, медленно, по мере прочтения, выгорали красивые эльфийские символы, складывающие текст заклинания. «Вроде подействовало,» – подумал я, наблюдая, как очертания моей тени, пляшущей в свете обдуваемых из дверного проёма лёгким бризов свеч, плавно расплылись в полумраке.

Я медленно спустился по лестнице, вслушиваясь в тишину. Пространство около лестницы было тёмным, но обозримым, а вот уходящий в дальний конец подвала широкий проход был непрогляден. По обеим сторонам прохода были двери. Я продвинулся немного во тьму, стараясь создавать минимальное количество шума. Надо признать, что мне это удалось. Затаив дыхание, я пробирался почти неслышно. Ни одна складка одежды, ни одна песчинка под моими мягкими ботинками не дала бы врагу ни единого шанса понять, что я уже спустился в подвал и привыкаю глазами к темноте. Пройдя ещё пару шагов, я остановился и прижался к одной из сторон коридора. Тишина давила на уши. Я слышал, как колотится моё сердце. Только сейчас я понял, что мне действительно страшно. Правая рука давно уже лежала на рукояти кинжала, готовая в критической ситуации встретить врага. Не доставать кинжал я научился уже очень давно, когда понял, что отражённый свет, пусть и малой интенсивности может выдать человека с потрохами, даже если он мастер бесшумной ходьбы. Когда я добрался до середины коридора, мои глаза, привыкающие к темноте очень быстро, уже начали различать дверные проёмы. Заклинание невидимости давно уже прошло. Сердце застучалось ещё сильнее, когда я заметил, что одна дверь открыта. Я стал передвигаться втрое медленней. Мышцы начинали болеть от постоянного напряжения. Подкравшись к двери, я остановился, сел и начал слушать. В комнате, которая была в одном шаге от меня, я уловил какое-то едва заметное шевеление.

Я снова нашептал заклинание невидимости, практически не произнося звуков, и вот уже два пустых свитка лежали у меня в сумке. Я медленно вытащил их и забросил в комнату. Там на секунду что-то судорожно задёргалось и через какое-то мгновение всё снова стало тихо. В надежде ослепить противника я прошептал короткое заклинание и прыгнул в комнату, которая уже была озарена ярким светом заклинания «свечение». Я ожидал вспышку, я всё ещё был невидим и надеялся получить хоть какое-то преимущество перед тем, кто по моим догадкам находился в комнате. И я бы это преимущество получил, если бы в комнате находился бы хоть один человек. Комната была пуста. Я разглядел лишь крысиные следы на пыльному полу. Пыль на полу. Но я слишком поздно понял, что мои следы тоже прекрасно видно. Не успел я развернуться, как чьё-то тело навалилось на меня и что-то острое воткнулось мне в левое предплечье. Я вскрикнул и, что было силы, постарался отшвырнуть тело как можно дальше. Напавший на меня человек оказался лёгким и отлетел на пару метров. Я мгновенно вытащил нож из предплечья, развернулся и увидел, как вор быстро вскочил и кинулся к двери. Я кинулся за ним и настиг его у самой лестницы. К счастью, мне удалось оглушить его одним ударом рукоятки моего кинжала по голове. Левая рука ныла, и поэтому, несмотря на то, что вор был физически слабее меня, мне сложно было бы удержать и связать его, если бы он мог сопротивляться.

Ранним утром, когда город ещё не пробудился ото сна, я передал связанное, оглушённое тело охранникам покоя Виктора. Сам Виктор ещё спал.
- Вот деньги – Дьюзан протянул мне мешок, который менее суток назад предлагал мне Виктор.
- Оставь – отказался я от денег второй раз в своей жизни.
- Хм, вот уж от кого не ожидал …
- Как ты сподобился выразиться, мёртвым деньги не нужны.
- Да, но ты же жив.
- Верно подмечено.
- Ну, как знаешь.
- Передай Виктору, чтобы похоронили старика Эвзена.
- Кто такой Эвзен? – удивился Дьюзан.
- Виктор знает – сказал я, и вышел из приёмных покоев короля.

Добавить комментарий

Рассказ первый, Глава 1

16 сентября 2011 года

Лакремонт

Ф-фф!! Апчхи!! Я проснулся от того что, кто-то щекочет мне нос.
Тьфу, – волос чей-то во рту, даже целая прядь. Я, фыркнув, стряхнул ее с себя. Лениво открыл один глаз, увидел простой дощатый потолок, пахло сеном.
Я открыл второй глаз, силясь вспомнить, чего ради меня сюда занесло.
Нащупал под левой рукой, что-то тёплое и мягкое, и отдернул руку, почувствовав, как по ней шлёпнули. В нос опять полезли чужие волосы.
Я взял локон и поднес к глазам, ммм – какие золотистые, длинные и шелковистые. Я начал мерить длину локона пальцами, постепенно приближаясь к источнику. Повернулся на бок и увидел полуобнаженную девушку. Какая миленькая, не зря я тут значит…
- И как я тебе с утра?
- Весьма соблазнительна, – улыбнувшись, ответил я.
- Ты хоть помнишь, как меня зовут, – спросила она с хитрой улыбкой.
Я задумался. Потом сел, взялся за голову и спросил, – а меня как зовут?
- Лакремонт, – бросила она.
Эээ… – мучительно произнёс я, – а где мы?
- Сам же вчера говорил – приходи, мол, на сеновал, не пожалеешь…
- А где я был?
- Эль пил! – возмущенно выкрикнула она и возмущенно отвернулась, поглядывая на меня краем глаза.
Я встал, оказалось, что я лежал на ее разорванном платье, начал ходить по сеновалу, собирая свою одежду и одеваясь.
Натянул высокие кованые сапоги со шпорами, легкую кальчужку мелкого плетения поверх рубашки носящей следы женских ноготков на спине, камзол, широкий ремень и портупею с изящно изогнутым мечом.
Поднял с валявшийся под одеждой полупустой мешочек с золотом и заметил что кружевной манжет рубашки, заляпан кровью.
Ты была… э-э-э… – попытался спросить я.
- Пошляк!
А откуда кровь? – задумчиво произнес я.
- Грязное похотливое животное!
- Я, правда, ничего не помню, – сокрушительно произнес я и опять взялся за голову. Что со мной произошло?
Я начал ходить из конца в конец амбара и расшвыривая сено ногами, силясь вспомнить хоть что-то. Она молча наблюдала за моими метаниями.
Тут мне под ноги попался, чей то балахон, явно не женский, черный с капюшоном, способный полностью скрыть и лицо, и фигуру обладателя.
Я молча уставился на эту находку, понимая, что это не моё, и простые женщины этого тоже не носят…
- Может, поможешь даме затянуть корсет, – послышался ее прелестный голосок.
Конечно, – ответил я, повернулся и застыл с остекленевшими глазами.
У нее на коленях лежал МАГИЧЕСКИЙ ЖЕЗЛ!!!
Вспомнил!? – она разразилась диким хохотом…

Так это ты сделала? – во мне проснулось негодование.
- Что сделала?
Ну,… так, что я ничего не помню, – уточнил я.
Возможно, – она хитро улыбнулась, – мало ли какие заклинания я на тебя наложила в порыве страсти…
Я судорожно себя ощупал, вроде все на месте, все как надо.
Что ты еще сделала? – спросил я спокойным голосом.
Она посмотрела на меня неожиданно серьезным взглядом.
В ее глазах был испуг и укор.
Как ты мог!? – в уголках ее глаз блеснули слезинки.
Ты о чем? – поинтересовался я.
- Ты ведь знаешь, какой ценой магичке обходится потеря невинности!!!
Ты обязан был это знать! Я была лучшей ученицей выпуска, и что теперь…
Конец карьере! – она зарыдала.
Угадай с трех раз кого я сейчас отшлепаю, плохая девочка.
Она плакала, и казалось, не слышала моего игривого тона.
Ну не плачь глупенькая, все будет хорошо.
Кто обидел бедную кису? – спросил я самым сочувственным тоном, вытирая слезинку на ее миловидном личике.
Он! – она показала пальцем на меня и улыбнулась сквозь слёзы.

Итлигор

Я, а точнее мой драконовский дух после тяжелого перелёта проснулся на закате, в долине перед зеленевшим лесом с тяжестью в голове и ломотой в крыльях. Меня очень мучила жажда, хотя голод доставал не меньше, и я решил подняться в воздух и провести небольшую разведку местности – взмах крыльями, два, и воздух уже трепал жёсткую щетину на загривке над просторами неизвестной земли. Воздух и небо были кристально чистыми, даже не было ни одной птицы или других драконов, что было удивительно, хотя и понятно – чужая земля, чужие правила. Вдали виднелись горы – промелькнула мысль, что эти скалы станут моим пристанищем на какое-то время. Мелькнула узенькая речка, протекающая сквозь горную породу, где стоял и лакал воду дикий олень. Я рванулся со скоростью камня, который был выпущен из пращи и налетел на оленя всей своей массой и в результате этого действия был обеспечен маломальским обедом на сегодня. Наконец, опустив морду в речку, чтобы утолить позывы организма, что пора бы обеспечится влагой, я ощутил, что эта самая влага в речке была с ярко выраженным привкусом чего-то, чего мне еще не приходилось встречать за свои молодые 149 лет. Стоит отметить, что ныне почивший мой дед дожил до рекордных для нашего рода 1566 лет, так что и мне можно было надеяться на столь хорошую наследственность, как и на скромный, но отважный характер, который можно было сопроводить ярко-синим пламенем и очень крепкими когтями.

Утолив столь долго мучившую потребность в воде, я уж было собрался сделать взмах крыльями, однако врождённый звериный слух уловил шумное передвижение за деревьями по ту сторону речки. Инстинкты говорили, что надо бы проверить, кто там старым проверенным способом – пустить струю огня, как я и привык в родных степях Эрафии, однако разум подсказывал, что лучше улетать отсюда поскорее, так как тут тебе не Эрафия. Однако, инстинкты, слава богу, опередили разум – вдруг из листвы деревьев полетели четыре стрелы, которые чуть было не воткнулись мне морду, если бы я секундой раньше не дохнул в сторону иноземцев огнём (скорее, раскалённым паром чем огнём) – струя даже не долетела до нападавших, но раскалённых воздух помешал летящим стрелам достичь цели, и только две из них вонзились, кажется, в шею, а остальные, слава богу, пролетели мимо. Однако сразу же в моём чёрно-белом зрении пошли серые пятна, лапы подкосились, я пошатнулся и пал в реку, издав перед этим слабый рык. Походу, еще одно пленение, или ещё хуже того…

Тиф

Выдалась отличная ночка: в трактире встретил изрядно выпившего молодого война. Я начал его раззадоривать, говоря, что он не умеет пить, и мы схлестнулись в поединке на рюмках. Дав ему себя выиграть и напоив до беспамятства, я объяснил трактирщику, что я старый друг этого война, приехал из другого города, и не знаю, где он живёт, но мне надо отвести его домой. Трактирщик добродушно объяснил мне, как найти его дом. Трактирщики это единственные добродушные и весёлые люди в этом городе.
Дойдя до дома, этого молодого война, я даже удивился. Дом был слишком роскошный для война его чина. Прочитав на дверях, что война зовут Ракхим, я достал из его карманов ключ отпер дверь и втолкнул грузное тело вовнутрь. Обстановка не уступала фасаду дома. Всё было богато. Закрыв за собой дверь, я оставил неподвижное тело лежать на полу, и пошёл обследовать дом. После проверки всех комнат, карманы уже отвисали от золота, а мешок с медными монетами сильно давил на плечо. Я направился к выходу. Но тут дорогу мне перегородил Ракхим. Он уже мог стоять на ногах, а, увидев меня с полными карманами золота, почти протрезвел. Я тут же кинул мешок с медью на пол, и выпрыгнул в окно. Но уходить я не собирался. Бесшумно затаившись в саду, я наблюдал, как Ракхим пнул мешок ногой, потом подошёл к столу, налил себе большой стакан вина, быстрыми глотками выпив его, он направился к кровати, где и не замедлил уснуть.
Осторожно проникнув через незапертую дверь, обратно в дом. Я подошёл к кровати, я не собирался больше испытывать судьбу, поэтому точным движением полоснул кинжалом по незащищенному горлу Ракхима. Он даже не проснулся. Вытерев кинжал о его же сюртук, я сунул его в сапог. Теперь мне некуда было торопиться, наполнив ещё два мешка различными золотыми и серебреными побрякушками, я вышел из дома. Дверь я оставил открытой, что его побыстрее нашли, пока он ещё не стал смердеть на всю улицу.

Эрион

Эх. Я шел по дороге и надеялся, что окажусь около какой-нибудь деревушки. На улице уже было довольно темно. У меня не было совершенно никакого желания снова ночевать в лесу. За последние, несколько дней я не наткнулся не на одну деревушку, и мне все время приходилось спать на земле. Но не прошел я и пару метров, как сквозь деревья заметил свет. Подойдя ближе, я увидел двухэтажное здание, на котором было написано: «Таверна Борка». Зайдя внутрь, я увидел довольно уютненькое место. Прямо напротив входа находился стол, за которым располагался какой-то человек, а сзади него находился шкаф с различными бутылками. С левой и правой стороны от него находилась ажурная лестница, которая вела на второй этаж и смыкалась прямо над головой этого человека. Видимо на втором этаже располагались номера, так как внизу все место было отведено под столики для людей. Видимо здесь бывает очень много народу. Хотя в данный момент большинство из столиков пустовало.
Оглядев народ, я сделал вывод, что в основной массе это простые крестьяне, которые зашли просто выпить и поболтать друг с другом. Хотя я заметил пару эльфов, оживленно болтавших на непонятном мне наречии и одного воина сидевшего в самом углу у окна, попивая из бокала вино.
Я подошел к человеку за столиком.
- Здравствуйте, меня зовут Дармэн Борк – сразу представился мне человек – но все меня зовут просто Дармэн.
- Вы хотите сесть за столик или заночевать у нас? – спросил он.
- Да, я планирую переночевать у вас, но для начала выпью пару бокалов вашего лучшего вина – ответил я.
- Хорошо, присаживайтесь за любой столик – ответил он и полез в шкаф за своей спиной.
Я выбрал столик поближе к трем довольно разгоряченным людям, в надежде узнать побольше о здешних местах и событиях.
Через некоторое время Дармэн принес мне два бокала вина и удалился за свой столик.
Трое людей разговаривали довольно громко, и мне не приходилось особо напрягаться чтоб услышать, о чем они говорят
- Представляешь, я слышал, скоро здесь неподалеку будет турнир среди воинов и главным призом будет, знаешь что? – говорил один.
- Ну и что? – неохотно поинтересовался второй.
- Метеоритный шлем! – радостно ответил первый.
- Ха! – сказал третий, усмехнувшись – накой мне этот шлем? Чего я с ним делать буду? Они бы лучше лошадей давали. Они хоть в хозяйстве пригодятся – отрезал он их.
Тут я не выдержал и поинтересовался.
- А не подскажите, где будет проходить этот турнир? – спросил я у них.
- Да тут прямо в лесу. Тут есть одна поляна ну так вот там, и будет он проходить, он там раз в четыре года проходит – ответили они почти хором.
- Правда на нем никому ничего не светит, так как вот уже на протяжении трех турниров подряд побеждает один и тот же воин. И зовут его, кажется, Махрак. – сказал мне тот, который заговорил про турнир.
- Но я, во всяком случае, попытаю счастья – сказал им я, поставил второй допитый бокал вина и встал из-за столика.
Расплатившись с Дармэном за комнату и поблагодарив за хорошее вино, я стал подниматься по лестнице к себе в комнату на второй этаж. Но не успел я пройти и половины лестницы как услышал какой-то крик на улице.
Дверь таверны резко распахнулась, и внутрь с криком вбежал какой-то человек.
- Дракон! Дракон! Мы поймали дракона, теперь мы сможем сделать себе из его кожи отличную одежду! – радостно кричал он.
- Дармэн всем вина за мой счет! – крикнул он и выбежал из таверны.
Мне показалось, что это ужасно из довольно редко встречающихся у нас животных делать одежду. К тому же драконы всегда считались очень умными животными и довольно хитрыми. Наверно это был молодой дракон, что делало, на мой взгляд, его убийство еще более неразумным. И я решил во чтобы-то ни стало спасти его.

Лотарио

Луч света медленно переместился к моему глазу. Я проснулся. Это был такой своеобразный будильник. Расположение щели в досках чердака, на котором я жил было таким, что луч этот набегал на лицо ровно в полдень. Это было как раз то время, когда я мог, наконец, побороть свою лень и оторвать голову от подушки. И ни минутой раньше. Я поднялся на локтях, осмотрел свой чердак через маленькую щель в шторе, за которой спал и, убедившись, что чердак пуст, медленно откинулся на подушку снова. Пролежав так минут пять с открытыми глазами, в которые лился теперь уже поток дневного света, я всё же вылез и спальни и начал одеваться.

Одевшись, первым делом я снял висевшую на стене лютню и начал играть на ней весёленький мотивчик, чтобы поскорей отойти от сна. Продолжая играть, я посмотрел на дверь. Человек, стоящий за ней и смотревший в замочную скважину понял, что его заметили, по изменению ритма и мотива мелодии, и сразу прекратил своё занятие. Он меня ничуть не удивил. Он всегда так делает. Я доиграл, закончив на мажорном аккорде, отложил лютню на кровать, подошёл к двери и открыл её. Человек вошёл и поздоровался. Это был Дьюзан – посол короля. Я небрежно махнул рукой в сторону пыльного кресла, уходя в другой конец чердака, где был перекошенный умывальник. Этот жест можно было расценить и как знак приветствия, и как предложение присесть одновременно. Я не любил лишней вежливости. Перед тем, как сесть на кресло, Дьюзан кинул на стол кошелёк с деньгами. Я начал первым.

- Ты когда-нибудь перестанешь подглядывать за мной в дверную скважину? – я подставил руки под струю воды.
- А ты когда-нибудь будешь вставать к полудню? – Дьюзан, как мог, очистил кресло от пыли и присел.
- Нет. И мне плевать, что ты думаешь по этому поводу – я умылся.
- В этом твоя проблема – он осматривал чердак, как будто был в нём в первый раз – господи, как же ты тут живёшь? – добавил он автоматом, увидев, как огромный паук утащил только что снятую с огромной паутины муху в стенную дырку.
- Я знаю, знаю, ты мне морали читать пришёл?
- Нет – он расслабился, как будто осознал это только что.
- Работа снова?
- Да …
- Судя по такому раннему визиту, и по количеству денег в кошельке – что-то важное?
- Очень.
- Весь во внимании.
- Надо кое-кого найти и привести к нам.
- Кто он?
- Какой-то воришка.
- Какой-то воришка?
- Ну да, просто воришка.
Я вытерся полотенцем, которое было ещё более-менее чистым, и, подходя к Дьюзану, отбросил его в сторону.
- Так какого чёрта ты ко мне пришёл, если это просто воришка? Неужто, король теперь интересуется просто воришками? Давай ближе к делу.
- Вчера он убил Ракхима, почётного воина королевского отряда, трактирщик таверны недалеко от его дома видел их вдвоём пьяными. Дом Ракхима весь разграблен. Но это ерунда по сравнению со смертью такого высокопоставленного чина. Мы не можем этого так оставить.
- Такой вот «просто воришка».
- Да, обычный воришка. Не много ума надо, чтобы убить пьяного человека.
- Послушай, давай всё же ты не будешь мне читать учения. К тому же ещё и про «воришек». Не могу сказать, что я большой спец в этом вопросе, но уж получше тебя …
- Я тоже не хочу слушать от тебя учений – прервал он меня.
Я подошёл к столу и поднял кошелёк. Открыл, заглянул.
- Да вы что издеваетесь? Это за убийцу? Я знаю много воров, но убить человека …
- Не заставляй и меня высказываться второй раз на счёт твоих учений – снова прервал меня посол.
- Мало.
- Понятное дело. Сделаешь работу – будет втрое больше.
- Вы мне не доверяете после пяти лет службы?
- Мёртвым деньги ни к чему.
- Король как всегда оптимистичен – саркастически заметил я – Ладно. Как он выглядит?
- Расспроси трактирщика. Это твоя проблема.
- Впрочем, как обычно. Сроки.
- Чем скорее, тем лучше. Торопить мы тебя не можем. Хотя, такого лентяя грех не поторопить. Однако, тот вор может быть уже очень далеко от города. И на его поиски может уйти не одна неделя.
- Ты просто добродетель какой-то, спасибо за такую щедрость в сроках – почему-то, у меня было дурацкое настроение после этого разговора.
- И ещё – запомни, он нам нужен живым. Мять его ты можешь сколько хочешь, а вот жизнь в нём сохрани.
- Я тебе сто раз говорил, что я не убийца.
- Ты и сам знаешь, что есть только одно правило без исключения: нет правил без исключений.
- Какой же ты зануда! Проваливай отсюда уже! – он действительно начал мне надоедать.
- До свидания – сказал Дьюзан, вставая.
Я снова махнул рукой, уходя в другой конец чердака с целью побриться. Посол вышел и прикрыл за собой дверь.

Тиф

Ночь. Зарывшись в траву, я наблюдаю за большим отрядом королевского войска. Около полусотни воинов сопровождало трое магов. Они возвращались из дальних земель с налогами собранными там с крестьян. Увесистый сундук стоял на повозке, в которую было впряжено трое рысаков. Это и была моя цель. Бросок кортика, и точный укол в шею убивает часового. Подойдя к костру я взял горящее полено, и бросил его в палатку, которая выделялась среди остальных размером. В этой огромной палатке находился командир экспедиции и трое магов. Палатка вспыхнула как факел. Но уже через секунду над лагерем образовалась туча, и полил ливень. Командир выбежал из палатки, за ним трое магов. Увидев убитого часового и меня, ужа садящегося на повозку с сундуком, он тут же рявкнул команду. И из палаток, начали вываливаться войны. Они окружили меня. Только тогда командир подошёл ко мне.
- Как это понимать?
- Это ограбление, – невозмутимо ответил я.
На лице одного из магов блеснула улыбка, и ещё один умело пущенный кинжал запечатлел её навеки.
- Вы будите казнены немедленно, – рявкнул командир. Войны достали своё оружие и двинулись ко мне. Поняв, что сдаваться они не будут, я решил принять бой. Прочитав заклинание невидимости, я испарился. Подойдя к одному из воинов, я нанес уму удар кинжалом под рёбра. Он выронил меч, но я его подхватил. И начал неравный бой. Кровь лилась во все стороны, я вошёл в азарт и махал мечом как одержимый, продолжая расчленять уже убитых воинов. Заклинание невидимости уже прекратило своё действие, но это не могло меня остановить. Всё новые и новые воины, подходившие ко мне, ложились наземь. Кажется, воинов было уже не пятьдесят, а сотни две или три. Но они продолжали падать от моих мощных ударов. Это напоминало войну гоблинов с троллем, налетев на меня, они тотчас же отлетали назад. Но тут послышался пронзительный визг стрел, они градом посыпались с неба. Войны, окружавшие меня, попадали, но мне удавалось увернуться. Сотворив заклинание протекции над повозкой, я запрыгнул на нее и послал лошадей галопом. Я отъехал уже на приличное расстояние. Сняв протекцию, я обернулся, чтобы осмотреть сундук. Но там стоял тот самый командир. Взмах меча и я почувствовал холод стали на своей шее…
Я очнулся в сыром сарае, золотой канделябр который я стащил из дома Ракхима, упирался мне в шею. Холодный пот противно стекал по лбу.
- Сколько же я вчера выпил, если мне такое приснилось…
После того как я осмотрелся, мысли стали возвращаться в голову. Я вспомнил, что вчера решил отпраздновать свою маленькую победу, и пошёл в таверну, где купил пару бутылок рома, и пошёл шляться по улицам. Посидев в сарае ещё с пол часа. Я вспомнил, что мне нужно сдать украденные вещи ростовщику, потому что хранить их мне было негде. У меня был знакомый ростовщик, которому я часто сбывал украденное. К нему то я и направился. Выйдя из сарая, я понял, что стоит глубокая ночь. Даже луна не тревожит эту кромешную темень, но мои глаза, которые уже давно отвыкли от дневного света вполне хорошо помогали мне ориентироваться.
Дойдя до дома ростовщика, я постучал. Через минуту послышались шаги. Дверь открыл старик, лет семидесяти. Он сразу узнал меня, и пригласил в дом. Зайдя я поставил перед ним два мешка награбленного добра. Он принялся его пересчитывать и оценивать. Я верил ему и не проверял, тем более не торговался. Это был, пожалуй, единственный человек которому я мог бы доверять. Мы были почти друзьями, я часто рассказывал ему о том, как и что воровал, он в свою очередь часто давал мне наводки на богатых клиентов. Пока он перебирал золотые безделушки, я осматривал его дом. Дом был небольшой, одноэтажный. Красная черепичная крыша, бежевые стены, и цветы на подоконниках, делали сложным представить, что в этом доме хранилось столько денег, сколько не в каждом замке было. Однако окна были прикрыты коваными решётками, и дубовая дверь висела на тяжелых железных петлях. Эвзен, так звали ростовщика, закончил своё занятие и сообщив мне сумму, пошёл в подвал, где у него и хранились деньги, и заложенные предметы. Вход в подвал преграждала тяжёлая решётка, выкованная из железа. Достав из кармана ключ, он открыл её и спустился вниз. Я обратил на это внимание, раньше я никогда не видел, как он открывает эту дверь, но оказалось, что ключи он носит с собой. Эта мысль начала крутится у меня в голове как бешеная. Одинокий семидесятилетний старик, носит с собой ключи от подвала, в котором хранится золото в таких количествах, которые я и не видывал то никогда. Я стоял и смотрел на открытую решётку. Но тут стали слышны шаги, и Эвзен поднялся из подвала. Видимо поймав мой взгляд, он быстро закрыл решётку, и спрятал ключ в карман. Подойдя ко мне он дал мне мешочек с деньгами. Я не стал пересчитывать и тут же сунул его в карман. Но все ещё продолжал стоять, обдумывая свою мысль. Меня прервал Эвзен:
- О чём думаешь, сынок?
Этот наивный вопрос как нестранно меня сильно ошарашил. Поэтому с пол минуты я просто молчал. Потом ответил:
- Да так, просто одну вещицу я украл, подсвечник, понравился он мне, вот и не принёс к вам. А теперь подумал чего-то, зачем мне этот подсвечник, и куда я его дену, если у меня и дома то нету. А деньги они всегда пригодятся. Ничего если я тебе его чуть попозже занесу.
- Да заноси если не жалко, ты меня знаешь, дешевый товар я всегда готов купить.
- Ну вот и хорошо, до скорого. – И я вышел из дома.
По дороге к старому сараю, в котором я сегодня ночевал. В голове стал формироваться план. Приду, постучу, он откроет, впустит в дом, а там и делать нечего, ножом по горлу и делов то. Ключи у него в кармане, и видел я, что цепочкой к поясу прикреплены, нужно будет топор взять, цепочка не толстая, перерублю. А дальше все легко, открою клеть, спущусь в подвал, и там у меня будет около двух часов, чтобы вытянуть всё добро до рассвета. Надо бы поторопиться. Подняв с дороги, какую то палку, я обернул её в мешок, развернулся и пошёл обратно.
Стук. Старик открыл дверь. «Эко, ты быстро» только и успел промолвить старик, перед тем как получил кинжалом под челюсть. Затащив его вовнутрь, я кинул этот муляж подсвечника, который даже не пригодился, на пол. И начал обыскивать карманы, найдя ключи, я попытался их вытащить, но цепочка их крепко держала. Вспомнив, что я забыл взять топор. Я попытался порвать её руками. И это мне удалось. Достав ключи, я подбежал к решётке, и быстро подобрав ключ, шагнул в подвал. Там было темно, но на стене весел факел, взяв его и вернувшись в гостиную, чтобы зажечь его от свечи, я вернулся в подвал. Спустившись вниз, я обнаружил длинный коридор, по обеим сторонам которого были двери. Я решил начать с дальних. Но только я открыл одну из двери, я услышал шум в доме. Я тут же затушил факел и притаился.

Итлигор

Был рассвет, жёлтая листва ещё не успела опасть с величественных и могучих деревьев, однако птицы уже решили улететь на зимовье в менее суровые места, а крестьяне только-только завершили сбор зерна, и теперь отдыхают в городе, а точнее – в местных трактирах.
Однако, мне было особо не до отдыха, проснулся я очень тяжело –теперь на меня давили неимоверно тяжёлые и холодные цепи, которые покрылись не тающим инеем, и в прибавку к этому я был в клетке, которая начинала очень сильно жечь каким-то необычным огнём, если прикоснутся к её прутьям. Я попытался поднести цепь к прутьям, однако, вопреки моим тайным ожиданиям, что прутья расплавят цепи, ничего так и не произошло. Однако, и мне самому не представлялось возможности снять с себя цепи – пасть была тоже надёжно обмотана железом. Единственное, чем я мог относительно свободно двигать, – это был хвост, однако проку было от этого мало. Клетка моя стояла на ровно положенных камнях, на них же стояли и близлежащие строения с флагами, смысл которых я оценить не мог. Перед клеткой стояло два человека, похожих на тех же охотников, которые напали на мою родную стаю, только эти были не в железных доспехах, а в коричневых и зелёных одеяниях. Кто или что было за клеткой – я не мог этого узнать, так как и морду не повернуть, и не прослушать, так как слух очень сильно пострадал.
Так я лежал до заката солнца, пока к клетке не начал стекаться народ, похожий на охотников, стороживших мою клеть, только без оружия. Потом к моей клетке подошёл один высокий и тощий человек, который нёс в руке обрывок чего-то. Он повернулся к толпе лицом (ко мне, соответственно, в полоборота). Примерно минут десять он кричал в толпу что-то, попутно глядя в обрывок, что он кричал, я понять не мог, слышал лишь обрывки неизвестной мне речи – “сегодня, наконец, наш лорд Чопейн Карийянский… после одиннадцати лет неудач… почётная казнь… пиры…”. Когда он досказал свою речь, из одного самого высокого и большого здания вышел ещё один охотник. Я посмотрел на него и вдруг ощутил холодящую дрожь – он, сильно пошатываясь, подошёл к моей клетке, и я увидел, что одет он был не в зелёную материю, а в чешую настоящего дракона – такую я видел на некоторых других охотниках. Это повергло меня в необузданную ярость и одновременно вогнало в жуткий страх. Я со всей мощи шибанул хвостом по клетке, чем сотряс и её, и землю, однако получил и сильнейший ожог, который бурой отметиной испепелил четыре чешуйки на хвосте в месте удара. В руках у него была шест, длинной в половину его роста, на конце которого был синий прямоугольный камень с прямыми краями. «Молот» – пронеслось у меня в голове иноземное название оружия, которым обычно добивали павших на землю или умирающих драконов – к сожалению, в своё время мне пришлось видеть это собственными глазами. Лорд прокричал что-то в толпу, что та встретила бурным хлопаньем в ладоши и криками. Вдруг мою клетку открыли – однако при этом цепи начали холодить втрое сильнее, в результате чего я перестал чувствовать даже свой хвост.

Бормоча что-то, охотник неровной походкой подошёл ко мне, с ненавистью поглядел в мои потухшие глаза, потом взял обоими руками молот, размахнулся и с разворота круговым ударом (который дался ему с большим трудом) врезал мне в прямо в зубы с правой стороны. Мои глаза заволокла тёмная пелена, в голове сильно загудело, однако раскроенная челюсть не давала пока о себе знать никакой болью, наверно, холод подействовал. Лорд, похоже, немного растерялся от промаха и разозлился, и следующим ударом он с размаху, сверху вниз, ударил молотом мне прямо между глаз. Теперь зрение отказало полностью, так же как и слух с дыханием, но я мог чувствовать что с меня что-то стекает по морде, и что холод почему-то быстро ослабевает, зато нарастает тупая глухая боль. «Агония» – прошелестела слабая мысль. Следующий удар молота пришёлся мне в челюсть слева, и я его ощутил в полной мере взрывом колючих солнц, которые вдарили мне в мозг, так же как и шесть-семь выбитых зубов в пасти – холода не было, наверно, охотник попал по цепям когда бил, и теперь надо было этим воспользоваться, хотя сил и желания уже не было, хотелось полетать с отцом и просто спокойно поспать в родном гнезде… Однако, врождённый инстинкт зверя дал о себе знать – я без вздоха плюнул на лорда напалмом через выбитую щель в зубах, и он оказался весь облит жидким огнём. Те места, где его тело закрывала драконья кожа, были в безопасности, а вот лицо – отнюдь. Я сделал отчаянный толчок задними лапами и прыгнул на безумно орущего лорда, который тут же замолк, когда я подмял его под себя – я сделал ему одолжение. Потом я из последних сил издал громогласный рык, однако мне ответила тлеющая тишина и удаляющийся гул. Наверно, псевдоохотники убежали вместе со стражей. Я полежал очень немного, зная, что надо отсюда уходить, пока не пришли охотники, только уже в большем количестве. Попытавшись взмахнуть крыльями, я обнаружил, что оба крыла у меня порваны. Надо было где-нибудь спрятать свои пять метров с холки до хвоста хотя бы до завтра, однако лес был далеко…

Добавить комментарий

Рассказ первый, регистрация

16 сентября 2011 года

Лотарио

Город Вараклав, в котором родился и жил Лотарио был одним из самых крупных городов старинного Хадаганского аллода – Кайн-Агар. Жизнь в этом городе шла размеренной чередой. Каждый стремился найти себе полезное занятие по душе и заниматься им, принося пропитание себе и своей семье. Лотарио перепробовал много разных занятий, но нигде не добился значимых успехов, хоть и был он очень способным. Виною всему была его страшная лень. Он ну никак не мог заставить себя вставать рано утром и спешить в торговую лавку, кузницу или другое заведение, где ему приходилось работать. А вот бренчать с утра до вечера на своей лютне он мог вечно. Получались весьма неплохие мотивы, но, из-за скрытности натуры Лотарио, мало кто знал о его таланте лютниста и менестреля (так как он ещё и пел). В конечном итоге встал простой вопрос. Как жить без денег? Не сидеть же вечно на шее родителей.… А Лотарио было тогда уже 18 лет. Наверное, даже он сам не ответил бы Вам на вопрос, почему он стал вором. Не ответил бы, потому что Вы бы не сумели задать ему этот вопрос, для этого его надо было найти. Когда для пропитания себя Лотарио стал воровать, он ушёл из дома, дабы родители его по какой-нибудь случайности не стали бы предметом всеобщего презрения. Примерно раз в год он на пару дней заглядывал к своим родителям, которые, конечно же, просили его остаться дома. Где появлялся Лотарио все оставшиеся 363 дня в году, не знал никто, кроме самого Лотарио. Вероятно, он занимался не только воровством, так как в Вараклаве пошли слухи о том, что у главы городской стражи появился тайный лазутчик, который здорово помогает ему в раскрытии преступлений. Можно лишь предположить, что этим лазутчиком и был Лотарио, но с точной уверенностью можно сказать лишь то, что он вполне мог им быть, так как умение воровать не стало исключением из правил. Искусство передвигаться незамеченным по узким улочкам и плотным крышам города давалось Лотарио с той же лёгкостью, с которой ходили его пальцы по струнам лютни в те теперь уже редкие вечера, когда он тихо играл на ней, сидя на каком-нибудь заброшенном чердаке. Лет через 5 после того, как Лотарио ушёл из дома, слухи о нём совсем затихли. Вряд ли хотя бы в одной таверне Варклава вы смогли бы услышать про него какую-то информацию с давностью меньше чем месяц. Скорее всего, он покинул эти края.

Тиф

Тиф – вор. Будучи сиротой, вырос на улицах Хадаганского города, Карийян, где ему не приходилось ждать милости. Начинал с карманных краж, сейчас уже часто заглядывал в богатые усадьбы. Жизнь сделала его безжалостным. Поэтому он не брезговал убить владельца усадьбы во сне. Открытых поединков избегал, он хоть и был очень ловок, но боевые искусства всегда давались ему тяжело. Кражи были не единственным источником доходов Тифа. Он любил деньги, и редко что его могло остановить, когда он придумывал новый план. Шантаж, шпионаж, ложь и вымогательство всё это было привычным делом для Тифа. В предыдущем посте вам о мне кое что рассказали, теперь скажу я сам. Вы знаете, я сирота, но даже не думайте высказывать свои соболезнования, ибо я рад этому. В семье я не вижу плюсов. Когда мне говорят слово семья, я сразу начинаю думать об этом как о методе давления для вымогательства. Семья это слабое место большинства людей, я рад, что лишен его. Рос я на улицах, и я не могу сказать, что они меня чему-то научили. Улицы Карийяна молчаливы, и пропитаны ненавистью. Недоверие вот главное чувство у людей идущих по этим улицам. Как и все бродяги, я занимался попрошайничеством, пятилетнему ребёнку кидали куски хлеба, непросто так конечно, за эти крохи мне приходилось таскать тяжёлые тюки. Меня часто обманывали и не давали вообще ничего за работу. Я помню, как первый раз своровал, один господин обещал мне целую медную монету, за то, что я уберусь в его саду. Но когда я закончил он лишь покрутил ею у меня перед носом и прогнал. Именно тогда я первый раз запустил руку с чужой карман. Я осторожно вытянул руку вместе с тряпичным мешочком, в котором чувствовались монеты, и тут же спрятал в лохмотьях своих одежд. Кому-то эта история покажется грустной, но для меня нет счастливее момента, чем тот. Тогда, после этого я пошёл в таверну, чтобы утолить тот невыносимый голод, который преследует каждого живущего на улице. Но после того как я съел две самые вкусные отбивные в своей жизни, я обнаружил, что кошелька при мне уже нет. Однако я не расстроился теперь я знал где брать деньги. Я занимался карманным воровством, и первые года шли очень гладко, очень редко когда меня кто-то замечал. Но позже меня стали замечать всё чаще, я только потом понял в чём тут дело. Просто Хадаганцы из-за своей надменности, не могли предположить, что их может обхитрить ребёнок, и теряли бдительность. Поэтому к 15 годам мне пришлось несладко, я проводил многие дни в тренировках, и это дало свои плоды. К 17 годам не было ни одного кармана, в который я не мог бы залезть, но даже самые богатые хадаганцы из-за своей недоверчивости не носили с собой большое количество денег. Однажды в одном из кошельков я обнаружил ключ. Ключи я находил и раньше, но не придавал им значения, и обычно выбрасывал. Тогда же, глядя на ключ, я понял, что мне надо делать. Той же ночью я пробрался к дому того торговца. Открыв дверь, я вошёл внутрь. Тогда я почти не думал об осторожности, я просто хотел найти золото, настоящее золото. До того дня я ни разу не держал в руках золотых монет. Дом был не слишком большой, и первая дверь, которую я открыл, оказалась дверью в спальню торговца. Дверь предательски заскрипела. Торговец тут же спрыгнул с кровати, было такое чувство, что он и не спал вовсе, а просто выжидал пока я зайду. Он схватил кинжал лежавший на ночном столике и бросился на меня. Я увернулся и тут же всадил ему в спину нож, который я всегда носил с собой, чтобы можно было бы перерезать верёвку, которой многие люди привязывали кошелёк к поясу. Так я первый раз убил. При этом все, что я почувствовал, это облегчение. Облегчение оттого, что теперь я могу спокойно заняться поисками тайников. Сейчас я уже не занимаюсь карманным воровством, в основном только усадьбами, но если ещё где нить подвернётся какой нить случай, то с радостью им воспользуюсь. Живу я небогато, хотя денег на житьё хватает, даже откладываю немного. Хочу накопить денег на обучение магией. Сейчас всё что меня может остановить это магические ловушки, с которыми у меня тоже было очень неприятное знакомство. Но об этом расскажу позже, начинают сгущаться сумерки, лучшее время для воров. Натренированный глаз в сумерках видит не хуже чем днём, а для других это почти потёмки.

Лакремонт

Лакремонт был потомственным дворянином. Его отец входил в постоянную свиту короля Язеса. И отец отца, и прадед отца, а вот правнук традицию, увы, не продолжил… Отец к 25-летию Лакремонта почил с миром, был похоронен с великими почестями и даже сам король посетил церемонию. Больше родственником у него не было. Последний раз Лакремонт был при дворе именно на церемонии похорон отца, куда он вызван из своей очередной ссылки. Но и тех немногих дней ему хватило, что бы подтвердить свою репутацию ловеласа и дуэлянта. Лакремонту можно было доверить миссию любой важности, он как человек слова был гарантом выполнения, даже ценой собственно жизни, но ему совершенно нельзя было доверить женщин. Обладавший не только наследственной славой предков, но и собственной славой доблестного рыцаря возглавившего поход на орков совершавших набеги на приграничные деревни, он пользовался заслуженной благосклонностью у женщин. Его философский, изысканный подход к делу, стихи, серенады и хорошие внешние данные были эффективно разящим оружием любви. По чести, говоря, он был на этот раз не так уж и виноват. Он всего лишь посвятил стих наследной принцессе, за что был вызван на дуэль воспылавшим ревностью Канийским принцем, – главным претендентом на руку и сердце непреклонной красавицы. По некоторым политическим соображениям король был вынужден отдать совою дочь за канийца к ее 16-летию. Принцессе было еще только 15, а она уже давала повод королю для беспокойства. Он знал к чему, могут привести все учащающиеся ее встречи с Лакремонтом. Как уже не раз случалось, вышедший на дуэль с Лакремонтом теряет или лицо или жизнь. В последствии принца ждали целители, а Лакремонта выговор короля и ссылка в академию некромансеров. Король дуэлей при дворе не терпел, и не будь Лакремонт потомком столь заслуженного рода, чей родовой замок, с точки зрения фортификации был даже более не преступен чем королевский дворец, хотя и не так красив, не избежал бы аристократической плахи с меча украшенного серебром. Как водится, при академии некромансеров должна быть стража не только из магов, но и из воинов. Начальником стражи в наказание за свои дворцовые, любовные похождения был назначен Сер Лакремонт. Сосланный в это, казалось бы, безнадежное для продолжения своего прежнего образа жизни место, он тем не менее и там нашел юную несознательную особу, которой, кстати, тоже очень понравился.

Св. Клавиус

Святой Клавиус родился в Гульготире, столице готирской империи. С детства его не любили его сверстники так как он часто слышал голоса в подсознании, ну и вообще отличался от остальных. Учился он в воскресной школе. Закончив её – стал священником. Орден инквизиции, поначалу, не находил применения на территориях великой империи, и занимался просвещением “неверующих” и наказанию “неверных”. Но после того, как мёртвые начали вставать была отмечена удивительная способность уникальной магии Святого ордена. По одному жесту священника зомби, что поднимаются чёрной магией некромантов, ложились на землю и превращались в прах. С тех времён Святой орден стал иметь огромный вес в политических кругах, и стал пользоваться признанием народа. Клавиус по настоянию архиепископа “упокоил” несколько кладбищ, что посылали свои “чёрные зёрна”, поднимаемые из под земли, в лице мертвецов на близ лежащие земли. Это снискало ему славу и почёт. После смерти архиепископа Клавиус занял его место, и стал править Святым орденом. Император уважал Клавиуса, и доверял ему многие секреты. Может это было обусловлено тем, что Клавиус умел читать мысли, а может тем, что узнай Клавиус об утаенном – Клавиус его обвинит в измене матери Церкви и приговорит к сожжению… Сейчас сложно сказать точную причину. Но Клавиус видел сны, в которых, якобы, с ним говорил Творец. Как там было на самом деле – знаит только сам Клавиус, но действительно, он был наделён огромной силой, которой мог бы позавидовать любой стихийный маг.

Итлигор

Молодой дракон, которого судьба прогнала из родных скал Эрафии, что была не отмечена на картах аллода – мифические охотники за головами драконов оказались былью, и теперь они пришли на рейд уже на его родину. До их прихода стая Итлигора, можно сказать, процветала – в степях было достаточно дичи, да и протекающая река в часе лёта от пещеры – хороший вариант. Однако, огнедышащие птицы совершенно не были готовы встречать столь враждебно настроенных иноземцев, и после двух провальных для них битв решили улететь с насиженных мест, дабы сохранить потомство и собственные жизни. Однако же Итлигор оказался в трудной ситуации – его полуживого захватили в плен охотники, но он вырвался и из последних сил долетел к неизвестному ему лесу. Свою стаю, конечно же, уже шансов найти не было, но выживать нужно было однозначно…

Эрион
Деревушка Сармэна, в которой я родился, была маленькой и располагалась прямо на окраине Кайнагарского леса. Отец мой Эрион старший был хорошим воином, но когда мать была еще беременна за ним пришли какие-то люди и куда-то увели. Больше мы его не видели. Говорят его забрали в другой мир и там он стал королем, но как оно было на самом деле мне не известно. Мать моя Фрэя воспитывала меня до 5 лет, пока ее не поразила какая-то болезнь и она не умерла. Так у меня остался только дядя кузнец, у которого я и поселился. Он обучил меня мастерству изготовления клинков, надо сказать он был хороший мастер, к нему даже приезжали рыцари и заказывали подарочные мечи. Он славился на всю округу. Но меня всегда как-то больше привлекали битвы, воины, орки, тролли и я слушал с открытым ртом рассказы проезжавших через нашу деревню рыцарей.
Когда мне исполнилось 10 лет я уже неплохо владел мечем, хотя как можно назвать мечем оружие для 10 летнего мальчика, которое мне выковал мой дядя.
Мы с местными парнишками всегда дрались на палках и представляли как берем очередную крепость, но это были всего лишь детские забавы. В возрасте 15 лет в моей деревушке мне уже не было равных среди моих сверстников и ребятишки поменьше старались походить на меня и всегда бегали за мной и пытались завалить меня, иногда у них это получалось и они радостно бежали домой крича: Мы победили Эриона!, меня это забавляло. Однажды, прямо в день моего 18-ти летия в нашу деревню приехал воин, даже не то чтобы воин, а странник. Он представился Арагорном. Мне, когда я был еще совсем маленьким, дядя рассказывал, про таких воинов, они путешествуют не только по аллодам, но и по другим мирам, как им это удается никто не знает и поэтому их все сторонятся. Все кроме ребятни, они всегда обступают их толпой и пристают с расспросами, но эти воины редко отвечают, как правило они молчаливы.
Как-то так получилось, мы с ребятами проводили свой маленький турнир и не заметили, как он подъехал на своем коне к нам. Заметив его мы остановились и стали пристально смотреть на него. Он посмотрел на нас и ничего не сказав поехал дальше. На следующий день, когда я шел к дядя в кузницу, я столкнулся с ним на улице. Взглянув на меня он сказал, что видел как я вчера дрался и что из меня выйдет отличный воин. 18 летнего парня, слова такого воина сильно впечатлили и тогда я определился, что буду воином, таким как Арагорн. Через полтора года умер и мой дядя, теперь меня ничто не держало в деревне. Взяв меч отца, я отправился по аллоду в поисках приключений и новых друзей.

Добавить комментарий

 
[IMG]

Вадим Венедиктов

Физик, дизайнер интерфейсов, блоггер, создатель Симплога и Таксовика.